19 ноября 2018, понедельник, 7:00
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Брестский след Кастуся Калиновского

Как готовилось национально-освободительное восстание в городе над Бугом.

Весной 1863 года на одной из брестских улиц появился красивый молодой человек, на первый взгляд ничем не выделяющийся среди других.

Однако в каждом его движении чувствовалась уверенность и мужественность, а на сосредоточенном лице проскальзывала тревога. Для всех он был очередным заезжим, и только единицы знали, что это не кто иной, как Викентий Константин Калиновский – один из организаторов готовящего ввосстания против царской власти, пишет издание «Брестский вестник».

Знакомый незнакомец

Когда Калиновский впервые оказался в Бресте и сколько раз здесь бывал, сказать сложно, сведений об этом сохранилось совсем мало. То, что он точно находился в городе, стало известно из следственных показаний одного из участников восстания Аполлона Гофмейстера (стиль и орфография сохранены): «В апреле, кажется мне, во время пасхи, я был в трактире купца Глуховского, куда я обычно отправлялся читать газеты. Подходит вдруг ко мне совершенно мне незнакомый человек, рекомендуется под имением Чарноцкого и говорит, между прочим, что он есть комиссар Народного жонда, предлагает же мне звание гродненского гражданского воеводы. На такое странное и нелепое предложение я не мог ответить иначе, как то, что я этого звания принять не могу. Начал уговаривать меня, что я должен это сделать для блага отечества, что я имею репутацию хорошего патриота, хорошо обращаюсь с крестьянами… Гораздо позже я узнал, что это есть Калиновский, имеющий родственников в Брестском уезде в имении Видомля….».

Через день после этой встречи Калиновский принёс Гофмейстеру приказ с настоящей печатью гродненского комиссара, чтобы тот немедленно отправлялся в Белосток. После всех выполненных поручений Гофмейстер возвратился в Брест. «…и от того времени никуда уже больше не выезжал, ни с кем не встречался из лиц революционной партии, кроме одного Чарноцкого, ездившего из Бреста в Кобрин, Пружаны и, наконец, Бог знает куда. Но с августа или сентября я уже вовсе его не видел», – говорится в следственных показаниях.

Сила тяжести

Помимо Аполлона Гофмейстера немалую помощь оказывали повстанцам многие брестчане. Среди активистов были не только мужчины, которые принимали участие в восстании, но и женщины – жёны и дочери весьма влиятельных людей города. Они в основном занимались сбором средств и продуктов.

Впоследствии, как становится известно из источников, их помощь, порой совсем незначительная, не прошла бесследно: арестованы были и они, и их мужья. Не оказались в стороне от подпольного движения и местные евреи.

При их посредничестве часто продавалось революционерам оружие, похищенное весной 1863 года из Брестской крепости. Об этом стало известно из мемуаров одного из командиров повстанческих отрядов Романа Рогинского.

Неожиданные находки

Можно также предположить, что Калиновский был в Бресте и его окрестностях приблизительно за год до первого документального подтверждения и позже – после последней встречи с Аполлоном Гофмейстером.

Вот на чём это основано: 10 июня 1862 года один крестьянин Мисей Гелич из деревни Берёзовка (сейчас район города) во время сбора урожая нашёл экземпляр газеты «Мужицкая правда».

А 27 декабря этого же года газету нашли в центре города около костёла. Спустя время четвёртый номер её оказался в руках военного начальника Бреста подполковника Вимберга. Известно, что Калиновский во многих случаях сам распространял газету, поэтому нельзя исключать, что и найденные номера были доставлены самим повстанцем в город над Бугом.

«Мужицкую правду» находили и в других недалёких окрестностях Бреста. Например, в деревнях Ясеневка, Падлужжа, Радовичи, на тот момент входивших в Брестский повет. В конце 1863 года один номер газеты нашли и в деревне Токари Каменецкого района. Позже дети этой же деревни обнаружили ещё восемь экземпляров седьмого номера.

Встречалась «Мужицкая правда» в Ивановском, Пружанском и других районах сегодняшней Брестской области. Гипотеза Почему так много номеров на Брестчине? Есть предположение, что газета могла издаваться в Беловежской пуще. Отсюда такое частое появление её в наших краях. Хотя этому нет подтверждения, но если подумать, то здесь есть здравое зерно.

Во-первых, Калиновский родился недалеко от пущи – на хуторе Мостовляны Гродненского повета, сейчас это деревня в Подляском воеводстве Польши. Во-вторых, в Видомле Каменецкого района, о чём говорилось выше, жили родственники Калиновского. И чем это не предлог, чтобы скрыть настоящий повод приезда повстанца?

Правда, однозначно ответить на этот вопрос сложно. Многое не только утеряно, но и было скрыто самими повстанцами. Может, потом найдутся более подробные ответы взамен существующим гипотезам о человеке, чьё имя стало уже частью истории Бреста.