11 декабря 2018, вторник, 8:45
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Цензура на опережение — не выход

1
Мара Тамкович

Что произошло на юбилейном международном кинофестивале «Лістапад».

Новация Министерства культуры — отказаться от услуг дирекции и самому заниматься отбором участников национального конкурса — ставит под вопрос статус всего торжества.

О перспективах киноиндустрии в Беларуси мы поговорили с молодым режиссером Марой Тамкович. Неожиданно даже для многих киноведов ее фильм «Дочь» стал победителем национального конкурса в номинации «Игровое кино», сообщает «Радыё Свабода».

— Получив международный статус, белорусские организаторы сейчас ставят «Лістапад» в один ряд с Берлином, Венецией, Каннами и другими топовыми кинофестивалями. Насколько это корректно?

— Фестивали во всем мире растут как грибы, их тысячи. Но аккредитованных не так много, чуть больше 50. С моей точки зрения, очень важно для страны, чтобы было хоть одно такое мероприятие. Мы не говорим о том, что приехать в Минск и показать премьерную ленту так же престижно, как в швейцарском Локарно. Но если нет ни одного фестиваля, аккредитованного FIAPF, это уже несуществование на фестивальной карте в принципе.

Конечно, среди аккредитованных есть более и менее престижные. Подобные вопросы, например, звучат по отношению к Варшавскому кинофестивалю, который также должен конкурировать за премьерные показы с Каннами или Берлином. И он конкуренцию проигрывает…

Но не думаю, что стоит говорить: «Ой, совсем не важен, этот локальный междусобойчик»… Аккредитация существенна и для торжества, и для страны.

— Скандалом № 1 нынешнего «Лістапада» стала новость об исключении членов дирекции из состава экспертной комиссии Министерства культуры. В ответ на это во время церемонии закрытия жюри кинопрессы Fipresci озвучило солидарную позицию: государственная цензура недопустима. Видимо, мало где такое случалось...

— Я надеюсь, что чиновники все же переосмыслят свой подход — действовать на опережение, чтобы отсечь нежелательный контент. И если раньше не доходило до скандалов вокруг отбора, это не означает, что не было вопросов.

Хочу верить, что нынешняя практика не станет традиционной: работы должна отбирать дирекция и сообщество кинематографистов. Это вещь принципиальная. С одной стороны, у нас зачастую ищут крамолу там, где ее просто не существует, где нет никакой идеологической опасности. С другой — делать вид, что мы живем в какой-то другой реальности, тоже не имеет смысла.

— Означает ли пристальное внимание государственных структур, что белорусские авторы вынуждены включать в себе внутренних цензоров, дабы их работы априори не попали на полку?

— Будут ли творцы снимать более осторожно? Надеюсь, нет. И это касается не только белорусской цензуры, так как у каждого фестиваля есть своя специфика, свои ожидания, которые более-менее чувствуются. Но когда начинаешь что-то делать, думая о том, как бы вклиниться в заданные рамки, почти всегда получается, простите, чушь. То же самое будет, если начнут снимать под ожидания Минкульта,как бы заранее убирая крамолу...

Нет смысла заниматься самоцензурой. Надо снимать то кино, которое хочется, которое чувствуешь, и потом искать фестивальные площадки. Будет очень печально, если «Лістапад» в результате превратится во второстепенное мероприятие даже в смысле показа белорусских лент.

Не знаю, как сделать, но нужно объяснить чиновникам: глуповато заниматься цензурой на опережение. Хорошее кино должно быть проблемным, это азы кинодела. А если конфликта нет, когда пытаются вычесать из нашей действительности все, что придает ей цветовую гамму, оставив отполированную поверхность, — это ни о чем.