14 ноября 2018, среда, 15:18
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Как «дело Кныровича» в Украине стало политическим

1
Александр Кнырович
Фото: tut.by

Украинский суд разоблачил козни КГБ Беларуси.

Суд Киева передал привет белорусскому КГБ: «приведённые в совокупности факты дают основания утверждать», что у бывшего партнёра Кныровича Вячеслава Кушнера «имеются обоснованные опасения стать жертвой политпреследований» в случае, если его экстрадируют в РБ.

Если быть более точным, то в первую очередь гражданин Беларуси должен благодарить за бдительность украинских пограничников, которые не пустили его на родину. В противном случае Вячеслава Кушнера ожидал бы суд со всеми вытекающими последствиями в виде лишения свободы на срок до 6 лет.

В Беларуси его ожидает следствие по уголовному делу, возбужденному КГБ и уже рассмотренному судом в отношении учредителя и директора ООО

«СарматТермо-Инжиниринг» Александра Кныровича и топ-менеджеров компании (см. «БелГазету» N24 от 10 июля т.т.). Понятно, что «дело Кушнера» было выделено в отдельное производство. На каком оно свете?

Справка. 4 июля т.г. суд Фрунзенского района Минска признал Александра Кныровича виновным в даче взяток (ч.1 и ч.2 ст.431 УК) и в уклонении от уплаты сумм налогов (ч.2 ст.243). Окончательно путем частичного сложения наказаний его лишили свободы на срок 6 лет с конфискацией имущества и с лишением права занимать руководящие должности на срок 5 лет.

Скамью обвиняемых с Кныровичем делили замдиректора по экономике и финансам Игорь Максимов, ведущий экономист Андрей Кусков и замдиректора по продажам Евгений Поповский. Максимова и Кускова суд признал виновными по ч.6 ст.16 ч.2 ст.243 (пособничество уклонению от уплаты сумм налогов) - 4 и 3 года соответственно с конфискацией имущества. Поповского за дачу взяток приговорили к 4 годам колонии усиленного режима.

По решению суда первой инстанции, с обвиняемых Кныровича, Максимова и Кускова солидарно в доход государства взыскано BYN2,767млн. и BYN138 тыс. госпошлины.16 октября Мингорсуд рассмотрел жалобы обвиняемых и их адвокатов на приговор суда первой инстанции и внес изменения, касающиеся налогового преступления.

В связи с этим срок назначенного Кныровичу наказания по ч.2 ст.243 УК в виде лишения свободы снижен с 5 лет до 3 лет 6 месяцев. В итоге путем поглощения менее строгого наказания более строгим с частичным сложением окончательно Александр Кнырович получил 5 лет. Вторая инстанция скинула ему год. Сроки подельникам остались прежними.

Процесс начался 18 апреля с пятью фигурантами, однако у бывшего директора «СарматТермо-Инжиниринг» Владимира Дашкевича (обвиняется по ч.2 ст.243) возникли проблемы со здоровьем, на момент вынесения приговора он находился на лечении в тюремной больнице, и суд выделил его дело в отдельное производство. Дашкевич, Максимов и Кусков свою вину признали полностью, Кнырович и Поповский — частично.

По версии обвинения, преступление совершалось с лета 2012г. по весну 2017г. Кныровича и его коллег задержали в январе 2017г. Уголовное дело состояло из двух частей. По ст.243 КГБ возбудил его в феврале 2017г. Главным доказательством уклонения от налогов стал акт проверки ДФР КГК. На него и ссылалось обвинение.

Проверяющие пришли к выводу, что налоговая база занижалась с помощью зарегистрированного в 2012г. в Санкт-Петербурге ООО «СТИ-Трейдинг», учредителем которого выступила мать Кныровича. ДФР применил печально известный указ о лжепредпринимательских структурах N488. На его основании первичные документы были признаны не имеющими юридической силы, все сделки между «СарматТермо-Инжиниринг» и посредником «СТИ-Трейдинг» (1181 грузоперевозка) были объявлены «мнимыми», несмотря на то, что продукция производилась и отгружалась заказчикам.

Вторая часть дела — взяточная. Кнырович в суде признался, что «разово» дал согласие на выделение средств на взятки чиновникам для того, чтобы они перечислили деньги за ранее отгруженную продукцию.

Судя по оглашенным в суде материалам, первым КГБ задержал специалиста компании Евгения Руденю, отвечавшего за Брестский регион. Из двух зол он выбрал меньшее — написал явку с повинной, дал расклад по взяткам и взяточникам, принял участие в оперативном эксперименте и пошел по делу свидетелем. Взяткополучателями числились ныне осужденные брестские чиновники — взятки им передавались в октябре-декабре 2016г. и 24 января 2017г.

Взяточный эпизод этой истории не был полностью расследован по объективным причинам. В числе задержанных - помимо Кныровича, топ-менеджеров компании и чиновников — пресс-служба КГБ назвала брокера А. Колтунова (директор ООО «Аншанс Плюс»). Среди обвиняемых его не было, о его дальнейшей судьбе ничего неизвестно. В суде Фрунзенского района не раз упоминался бывший замдиректора по продажам Вячеслав Кушнер (после него эту должность занял Поповский). По словам свидетеля Рудени, Кушнер находился в цепочке взяткодателей, но в числе задержанных его не было.

Оказалось, что в сентябре 2016г. он уволился и уехал в Украину. Его объявили в розыск, но об этом стало известно лишь 1 ноября т.г. из опубликованного решения Окружного административного суда Киева.

Пропавший фигурант

Судебный документ обезличен, фамилии в нем не указаны, но нет никаких сомнений, что речь идет о Вячеславе Кушнере, который обратился с исковым заявлением к Государственной миграционной службе (ГМС) Украины. Суть иска - повторно рассмотреть заявление гражданина Беларуси о признании его беженцем.

В решении суда содержится информация о том, что Кушнер 18 ноября 2016г. получил разрешение на эмиграцию в Украину. 30 ноября его приняли на работу в ООО «Инко-Фуд Бердичев» на должность замдиректора по маркетингу и продажам, где он и работает в настоящее время. 29 декабря 2016г. он получил вид на жительство в Украине, а 10 октября 2017 г. — вид на постоянное проживание.

Неприятности у гражданина Беларуси начались 24 ноября 2017г., когда украинские пограничники задержали его в Черниговской области в международном пункте пропуска «Новые Яриловичи» как находящего в розыске по линии Интерпола за совершение преступления по ч.2 ст.431 УК РБ (дача взятки). Кушнер ехал в Беларусь — будь украинские пограничники менее бдительными, он бы смог пересечь границу, где его ожидала встреча уже с белорусскими стражами границы. А там маячил и казенный дом в виде СИЗО КГБ, где несколько месяцев томились до суда Кнырович и другие его бывшие коллеги по «СарматТермо-Инжиниринг».

По решению украинского суда Кушнера арестовали на 40 суток «до получения запроса о выдаче в Республику Беларусь, поскольку правоохранительными органами указанного государства относительно него 21.07.2017г. возбуждено уголовное дело, и 25 сентября 2017 г. он объявлен в розыск». Суд, принявший такое решение, сослался на постановление следователя КГБ от 25 июля 2017г., согласно которому Кушнер в Беларуси обвиняется в систематических дачах взяток, в т.ч. в крупных размерах, директору ООО «Аншанс Плюс».

23 января т.г. постановлением Коллегии судей судебной палаты по уголовным делам апелляционного суда Черниговской области мера пресечения была изменена на домашний арест по месту жительства бывшего топ-менеджера «СарматТермо-Инжиниринг».

С момента задержания Кушнер и его адвокат неоднократно обращались в ГМС Украины о признании гражданина Беларуси беженцем или лицом, нуждающимся в дополнительной защите. В июне т.г. миграционная служба в очередной раз отказала, не видя оснований для признания белоруса беженцем. Кушнера ожидала дальняя дорога в наручниках и встреча со следователем КГБ. Однако за него вступился окружной административный суда Киева, который 19 октября обязал ГМС принять решение о признании гражданина РБ беженцем.

Как «дело Кныровича» в Украине стало политическим

Аргументы, которые суд привел в пользу Кушнера, явно придутся не по душе КГБ, да и всей белорусской власти.

Итак, по порядку. Окружной суд установил, что Кушнер «не скрывался от правоохранительных органов, проживал на территории Украины длительное время на законных основаниях, имеет вид на жительство в Украине и место прописки. Более того, был задержан при пересечении белорусско-украинской границы, когда направлялся с Украины в Республику Беларусь, что само по себе свидетельствует об отсутствии намерений скрываться. Никакого сопротивления при задержании не оказывал».

Документально установлено, что 6 апреля, 13 июля и 26 октября 2017г. Кушнер «обращался в посольство Беларуси в Украине для оформления вида на жительство на территории Украины, для обмена паспорта гражданина Республики Беларусь и для постановки его на постоянный консульский учет соответственно. Указанные обстоятельства свидетельствуют о проведении обязательной проверки в государственных органах Республики Беларусь».

Вид на жительство разыскиваемый Интерполом получил 10 октября 2017г., новый паспорт гражданина Беларуси ему был выдан МВД РБ 11 августа того же года.

«Все это свидетельствует о том факте, что во время последнего обращения, а именно 26 октября 2017г. никаких уголовных производств на территории Республики Беларусь против него не было и не могло быть, поскольку в противном случае ни один из указанных документов он бы не получил. Следовательно, суд приходит к выводу о вероятности объяснений истца относительно того, что уголовное дело возбуждено следствием 25 июля 2017г. и сообщение об объявлении в розыск 25 сентября 2017г. были совершены задним числом», — констатирует киевский суд.

Есть в решении суда и весьма нелицеприятные для белорусской власти формулировки. В своем заявлении истец указал, что «с 2 декабря 2009г. по 29 сентября 2016г. работал в ООО «СарматТермо-Инжиниринг». Имел тесные дружеские отношения с учредителем ООО «СарматТермо-Иижиниринг [Кныровичем]. В свою очередь, [Кнырович] является одним из известных белорусских бизнесменов и активным общественным деятелем, блогером, долгое время критиковавшим существующую власть и существующую экономическую политику Республики Беларусь, имеет большую аудиторию и большое количество сторонников, которые разделяют его политические взгляды, тем самым создавая реальную конкуренцию существующей власти… Очевидно, тесные дружеские отношения и факт сотрудничества с [Кныровичем] в ООО «СарматТермо-Инжиниринг» стали основанием для обвинений [Кушнера], ведь никаких других доказательств, зафиксированных и подтвержденных фактов нет, ни в постановлении об открытии уголовного производства следователя КГБ Республики Беларусь, ни в постановлении об аресте, кроме показаний одного человека, к тому же бывшего подчиненного».

Истец представил суду с десяток публикаций в белорусских СМИ по «делу Кныровича» «в подтверждение фактов, доказывающих жесткое и даже тираническое отношение действующей власти к бизнесмену и его единомышленникам, и факты о фальсификации инкриминируемых ему и другим задержанным деяний».

Суд в итоге пришел к выводу, что «приведенные в совокупности факты дают основания утверждать», что у Кушнера «имеются обоснованные опасения стать жертвой политических преследований» в случае, если его экстрадируют в Беларусь.

И еще из решения киевского суда, который в одном уголовном деле обозначил проблему всей Беларуси: «Ситуация в стране происхождения при признании статуса беженца является доказательством того, что субъективные опасения стать жертвой преследования вполне обоснованные, то есть подкрепляются объективным положением в стране и историей, которая произошла лично с заявителем. Так, согласно ежегодному докладу Совета по иностранным делам ЕС по правам человека и демократии в мире в 2017г., опубликованном 28 мая 2018г., в 2017г. положение в области прав человека в Беларуси ухудшилось в связи с увеличением количества политически мотивированных арестов, задержаний и штрафов по отношению к активистам оппозиции, правозащитников, журналистов и представителей профсоюзов. Не был создан независимый институт по правам человека. С 2016г. не сделано реальных шагов по выполнению Национального плана действий в области прав человека».

Также украинский суд подкрепил свое решение о признании Вячеслава Кушнера беженцем цитатами из доклада USDOS (Госдеп США) о практике в области прав человека в 2017г., согласно которому «Беларусь является авторитарным государством, граждане которого лишены права выбирать свое правительство на свободных и справедливых выборах».

Решение окружного административного суда Киева не было окончательным и ответчик — ГМС Украины — мог его обжаловать.

Виктор Федорович, «БелГазета»