14 декабря 2018, пятница, 21:12
Спасибо вам
Рубрики

Дальше - больше?

3

Долговая нагрузка белорусской экономики уже немаленькая.

Александр Лукашенко, подписав 23 ноября указ N458, одобряющий планы Минфина по заимствованию $2 млрд. на внешних рынках в 2018-20гг., опять привлек внимание заинтересованной общественности к тяжким проблемам обслуживания валютного госдолга Беларуси.

Однако на этот раз Лукашенко только росчерком пера не ограничился и уже 26 ноября, заслушав на совещании доклад правительства, Нацбанка, облисполкомов и Мингорисполкома об оценке итогов 2018г. и проектах прогнозных документов социально-экономического развития страны на 2019г., задал аппарату целый ряд вопросов, касающихся стратегии решения национальной долговой проблемы.

Прежде всего, Лукашенко поинтересовался у премьера Сергея Румаса тем, когда же, наконец, страна выйдет из состояния пиковых выплат по госдолгу.

Вопрос, конечно, интересный, а главное, по адресу, если учесть, что первый пик платежей по внешнему госдолгу (в среднем по $3 млрд. ежегодно) власти обещали пройти в 2013-14гг. Ведь макроэкономический прогноз на 2013г. и важнейшие показатели на 2014-15гг. разрабатывала межведомственная рабочая группа под руководством тогда еще вице-премьера Сергея Румаса.

Но сегодня, в канун 2019г., у правительства в ходу совсем иные долговые ориентиры. Согласно действующим планам Минфина, пик платежей по внешнему госдолгу придется на 2023г., когда страна должна отдать кредиторам почти $4 млрд., а с 2019г. по 2020г. будет немного полегче - обслуживание долгов обойдется в среднем по $3,6 млрд. ежегодно. И другого ответа у правительства на вопрос Лукашенко сегодня нет.

Зато есть у Нацбанка. А если точнее, то в недавно опубликованном докладе Дмитрия Мурина, начальника главного управления монетарной политики и экономического анализа Нацбанка. В этом документе содержатся довольно подробные данные о том, что за 9 месяцев 2018г. правительству и Нацбанку для исполнения внешних и внутренних обязательств в иностранной валюте потребовалось $4,3 млрд.

За этот период положительное сальдо внешней торговли товарами и услугами составило $0,58 млрд. Прямые иностранные инвестиции поступили в сумме $0,36 млрд. «То есть реальный сектор белорусской экономики генерирует чистое поступление валюты в страну в объеме, несопоставимом с величиной выплат по государственному долгу», - подводит печальный итог Мурин. Иными словами, разницу между обязательствами и валютными поступлениями в сумме $3,36 млрд., что составляет 78% необходимой суммы, пришлось изыскивать с помощью механизма рефинансирования валютных обязательств «в целях недопущения значимого снижения золотовалютных резервов».

И в этих словах Мурина заключается ответ на другой вопрос Лукашенко, касающийся перспектив «изменения структуры золотовалютных резервов и увеличения доли недолговых средств». Сегодня Нацбанк и правительство не могут допустить снижения золотовалютных резервов (ЗВР), поскольку в противном случае для Беларуси возрастет стоимость суверенных внешних заимствований, а значит, и стоимость обслуживания накопленного внешнего госдолга. Они вынуждены увеличивать объем внешних заимствований и выходить на новые долговые рынки. Между тем долговая нагрузка уже немаленькая. «Каждый седьмой рубль из расходов бюджета будет направлен в будущем году на обслуживание долга», - отрапортовал депутатам ПП НС Сергей Румас.

Ну а проблема увеличения доли недолговых средств в структуре ЗВР решается, как известно, путем эффективного управления реальным сектором производства, т.е. не из министерских кабинетов, а с участием высокооплачиваемых топ-менеджеров. И как бы ни упирался Александр Лукашенко, но ради решения проблемы долгов ему придется рано или поздно согласиться на децентрализацию управления и смену форм собственности в промышленности республики.

В то же время президент прекрасно осведомлен о том, что у многих госпредприятий, считающихся флагманами индустрии, нет ни денег для погашения долгов, ни даже оборотных средств для организации очередного производственного цикла. На совещании Лукашенко поинтересовался ходом процесса сокращения финансовой поддержки предприятий со стороны правительства. «Вы ее реально сократили? Или решили простить долги и их возврат даже не учитываете в доходах бюджета?» - цитирует Лукашенко агентство БелТА.

Да если бы «реально» сократили, так предприятия тут бы и легли и некоторые из них никогда уже не встали. Вот госбанки и помогают содержать предприятия и работающих на них людей, нарушая нормативы безопасного ведения бизнеса, выделяя им льготные кредиты. А по сути, финансовую помощь. Именно поэтому, согласно последнему квартальному отчету об устойчивости банковской системы, госбанки аккумулировали почти 80% проблемных долгов (или, как теперь говорят, необслуживаемых) активов системы.

А поэтому независимые экономические эксперты единодушно и не первый год заявляют, что пока в национальной экономике не произойдет либо чистка, либо хоть подобие подлинных структурных реформ, то до тех пор проблема суверенного внешнего долга Беларуси будет только усугубляться.

Сергей Жбанов, «БелГазета»