19 февраля 2018, понедельник, 18:49
Рубрики

Минчанка в Ирландии: Здесь никто не может получать меньше 10 евро в час

4
Татьяна Габрусева
Фото: dev.by

Белоруска занимается в Ирландии исследованием, моделированием и дизайном полупроводниковых лазеров.

Минчанка Татьяна Габрусева в 2012 году переехала в Ирландию, где занималась исследованием, моделированием и дизайном полупроводниковых лазеров. О девушке, которая вошла в топ-лист женщин-ученых, рассказывает dev.by.

Два призвания: ученый и художник

Татьяна пошла по стопам родителей: в детстве любила точные науки – физику и математику, а после школы поступила, как когда-то ее отец, на физический факультет БГУ. Все это время в ней боролись два призвания: ученый и художник.

– Правда, искусство как профессию я долгое время не воспринимала. Многие ученые, впрочем, были разносторонними людьми. Эйнштейн, например, играл на скрипке, когда не мог решить сложную задачу, а Микеланджело был патологоанатомом. Я же регулярно выезжаю на природу, рисую этюды и пишу акварелью и акрилом дома, уже целая онлайн-галерея собралась.

Физика-лазерщика распределили в компанию, которая занималась установкой на предприятиях оборудования от Bruker.

– Мне необходимо было самой изучать, как работают эти спектрометры, делать калибровку, а потом обучать других людей ими пользоваться. Это было интересно, но спустя два года восторг прошел и захотелось больше творчества и интеллектуального вызова.

За новыми интеллектуальными вызовами белоруска отправилась в национальный институт имени Тиндаля в Ирландии.

Ирландия и новое поколение лазеров для 1000G

Стереотипы и ожидания подтвердились: ирландцы действительно весельчаки, любят песни и пляски, а красота ландшафтов и впрямь захватывает дух. В мелочах кое-что перевернуто с ног на голову, и сперва непривычно: «Когда я один раз открыла в здании зонт, чтобы его просушить, мне сказали, что так делать нельзя – плохая примета. А вот если черная кошка перебежала дорогу – это к удаче, стоит быть благодарным судьбе», – приводит примеры минчанка.

– Страна встретила меня отлично. Я заранее написала ребятам из России, которые там живут и работают в том же институте, и они помогли влиться в интернациональную среду. Коренных ирландцев в университете всего около 10 процентов, остальные – иностранцы. Поэтому со временем у меня появились друзья из Португалии, Индии, Италии и не только. Только с китайцами общий язык нашли не сразу. Хорошо, что мой друг из Индии объяснил: если китайцы кивают и улыбаются, это еще не значит, что они тебя понимают.

Институт, где работала белоруска, делает заказы для Intel, а его оптическое подразделение сотрудничает с мировым производителем линз Alcon. Татьяна занималась лазерами на квантовых точках для телекоммуникации. «Современные полупроводниковые лазеры уже доходят до своего предела, – поясняет она. – Поэтому ученые исследуют альтернативные источники и лазеры с более быстрой модуляцией. Такие разработки обеспечат для будущего поколения более скоростной интернет и сократят количество потребляемой дата-центрами энергии».

В одном из своих проектов девушка изучала энергоэффективные лазеры со встроенными модуляторами. Такие лазеры способны быстрее обычного кодировать информацию при меньших затратах энергии.

– С ростом объемов информации становится очень важно, сколько энергии мы тратим на каждый бит. Также важно, сколько информации мы можем передать за единицу времени. Сейчас мы имеем 100G, а хотелось бы 1000. Это станет возможным при следующем поколении лазеров, – поясняет физик-лазерщик. – Создание экологичных дата-центров – это новый тренд в оптической коммуникации. Уже многие дата-центры и ИТ-гиганты думают о переходе на возобновляемые источники энергии. Некоторые открыто это демонстрируют, чуть ли не в онлайн выкладывают видео, насколько они экологичны. Только вот Amazon «затихарилась» и, по-видимому, использует «грязную» энергию из невозобновляемых источников, за что подвергается критике Greenpeace.

У выпускницы БГУ было три гранта на собственные исследования. Благодаря им она попала в топ-лист «Л’Ореаль-ЮНЕСКО» и получила предложение выступить с презентацией своих разработок в Лондоне.

Ирландский быт

Если сравнивать жизнь в Беларуси и Ирландии, то достаточно сложно сказать, где лучше, считает белоруска.

– Среднестатистический ирландец живет лучше белоруса. В Ирландии никто не может получать меньше 10 евро в час. Поэтому человек любой профессии может жить здесь в достатке. Контрасты в зарплатах уравниваются после вычета налогов. Здесь ступенчатая система налогов. До определенной суммы (около €1,5 тыс.) подоходный налог вообще не взимают. Облагается только сумма, которая идет свыше (процент увеличивается с размером суммы).

В Беларуси можно всю жизнь копить на квартиру, в Ирландии выгодная система ипотечного займа – под 3 процента.

Детям в младшей школе не ставят оценки, просто пишут «Well done», чтобы не травмировать и не обижать ребенка, а укреплять его веру в себя. Здесь ученики часто участвуют в спортивных соревнованиях, а в Беларуси это зависит от школы.

Менталитет ирландцев похож на наш. Они тоже общительные и добродушные, по любому поводу готовы выпить, любят картошку с мясом. Правда, компенсируют любовь к калорийной пище и возлияниям активным образом жизни – в Ирландии популярен серфинг, конный спорт, кельтские игры, бокс, регби, гребля.

– Лично мне больше по душе ходьба по холмам – ландшафты здесь действительно потрясающие, – говорит белоруска.

БИЗНЕС VS. ПОЗНАНИЕ МИРА. ДОЛЖНА ЛИ НАУКА ЗАРАБАТЫВАТЬ ДЕНЬГИ?

Наука претерпевает изменения и становится частью бизнеса, отмечает Татьяна. Поэтому стало возможным появление таких практико-ориентированных открытий, как оптическая томография или лазерная коррекция.

В медицине лазеры пробуют применять, например, для разглаживания морщин. Также пытаются сделать маленькие лазеры, которые можно вживлять в клетки и в кровь, чтобы они распространялись по телу и изнутри убивали раковые клетки.

– Финансирование получают проекты, которые имеют практическую, а не фундаментальную ценность. Может, это и правильно, но, на мой взгляд, предназначение науки в другом – познание мира, в котором мы живем. Индустрия не полезет в черные дыры, чтобы их исследовать, потому что это экономически невыгодно. Но кто-то ведь должен это делать. Рано или поздно люди наиграются с «игрушками», и снова возникнет вопрос: кто мы и что вокруг нас.