15 декабря 2018, суббота, 22:53
Спасибо вам
Рубрики

ФСБ против космоса

4

Почему бизнес и наука в России не вписываются в «национальную безопасность».

"Роскосмос" может потерять один из крупнейших заказов на коммерческие запуски из-за позиции ФСБ – в ведомстве считают проект по обеспечению планеты доступным спутниковым интернетом угрозой для национальной безопасности, сообщает "Настоящее Время".

"Гарантии, что система спутниковой связи не носит разведывательного характера и не сможет нанести ущерб интересам личности и общества Российской Федерации, носят в большей степени декларативный характер и не могут быть достоверно проверены российской стороной", – говорил представитель ФСБ Владимир Садовников на конференции в Москве. Его слова цитировало Reuters.

Компания OneWeb планирует развернуть сеть из небольших спутников на низких орбитах. Планируется, что аппараты будут раздавать интернет на высокой скорости. Подключиться можно будет из любой точки Земли. Общее число спутников, по данным компании, может составить от 882 до 2620.

Часть этих аппаратов планировалось выводить с помощью российских ракетоносителей. Среди потенциальных конкурентов OneWeb есть Space X Илона Маска, поэтому контракт с российским космическим агентством был логичным шагом для OneWeb.

В контракте с "Роскосмосом" речь идет о двадцати одном запуске с трех космодромов: Байконур, Восточный и Куру во Французской Гвиане. Всего "Роскосмос" может выполнить заказов на один миллиард долларов. Источники "Коммерсанта" предположили, что Россия так же из-за позиции ФСБ может потерять контракт на ракеты "Протон", по которому центр Хруничева мог получить до полумиллиарда долларов. Взамен участия в создании глобальной группировки представитель ФСБ рекомендовал запускать свою сеть спутников.

"Единственным действенным способом противостоять угрозам, возникающим от развертывания иностранных глобальных систем спутниковой связи для обеспечения широкополосного доступа в интернет, особенно в районах Арктики и Крайнего Севера, является ограничение их использования на территории Российской Федерации и развитие конкурентных отечественных систем связи с аналогичным функционалом", – говорил Владимир Садовников.

Утечка мозгов и бегство капиталов

Из России уезжает все больше ученых, это признают даже в Академии наук. Число эмигрировавших специалистов за последние три года возросло вдвое.

Этим летом Boston Consulting Group провели исследование и выяснили, что получить работу за границей стремится ровно половина российских ученых, а также 52% топ-менеджеров, 54% IT-cпециалистов, 49% работников инженерных специальностей и 46% врачей.

Уезжают из России и многие крупные инвесторы в высокие технологии. Чаще всего причиной эмиграции становится давление властей или сложные условия для занятия наукой.

Михаил Кокорич. США. Предприниматель в области космонавтики.

В 2012 Кокорич создал компанию "Даурия" – она занималась разработкой и запуском первых в России частных космических спутников. "Даурия" вполне успешно сотрудничала с "Роскосмосом", но все изменилось в 2014 году. Кокорич еще с нулевых поддерживал оппозицию: сначала Немцова и Ходорковского, потом Навального. На эту прихоть успешного ученого и бизнесмена власти долго не обращали внимания. После аннексии Крыма и начала вооруженного конфликта на Востоке Украины против компании Кокорича стали активно пытаться заводить уголовные дела. Кокорич был вынужден переехать в США. Через год он продал свою долю в компании – работать в России стало невозможно.

"В НАСА есть космическая программа, есть понятная процедура выбора компании, тендеров, есть понятная процедура лоббирования. А в России это не так, к сожалению. В России все зависит от предпочтений одного-двух человек, что наслоено на кучу слухов относительно тебя. Поскольку я жил в Америке, то люди в погонах стали всем шептать, что я американский шпион", – говорил он в интервью проекту "Русские норм!" издания The Bell.

В США Кокорич основал компанию Momentus Space - она занимается космической логистикой и транспортировкой. Сейчас компания занимается разработкой ракетного топлива на основе воды – это в разы удешевит путешествия в космосе.

Тимур Артемьев. Великобритания. Инвестор

В 1997 году предприниматели Евгений Чичваркин и Тимур Артемьев создали компанию "Евросеть". Впоследствии она стала крупнейшим в России сотовым ретейлером. Осенью 2008-го в компании прошли обыски, после чего теряющие бизнес Чичваркин и Артемьев подписали соглашение о продаже "Евросети" структурам предпринимателя Александра Мамута. Чичваркин под угрозой уголовного дела эмигрировал в Великобританию, Артемьев последовал за ним.

"Я принципиально пока что являюсь гражданином России, хочу жить в России, хочу вернуться в Россию. Я не очень себе представляю, как это возможно с текущей пропагандой, ментальностью и так далее", – рассказывал инвестор The Bell.

Сейчас Артемьев живет в Лондоне и занимается инвестициями. Биохакинг, полеты на Луну и продление жизни – бизнесмен старается поддерживать ученых-выходцев из России. Он спонсировал разработку лекарств от старения, которой занимался биолог Александр Жаворонков и крупнейшую туристическую онлайн-компанию в России "Островок" Сергея Фаге.

Павел Черкашин. США. Венчурный инвестор

По словам управляющего фондом GVA Capital Павла Черкашина, который уехал в Кремниевую Долину в 2014 году, в России для инвесторов, которые хотят получать прибыль выше 20%, ничего не осталось. Все потому, что в России в бизнесе и в науке слишком много предубеждений. В Калифорнии все иначе.

"Неважно, из Дагестана ты, Курдистана или Казахстана. Если ты приехал в Долину, ты что-то сюда привез. Или крутую идею, или капитал, или какой-то сервис, который поможет объединить идеи и капитал. Люди из Ирана и Израиля прекрасно находят общий язык. Даже если у людей есть культурные или психологические предубеждения, то, когда они садятся, чтобы решить деловые вопросы, эти предубеждения убираются. В России эти предубеждения я чувствую всегда", – объяснял он в разговоре с The Bell.

Сейчас Павел Черкашин занимается инвестициями в искусственный интеллект, блокчейн и беспилотные автомобили.

"Государство воюет с идеей интернета"

На прямой связи со студией Настоящего Времени Виталий Егоров, бывший специалист по связям с общественностью российской частной космической компании Dauria Aerospace, и Федор Скуратов, сооснователь компании Combot и одноименного сервиса для управления чатами в Telegram.

— Государственные интересы, государственная безопасность и занятие высокими технологиями в России противоречат друг другу, трудности какие-то в этом смысле возникают оправданные или неоправданные? Или нет, как вы считаете?

Егоров: Понятно, что у каждого свои интересы. Но я думаю, что тут может быть как противоречие интересов, так и совпадение, потому что вопросы государственной безопасности точно так же связаны с высокими технологиями, и высокие технологии отлично могут служить государственной безопасности. Например, та же самая Dauria, я уже полгода не являюсь ее сотрудником, и сейчас компания находится не в самой лучшей ситуации, была готова выполнять заказы в интересах госбезопасности, создавать, условно, спутники-шпионы или спутники для ретрансляции. Но в России не проработана просто законодательная база для этого. Даже если условные шпионы или условные защитники государственной безопасности решат воспользоваться услугами частников, им придется это делать по привычке нелегально. Потому что легально в России нет законов, чтобы можно было вот так пойти государственному органу или государственной службе заказать какую-нибудь космическую услугу.

— О законах поговорили. Я вижу у Федора выражение лица человека, который может много рассказать о законах и процедурах в этом смысле.

Скуратов: По поводу невозможности государства и окологосударственных структур просто пойти что-нибудь купить – да, безусловно, и проблема не только в космической отрасли, проблема, наверное, везде. На мой взгляд человека с рынка, она в первую очередь лежит в области регулирования и практики тендерных закупок. На рекламном и сервисном рынке распространено мнение, что только очень странные люди участвуют в госзакупках или во всем, что отдаленно даже связано с государственными тендерами.

— Понимаете, какая штука. Если государство может вмешаться в частную инициативу и сказать: "Давайте не будем запускать спутники, они навредят нашей стране, делайте что-то полезное для нас (я не знаю, военные разработки)", то в ответ хотелось бы, конечно, видеть прозрачность изготовления этих военных разработок, то что называется честные тендеры. С этим как дела обстоят?

Егоров: Здесь насчет честности тендеров мне сложно говорить, потому что Dauria выиграла лишь один тендер государственный на разработку двух малых космических аппарата для "Роскосмоса", и это был единственный пример за всю историю российской частной космонавтики, когда частная компания выиграла именно государственный заказ на изготовление конечного продукта, а не какой-то там части или части работы. Но, к сожалению, компания не справилась с этой задачей.

— Федор, вопрос конкретно про ситуацию. Если источники "Коммерсанта" правильно говорят, и не запустят спутники со спутниковым WiFi по просьбе ФСБ, – это хорошо для России или плохо, на ваш взгляд?

Скуратов: Это и хорошо с точки зрения государственной безопасности, потому что контролировать, безусловно, это сложно, и плохо, потому что это главная проблема нынешнего влезания государства в регулирование интернета, диджитала и всего этого. Это создает нездоровую атмосферу, это противоречит идеям. Когда государство воюет с идеей интернета и с идеологией интернета, людям ничего не остается, кроме как валить.