13 декабря 2018, четверг, 15:00
Спасибо вам
Рубрики

Мышеловка на грани хлопка

25
Александр Обухович

Беларусь превращается в страну милиционеров, колхозников и пенсионеров.

То, что экономика Беларуси находится в системном кризисе, который треплет ее с 2009г., особых доказательств уже не требует. Проблема в другом: почему уже третий состав правительства не в состоянии разработать хоть какую-то внятную программу вывода страны из него?

К сожалению, анализ телодвижений нашей власти в сфере экономики свидетельствует как о ее глубокой некомпетентности, так и об отсутствии управления экономикой в стране. Свою роль играют и глубоко внедренные в сознание и наших управленцев, и наших экономистов догмы 1991г. Которые, трансформируясь в конкретные управленческие и экономические решения, раз за разом ведут к нерациональному расходованию ресурсов или даже к прямым убыткам.

Это и уверенность, что каждое наше предприятие может стать самодостаточным, только дай ему свободу. Не станет. Нет для этого ни источников капитала, ни кадров. Это и преувеличенная роль кредитно-денежной политики. Деньги, конечно, кровь экономики, но при слабой технической базе, при деградации кадрового потенциала, отсутствии контроля над сегментами рынка они бесполезны.

Не стоит ждать в ближайшие десятилетия и прихода иностранного капитала: ему здесь просто нечего делать. И превратно понятая роль государства в управлении национальной рыночной экономикой ситуацию только усугубляет.

Дойная корова без корма

Нас никто не спрашивал при оформлении независимости Беларуси: Москва, по сути, выбросила нас из Союза. Никто не поинтересовался готовностью Беларуси к рыночным реформам: все наши предприятия были экспортно ориентированы, а на внешних рынках отношения были, как правило, рыночные.

На рынке действуют не предприятия, а агенты рынка - фирмы, контролирующие свой сегмент рынка. Немедленно сворачивающие производство в тех сегментах, где конкуренция им не под силу.

Как пример. Несколько лет назад Samsung построил модуль производства микросхем стоимостью $14,7 млрд. После чего Китай объявил об инвестициях в аналогичный модуль $22 млрд., и Toshiba выставила на продажу свое производство микросхем стоимостью $18 млрд., здраво оценив свои возможности выдержать конкуренцию.

Наши, еще советские, предприятия имели шанс в 2000-е. Еще поотстав от конкурентов в 90-е (было не до модернизации, надо было выживать), зацепившись за остатки советских товаропроводящих сетей, они бодро наращивали объемы и прибыль. Но наша бюрократия, ошалев от собственного всевластия, рассматривала реальный сектор исключительно как источник ресурсов для строительства нашей версии «социального государства». Как «дойную корову», причем кормить эту «корову» они и не собирались.

Так и въехали в кризис. С архаичной структурой экономики, с технически и технологически устаревшими предприятиями. С единственным рынком сбыта - Россией. На котором, кстати, контроль осуществляем не мы, а российские торговые компании. Причем в России положение в экономике не сильно лучше нашего: вся разница в том, что наша бюрократия изъятое тратила на социальную сферу и содержание избыточного госаппарата, а Россия капитал еще и вывозила. И там до трети предприятий промышленности убыточно, при наличии перенакопления капитала в торгово-финансовой сфере.

Точка еще не пройдена

Основные проблемы белорусской экономики хорошо известны. Это и техническая и технологическая отсталость предприятий. И структура белорусской экономики: советское наследство и ее развитие в постсоветский период. И длительное отрицательное накопление в стране и рост госдолгов. И внешнее давление России как потенциальное препятствие вывода экономики из кризиса. Но все же именно «белорусская модель» является основным тормозом развития страны.

Инерционный сценарий развития белорусской экономики однозначно ведет к ее полной деградации. Формированию страны милиционеров, колхозников и пенсионеров, не способной содержать ни современную систему здравоохранения, ни систему образования, ни социальную сферу. Ставка власти на ПВТ, туризм и логистику как на основу экономики, как озвучил первый вице-премьер на КЭФ-2018, - пустое. Слишком мало, чтобы содержать экономику и нашу социальную сферу.

Означает ли сегодняшнее положение дел, что ситуация безвыходна, и деградация неизбежна? Не думаю. «Точка невозврата» нами еще не пройдена. Но одно ясно: наша бюрократия, укомплектованная кадрами с квалификацией и менталитетом районного чиновника, вытащить страну не в состоянии. Нужна кардинальная реформа с отделением госаппарата от управления экономикой. Свои способности управлять они уже продемонстрировали, пусть занимаются расходованием бюджета - и хватит. Возможно, придется приглашать «варягов». Пока свои научатся.

Вряд ли есть смысл сегодня излагать подробную программу вывода страны из кризиса. Вся информация Белстата серьезно искажена и приукрашена. Сначала требуется проанализировать реальное состояние дел, посмотреть, каким реальным капиталом мы сегодня еще располагаем. Он заведомо меньше, чем в отчетах. Просмотреть потенциальные направления инвестиций. Нужно 2-3 крупных проекта, вокруг которых можно было бы формировать сеть субподрядчиков. Сформировать институты и инструменты под реформы. Найти банк-союзник. Оптимально - «Райфайзен АГ», но его еще придется уговаривать.

И нужно твердо понимать, что за десятилетия бездарной «белорусской модели» придется платить. И массовыми сокращениями, и безработицей, и необходимостью переездов. Бесплатный сыр, как известно, только в мышеловке. И нужно твердо понимать, что российский торговый капитал - точно такой же враг для любой страны, как и международные финансисты.

Александр Обухович, «БелГазета»