21 августа 2018, вторник, 22:32
Рубрики

Борис Желиба: Цены на бензин будут двигаться только вверх

4
Борис Желиба
Фото: «Радыё Свабода»

Самое интересное в истории с последним подорожанием топлива кроется в деталях.

Об этом в статье для «Народной воли» пишет доктор экономических наук Борис Желиба:

«В Беларуси с 8 февраля цены на автомобильное топливо повышены на 2 копейки. Как сообщил вице-премьер В.Семашко, в январе оба наших НПЗ сработали с убытком. «Нафтан» получил убыток 25 млн долларов, Мозырский НПЗ – 12-13 млн долларов.

Заводы рассчитывали на большее: они обосновывали правительству повышение цен как минимум на 5-6 копеек. Поэтому повышение на 2 копейки для них — как мертвому припарки. Заместитель председателя концерна «Белнефтехим» А. Рыбаков так вообще обосновывал необходимость поднятия цен на 23%. Основные его аргументы – рост цен на поставляемую на наши НПЗ российскую нефть, а также дешевые цены на моторное топливо по сравнению с соседями по Евразийскому союзу, включая Россию и Украину.

Сразу приходит на ум: как же так? Ведь Россия поставляет нам нефть по ценам ниже мировых, которые не содержат экспортную пошлину? Дьявол, как говорится, кроется в деталях. Цена на нефть для Беларуси растет не только в связи с мировой конъюнктурой (а за год, к примеру, цена на российскую маару Urals поднялась 29%), но и по причине продолжающегося в России пресловутого налогового маневра. Он предусматривает снижение экспортных пошлин на нефть с параллельным ростом ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Поэтому пошлина, которой в цене нефти для Беларуси нет, замещается НДПИ, который, естественно, в этой цене есть. Ставки налога прибавляли к цене тонны нефти в 2017 году 306 российских рублей, в 2018 году прибавят 357 рублей и в 2019 году – 428 рублей.

За три последних года мировые нефтяные котировки снизились на 22%, но нефтесырье для белорусских НПЗ подорожало на 35%, а мировые цены на нефтепродукты упали на 40%. В 2017 году белорусские НПЗ покупали российскую нефть уже по цене 80% от мировой, хотя еще три года назад – по 50% от мировой. Дело еще и в том, что в развитых странах основная часть цены на нефтепродукты занимает, как это и положено, себестоимость их производства. Поэтому со снижением цен на нефть там снижались и цены на моторное топливо. А в России и Беларуси, в странах с не совсем рыночной экономикой, в цене на нефтепродукты основная часть приходится на налоги. Особенно на акцизы. Поэтому снижение цен на моторное топливо было бы весьма чревато для бюджета. А бюджет, сами понимаете, – это святое.

В январе-ноябре 2017 года российская нефть подорожала для наших НПЗ по сравнению с таким же периодом 2016 года на 34%. Поэтому затраты заводов на ее покупку выросли на 29,4%, или на 1 млрд долларов, хотя в физическом выражении поставки нефти снизились на 3,5%. Давно известно, что продажи моторного топлива на внутреннем белорусском рынке убыточны. Цены на него в сопредельных районах России выше белорусских по бензину на 12%, по дизтопливу – на 9%. Цены на украинском рынке выше на 48-63%, в странах Балтии и Польши – выше белорусских на 100-130% в зависимости от вида топлива. С этой точки зрения требования НПЗ о повышении цен имеют резон.

Компенсировать убыточные продажи топлива на внутреннем рынке до последнего времени помогал экспорт нефтепродуктов. Их средняя цена за январь-ноябрь 2017 года увеличилась на 30,7% — до 428 долларов за тонну. В результате при снижении экспорта в физическом выражении на 10,3%, в стоимостном выражении он вырос на 25,3% или на 956 млн долларов, — до 4,73 млрд. Причем все таможенные экспортные пошлины от нефтепродуктов направляются финансовыми властями на погашение растущего государственного долга. В постоянных заботах о бюджете они не преминут повысить и акцизный налог во внутренней цене на топливо.

Так что, как бы там не колебались нефтяные котировки на мировом рынке, цена на бензин, дизтопливо и другие нефтепродукты в Беларуси, да и в России, будет двигаться только в одну сторону. Так сказать, «движение вверх». Правительство исходит из того, что автолюбители — люди не совсем бедные: хочешь ездить – плати красную цену за топливо и дорожный налог (в России, кстати, он включен в цену моторного топлива). Но повысить цену сразу на 5-6 копеек оно опасается. Еще свежи в памяти протесты автолюбителей, утраивавших искусственные пробки на главном Минском проспекте. Значит, будет постепенное повышение на 2-3 копейки несколько раз в году. Но главное, что подорожание моторного топлива неизбежно ведет к удорожанию транспортных услуг и к росту цен всего и вся.

Белорусским НПЗ также не мешает озаботиться, как быстрее провести свою модернизацию, чтобы повысить выход нефтепродуктов и снизить их себестоимость, проработать логистику поставки нефти из других стран. И вообще, как добиться того, чтобы быть в состоянии покупать нефть по мировым ценам, ведь все равно к этому придем. А то ведь, народ задается вопросами, как можно работать с убытками, покупая нефть по «халявным» ценам? Или еще троллят: если доверить государству торговлю наркотиками и проституцию, то и они будут убыточными. А бюджет должен пополняться за счет роста ВВП и эффективности реформированной экономики».