10 декабря 2018, понедельник, 15:10
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

«Купил Honda, отремонтировал, теперь ее забирают»

8

Очередная история о залоговом автомобиле.

История, приключившаяся с жителем Бреста Денисом Подобедовым, показывает, что покупка подержанного автомобиля в Беларуси может стать рискованной авантюрой. Даже если вам удалось поставить машину на учет, нет гарантии, что через несколько месяцев не поступит повестка из суда, мол, верните-ка залоговое имущество, пишет onliner.by.

Узнать об обременении транспортного средства можно за деньги — минимальный пакет из трех запросов стоит 16,8 рубля. Покупатель проблемного Honda Insight рассказывает о судебных перипетиях и неоднозначной позиции банка.

На момент покупки сделка казалась выгодной даже с учетом ремонта Honda

— Собирался приобретать автомобиль. Знакомые подсказали, что продается Honda Insight, — рассказывает Денис Подобедов. — Машина находилась в аварийном состоянии. Но даже с учетом ремонта покупка казалась выгодной сделкой.

По словам молодого человека, он созвонился с директором организации, которой принадлежало транспортное средство (ООО «Магенгрос»). При первом осмотре сделал снимки, посоветовался с сотрудниками автосервиса, в котором планировал восстанавливать автомобиль. Те назвали примерную стоимость ремонта, и окончательное решение было принято.

— В августе 2017 года провели сделку. Стоимость составила 5200 рублей. К зданию МРЭО машину привезли на лафете, так как она была не на ходу, — продолжает покупатель Honda. — В ГАИ без вопросов переоформили автомобиль на меня в тот же день. Никаких проблем не возникло. Директор ООО «Магенгрос» про залог ничего не говорила.

«Даже не возникало мысли, что транспортное средство имеет обременение»

Машина находилась в аварийном состоянии, утверждает Денис Подобедов. Судя по данным ГАИ, Honda дважды попадала в ДТП — 18 июня 2016 года и 3 апреля 2017 года, в результате чего были повреждены кузов, аккумулятор, электрооборудование.

— Когда понял, что буду покупать автомобиль, взял кредит, заказал двигатель и коробку переключения передач, кузовные элементы, фару и стал все восстанавливать, — рассказывает житель Бреста. — Работы предстояло немало. На кузовных элементах были повреждения, царапины, на крыше — вмятины.

По словам собеседника, ремонтные работы заняли около трех месяцев: «Когда стали смотреть детально, то возникли вопросы по одному, второму, третьему... В конечном счете пришлось потратить больше, чем планировал изначально».

«В результате я ничего не выиграл. За потраченную сумму можно было бы купить подержанную машину в хорошем состоянии»

Договор купли-продажи был заключен в августе 2017 года. Пока новый владелец приводил Honda в порядок, у фирмы, продавшей автомобиль, дела шли все хуже и хуже. Оказалось, ранее ООО «Магенгрос» обратилось за кредитом, в частности, в «Белорусский народный банк».

Однако обязательства по кредитному договору компания выполнять перестала, ее признали должником, была назначена антикризисная управляющая, и сейчас фирма проходит стадию банкротства.

Казалось бы, при чем тут новый хозяин машины?

Денис Подобедов говорит, что не знал о проблемах компании, и по идее его это не должно было волновать. Если бы не одно «но».

— В мае этого года мне пришла повестка из экономического суда Брестской области, — рассказывает собеседник. — Тогда я узнал, что Honda Insight, как и несколько других автомобилей, находилась в залоге у банка. Во время заседания поднимался вопрос о признании сделки ничтожной, так как, по мнению истца, стоимость машины была занижена, и сделка совершена не в пользу фирмы, которая то ли шла к банкротству, то ли уже стала банкротом.

Как утверждает экс-владелец Honda, об обременении транспортного средства он узнал во время судебного заседания:

«Я считал это какой-то ошибкой. В ГАИ же переоформили автомобиль, сделка совершена легально, у меня на руках все документы... Директор фирмы, у которой я покупал Honda, о залоге не упоминала»

По словам молодого человека, на первое заседание он пришел без адвоката и оценивал свои шансы как невысокие. Он предоставил документы, чеки об эвакуации и ремонте, призвал в качестве свидетеля сотрудника СТО, проводившего работы. Стал доказывать, что машина находилась в аварийном состоянии и дороже не стоила. Иск был отклонен.

— Я решил, что история на этом закончена, и продал автомобиль, — говорит Денис Подобедов. — Сделка была совершена через две недели. Умышленно выждал срок, в течение которого могла быть подана апелляция.

Конечно, этот момент кажется весьма странным в силу открывшихся обстоятельств. Почему владелец Honda решил так быстро избавиться от проблемной машины?

Денис Подобедов, впрочем, утверждает, что принял решение гораздо раньше:

— Honda Insight — интересный и необычный автомобиль. Но когда я поездил, понял, что мне нужна машина помощнее. Еще зимой выставил на продажу. Периодически мне звонили. Вскоре после заседания суда нашлась покупательница. Мы оформили сделку в ГАИ, процедура прошла без вопросов.

— Предупреждали ли покупательницу о проблемах юридического характера? — спрашивают журналисты.

— Этот момент не оговаривался. Я считал, что раз суд был выигран, значит, автомобиль свободен от каких-то моментов. Тем более что переоформление прошло успешно.

Продолжение: признать сделку ничтожной

Однако вскоре в суд Каменецкого района был подан еще один иск, в котором антикризисная управляющая (выступавшая истцом) просила, в частности, признать сделку купли-продажи недействительной и наложить арест на Honda. Во время рассмотрения дела приводились весомые аргументы: ООО «Магенгрос» не выполнило обязательства по кредитному договору, машина находилась под залогом, залогодержатель не давал согласия на совершение сделки.

— Я сказал, что с иском не согласен, поскольку считаю себя добросовестным покупателем, — продолжает Денис Подобедов.

В суд также была вызвана нынешняя владелица Insight, у которой автомобиль, по информации молодого человека, находится в пользовании в данный момент. Она иск также не признала.

— После суда мы разговаривали со Светланой. Я успокоил ее, объяснил, что мы правы, — утверждает экс-владелец Honda. — Я ведь машину не украл, в ГАИ все переоформили.

«Договорились, что в худшем случае верну деньги»

После этого Денис Подобедов вплотную занялся выяснением ситуации: обращался в банк, был на связи с директором ООО «Магенгрос».

— Мне удалось выяснить, что до совершения сделки руководитель фирмы звонила в банк, запрашивала разрешение на продажу автомобиля, — заверяет молодой человек. — Там было получено устное согласие.

В редакции Onliner имеется аудиозапись разговора, во время которого звонящая представляется сотрудницей «Магенгрос» и обращается к мужчине по имени Сергей за разрешением о продаже транспортного средства. Собеседники обсуждают подробности, в том числе то, «какая сумма поступит в банк».

— Ну хорошо. С учетом тех данных, что вы дали по двигателю, по фото видно состояние, там повреждения... Значит, вынесем вопрос по сумме, которую вы назвали, — признает мужчина.

— Так что, я могу ее продавать или не могу? — спрашивает женщина.

— Ну как вам сказать... Вы можете ее продать, грубо говоря, на свой страх и риск. Так как у меня нет формального подтверждения, но я как специалист нашей службы по работе с проблемными активами полагаю, что это целесообразно, и эту сделку мы подтвердим.

— Я не хочу на свой страх и риск брать... Я не хочу подводить человека, чтобы у него потом...

— Я вам как бы называю такие понятия... Полагаю целесообразным эту сделку сделать. К понедельнику уже будет у нас готово допсоглашение о расторжении договора.

— Хорошо. Значит, я занимаюсь продажей этого автомобиля.

— Да.

Более того, во время заседания суда удалось получить подтверждение этой информации. Ответчик подал ходатайство с просьбой предоставить акт, который был составлен во время заседания комитета по проблемным активам банка. Такой документ был получен. В нем, в частности, сказано: «В результате работы по принудительному взысканию задолженности с ООО „Магенгрос“ от представителей общества поступило об исключении из состава залогового имущества по договору залога <...> Honda Insight 2010 г. в. <...>, в случае поступления <...> суммы погашения в размере 2400 долларов США».

— Но, как говорит директор ООО «Магенгрос», она не получила этот документ, — уверяет Денис Подобедов. — Если бы он был подписан, то машина была бы выведена из залога. Однако этого по какой-то причине не произошло.

В письменных объяснениях представитель банка сообщил по этому поводу следующее: «Причинно-следственная связь между отчуждением заложенного легкового седана 18 августа 2017 года и получением банком 2400 долларов США по приходному валютному ордеру от 21 августа 2017 года отсутствует».

Сторонам (антикризисному управляющему и Денису Подобедову) было дано время на заключение мирового соглашения, однако достигнуть его не удалось.

— Фактически мне предложили оплатить стоимость автомобиля еще раз, — говорит молодой человек. — Получается интересная ситуация. Я купил машину, ее на меня переоформили. Организация получила деньги и, вероятно, за эти средства частично погасила долг. А теперь мне говорят: заберем-ка мы еще и автомобиль! Ну а если хочешь оставить, то заплати за него еще раз.

Доводы ответчика о том, что он не знал о залоге на машину, суд посчитал несостоятельными. Решение было таким: признать обе сделки по купле-продаже Honda Insight ничтожными. Покупательница должна вернуть Денису Подобедову автомобиль, а он ей — 5800 рублей. В свою очередь молодой человек должен передать спорное транспортное средство ООО «Магенгрос», с которого впоследствии взыщут 5200 рублей.

Денис Подобедов воспользовался возможностью обжаловать данное решение и направил апелляцию.

Антикризисная управляющая: формальных препятствий для регистрации договора купли-продажи автомобиля не имелось

История выглядит неоднозначной, в особенности без комментария других участников процесса. Мы попросили ответить на интересующие нас вопросы антикризисную управляющую Ренату Бобель, которая выступает истцом в суде.

— Как сложилась ситуация, при которой предприятие (ООО «Магенгрос») прекратило выплачивать кредит? Почему в роли ответчиков оказались третьи лица — например, Д. Подобедов?

— Так же, как и у тысяч других белорусских предприятий: неэффективное руководство, ненадлежащая оценка предпринимательских рисков, недостаточность оборотных средств. Ситуация вполне банальная.

При наличии оснований, предусмотренных гражданским законодательством и законодательством о банкротстве, антикризисный управляющий обязан подавать в суд иски о недействительности сделок должника. Такие иски могут быть поданы к любому лицу, вступавшему с должником в правоотношения.

Проанализировав сделки ООО «Магенгрос» по отчуждению транспортных средств, антикризисный управляющий пришел к выводу о наличии в них пороков, влекущих их недействительность.

— Денис Подобедов утверждает, что не знал о залоге. Есть ли у вас иные данные?

— Мы не можем комментировать это утверждение г-на Подобедова Д. В., поскольку при заключении данного договора не присутствовали. Однако сам г-н Подобедов Д. В. при встречах с представителями антикризисного управляющего, а также в судах неоднократно заявлял, что имелось устное согласие представителя ОАО «Белорусский народный банк» на продажу заложенного автомобиля.

Это дает основания полагать, что о наличии обременения в виде залога он на момент приобретения автомобиля был осведомлен.

— Почему директор ООО «Магенгрос» в принципе решила реализовать автомобиль, достоверно зная о залоге? Какие санкции могут быть применены в отношении нее?

— Реализация заложенного имущества возможна с согласия залогодержателя, в данном случае — ОАО «Белорусский народный банк».

Как стало известно антикризисному управляющему в ходе конкурсного производства, между ОАО «Белорусский народный банк» и ООО «Магенгрос» действительно велись переговоры о реализации заложенного транспорта с целью погашения имеющейся перед банком задолженности. Однако надлежащим образом документы о прекращении залога оформлены не были.

Вопрос о применении каких-либо санкций к должностному лицу ООО «Магенгрос», реализовавшему автомобиль г-ну Подобедову Д. В., перед нами не стоит.

В рамках дела о банкротстве антикризисным управляющим будет дана общая оценка наличию либо отсутствию причинно-следственной связи между действиями руководства и участников ООО «Магенгрос» и банкротством данной организации. При наличии таковой нами будет рассмотрен вопрос целесообразности подачи иска о привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности.

— Действительно ли сделка по продаже Honda, как заверяет Д. Подобедов, осуществлялась с устного согласия представителя ОАО «Белорусский народный банк», а директор ООО «Магенгрос» сразу перевела полученную сумму на счет банка?

— Возможно. Повторюсь, антикризисный управляющий не является стороной по сделке, не присутствовал при обсуждении ее условий и т. п. Информация, которой мы обладаем по данной сделке, получена от г-на Подобедова Д. В. и ОАО «Белорусский народный банк».

Вместе с тем считаем необходимым отметить следующее: г-н Подобедов Д. В. является работником банка, т. е. лицом, обладающим специальными познаниями в области банковского дела.

Он должен был понимать, что устное согласие на реализацию заложенного имущества, данное представителем залогодержателя, полномочия которого надлежащим образом не подтверждены, ничтожно. Оно не влечет каких-либо правовых последствий для сторон сделки и третьих лиц.

Отсутствие надлежащим образом выраженного согласия залогодержателя на отчуждение заложенного имущества влечет ничтожность сделки с таким имуществом.

— Учитывается ли то, что ответчик произвел ремонт ранее поврежденного автомобиля? Как он сможет получить компенсацию за потраченные средства (и сможет ли вообще)?

— С данным вопросом г-ну Подобедову Д. В. следует обратиться за юридической консультацией к адвокатам, поскольку антикризисный управляющий не наделен правом давать юридические консультации.

— Если суд удовлетворит исковые требования, то каковы действия Д. Подобедова? С кого он может истребовать средства, потраченные на автомобиль?

— Суд уже удовлетворил иск, но решение не вступило в законную силу, поскольку обжаловано г-ном Подобедовым Д. В. в апелляционную инстанцию.

По решению суда стороны приводятся в состояние, предшествовавшее заключению недействительной сделки: г-н Подобедов Д. В. должен возвратить ООО «Магенгрос» автомобиль, а ООО «Магенгрос» г-ну Подобедову Д. В. — уплаченные за него денежные средства.

— Был ли предупрежден Д. Подобедов о том, что не имеет права продавать автомобиль?

— Г-н Подобедов Д. В. не был ограничен в праве распоряжения автомобилем вплоть до наложения на него ареста судом по ходатайству антикризисного управляющего, т. е. продать его он мог.

Тут больше вопрос не права, а морали: если ты знаешь, что на принадлежащее тебе имущество претендует иное лицо, которое будет обращаться в суд, продавать его третьему лицу до завершения спора в данном случае не совсем этично.

Г-ну Подобедову Д. В. было известно, что антикризисным управляющим будут приниматься все меры по возврату автомобиля. Зная это, он, на наш взгляд, ввел в заблуждение постороннего человека и продал ему автомобиль.

Более того, на момент продажи г-ном Подобедовым Д. В. автомобиля третьему лицу судом Каменецкого района на него уже был наложен арест. Это стало причиной установления факта ничтожности сделки, совершенной г-ном Подобедовым Д. В. с третьим лицом в отношении данного автомобиля.

— Почему на Honda Insight изначально не был наложен арест? Как директору ООО «Магенгрос» удалось его продать?

— Правом наложения ареста на имущество обладают лишь компетентные государственные органы при наличии определенных законом оснований.

На момент приобретения г-ном Подобедовым Д. В. у ООО «Магенгрос» автомобиля он имел лишь обременение в виде залога.

Поскольку обременение залогом транспортного средства в силу норм действующего законодательства не подлежит обязательной регистрации в органах ГАИ МВД, формальных препятствий для регистрации договора купли-продажи, снятия автомобиля с учета с ООО «Магенгрос» и постановки его на учет на г-на Подобедова Д. В. не имелось.

Банк: клиент не проинформировал о продаже автомобиля, прекращение залога осуществлено не было

В «Белорусском народном банке» корреспонденту Onliner также согласились предоставить комментарий по поводу возникшей ситуации:

— С представителями юридического лица, которое обслуживается в БНБ-Банке и имеет проблемную задолженность, в 2017 году неоднократно проводились переговоры по вопросу урегулирования имеющейся задолженности, в том числе обсуждался вариант реализации имущества должника.

Касательно имущества, которое находилось в залоге у банка, — автомобиля. В соответствии с условиями договора залога юридическое лицо — клиент банка — не вправе без письменного согласия залогодержателя отчуждать залоговое имущество или распоряжаться им каким-либо иным способом.

30.08.2017 уполномоченный коллегиальный орган банка принял решение о выводе из залога автомобиля. Однако на момент принятия такого решения БНБ-Банк не обладал информацией о том, что сделка купли-продажи залогового транспортного средства уже совершена 18.08.2017 без согласия БНБ-Банка.

В связи с тем, что клиент не проинформировал банк о факте продажи автомобиля третьим лицам, принятое решение о выводе из залога имущества не исполнено, прекращение залога не осуществлено.

Следовательно, на момент реализации автомобиля Подобедову Д. В. имущество находилось в залоге у банка, о чем при совершении сделки покупатель должен был быть уведомлен.

Факт ничтожности сделки, как не соответствующей законодательству, установлен решением суда Каменецкого района от 30.10.2018. Таким образом, данная ситуация возникла в результате нарушения клиентом условий договора залога и требований действующего законодательства при совершении сделки купли-продажи в отношении заложенного имущества.

Запрос в реестр — от 16,8..

А пока можно порассуждать о доступности информации об обременении автомобилей. Есть ли возможность узнать заранее, находится ли машина в залоге? Да, такая услуга есть. Как нам удалось выяснить, указом №539 (от 31 декабря 2015 года) «О реестре движимого имущества, обремененного залогом» был создан специализированный ресурс, который так и называется — «Реестр движимого имущества, обремененного залогом».

Однако обычный гражданин может получить информацию оттуда только за плату. На момент публикации предоставление сведений, а точнее, трех запросов, стоит 16,8 рубля. Такой «пакет» действует в течение месяца. Абонемент на 30 запросов обойдется в 147 рублей, на 150 запросов — в 714 рублей, на 300 запросов — в 1386 рублей.

Конечно, возникает вопрос, почему минимальный пакет стоит именно 16,8 рубля. За комментарием мы обратились в Институт прикладных программных систем, который выступает оператором и владельцем реестра. Там сослались на то, что тарифы согласованы с Нацбанком.

— Реестр — коммерческий ресурс, это было условием его создания, — пояснили специалисты. — Он принадлежит организации, которая хоть и является государственным предприятием, однако полностью хозрасчетная (не дотируется из бюджета). Условием создания реестра был возврат средств, выделенных государством. Тарифы устанавливались из расчета гораздо большего количества запросов, чем есть сейчас. До сих пор реестр для нашего предприятия неликвиден. А его содержание и развитие стоит денег.

По словам сотрудников института, оценку ресурса проводила Международная финансовая корпорация. С помощью него удалось повысить рейтинг страны.

Правда, это мало волнует покупателей подержанных автомобилей, которые хотели бы проверить информацию о приобретаемом транспортном средстве. Почему, например, в минимальном пакете предлагается три попытки? А если нужно проверить всего одну машину?

— Это регламентировано положением о реестре с целью улучшения доступа для пользователей, — прокомментировали специалисты. — VIN-номер имеет много символов. Если пользователь ошибется, то у него будет возможность исправиться. А если наберет корректно, то воспользуется трижды.

Для сравнения: российский аналог предоставляет подобную информацию бесплатно. А на сайте ГИБДД России можно узнать обо всех значимых действиях, которые осуществлялись с машиной (наличие обременения, находится ли она в угоне, аварийность, смена владельца и пр.).

Так какая из двух стран более «айтишная»?

Отметим, что на момент публикации в белорусском реестре числилось почти 60 тысяч залоговых транспортных средств. А следовательно, ситуации, подобные описанной выше, могут повторяться.

— В этой ситуации я считаю, что закон будет на моей стороне, — несмотря на столь неприятное развитие событий, Денис Подобедов по-прежнему сохраняет оптимизм. — Юрист, который мне помогает, считает, что все может разрешиться благополучно. По сути, я приобрел автомобиль, честно заплатил рыночную стоимость, оформил и отремонтировал его. А теперь мне предъявляют претензии за чужие долги. Да ведь если бы я знал, что машина с юридической точки зрения проблемная, то зачем мне было ее ремонтировать и приводить в порядок? Это же глупость! Проще было бы продать ее по запчастям... Если же рассматривать пессимистичный сценарий, то я, конечно, верну деньги нынешней владелице Honda. А сам останусь с кредитом, который брал для приобретения автомобиля.