24 июня 2018, воскресенье, 16:01
Рубрики

Жители Солигорска: В шахте еще тысячи работают в таких же условиях

2

В городе простились в двумя погибшими шахтерами.

Прощание жителей Солигорска с погибшими горняками - Максимом Ивановым и Дмитрием Вальковым - длилось два дня. Во вторник, 13 марта, прошло отпевание в церкви и похороны, пишет kp.by.

У ритуального зала в Солигорске - толпа людей. Горожане по очереди входят в зал, где стоят два закрытых гроба, почти полностью укрытых охапками цветов. Здесь звенящая тишина - люди тихо кладут цветы, обмениваются взглядом с родными, которые сидят вдоль стен, и выходят.

Обвал в шахте случился 9 марта: на глубине 620 метров обрушились породы кровли шахты, при этом произошел выброс соли и газа. Под завалами оказались два человека: машинист горновыемочных работ 44-летний Максим Иванов и 32-летний горнорабочий очистного забоя Дмитрий Вальков. Мужчин искали 30 часов: завалы пришлось разбирать вручную, технику использовать было небезопасно. В ночь на 11 марта из шахты пришла трагическая новость: Максим и Дмитрий погибли.

На прощание пришли родные, коллеги, друзья погибших и просто горожане, которые не смогли остаться в стороне
Фото: ПАВЕЛ МАРТИНЧИК

«Теперь боюсь отпускать мужа на работу»

На прощание пришли родные, коллеги, друзья погибших, те, кто знает их родителей, и просто горожане, которые не смогли остаться в стороне.

- Мы знали отца Димы, работали с ним - вот и пришли, - говорит Владимир. - Хочется как-то поддержать родителей, которые потеряли сына, но как ты им поможешь?

Рядом стоит Леонид - он уже на пенсии, но несколько лет работал с Дмитрием и Максимом.

- Это прекрасные люди. Девять лет работал с одним и три года с другим, поэтому знаю их очень хорошо. Делили с ними всякое. В шахте труд очень тяжелый, может быть, вам этого не понять. Поэтому сейчас очень тяжело и прискорбно. Молодые хлопцы, работящие. Там все, кто в шахте работает, молодцы. На них держится город.

К разговору подключается Татьяна - девушка не поднимает глаз, плачет. Ее муж работал вместе с погибшими мужчинами. Они дружили семьями, отмечали вместе День шахтера и День города.

- И Дима, и Максим были веселыми парнями, и про того, и про другого можно было сказать - душа компании. У них остались дети: у Димы сын пошел в первый класс, у Максима остались двое дочерей. С семьями ребят будем продолжать общаться, поддерживать. Такое горе могло случиться с каждым.

У стен небольшой церкви люди вспоминают, какими были ребята.
Фото: ПАВЕЛ МАРТИНЧИК

Муж Татьяны не рассказывает, с каким настроением теперь спускается в шахту.

- Шахтеры никогда не признаются, что тяжело, никогда… Но представляете, какая атмосфера после того, что случилось, - говорит Татьяна. - Для жен шахтеров это тоже очень сложно. Каждую смену думай - вернется твой муж или не вернется. Особенно сейчас.

Работа в шахте - самая высокооплачиваемая в городе, поэтому люди, которые там трудятся, держатся за свои места. Говорят о заработках от тысячи рублей.

- Там можно заработать хорошие деньги, поднять свою семью, дать будущее своим детям. В шахте работает весь цвет города.

«Шахта - это не конфетная фабрика»

К 12 люди собираются у Чижевичской церкви. Под звон колоколов мужчины снимают шапки, тайком вытирают слезы, когда мимо проносят два гроба.

У стен небольшой церкви, которая не вмещает всех, кто пришел проститься, люди вспоминают, какими были ребята. Коллеги говорят о Дмитрии и Максиме как о трудолюбивых и ответственных работниках, которые никогда не отлынивали от труда.

- Шахта - это не конфетная фабрика, работа не сахар. А там, где работали парни, специфика такая, что они шли там, где не ступала нога человека. Они первыми вскрывали пласты породы.

44-летний Максим Иванов и 32-летний Дмитрий Вальков погибли под завалами в руднике «Беларуськалия»
Фото: ПАВЕЛ МАРТИНЧИК

Отец Максима тоже работал в «Беларуськалии» на том же рудоуправлении, что и сын.

- Очень серьезный, порядочный человек. И сын у него был такой же. И красивый был хлопец - высокий, симпатичный. А сейчас вот родители хоронят в закрытом гробу, - в глазах шахтера появляются слезы.

Знакомые говорят, что Максим работал в шахте около 16 лет - пришел в «Белкалий» после окончания Солигорского техникума.

- Он такой общительный хлопец, столько у него друзей было. И он один из первых среди друзей пошел на работу. И первые годы он делился своей зарплатой с друзьями - они тоже работали, но не такие средства получали. Такой вот парень слишком хороший. Как говорят в народе, самые лучшие уходят первыми.

«В шахте еще тысячи работают в таких же условиях. Нужно остальных обезопасить»

Когда в городе узнали о завале в шахте, многие наделись, что горняки смогут выбраться. Работники «Беларуськалия» говорят, что надежда на то, что ребята останутся живы, таяла с каждым часом.

Солигорск простился с погибшими шахтерами
Фото: ПАВЕЛ МАРТИНЧИК

- По нашему опыту - а мы проработали много лет - понимали, что шансов выжить у них было мало. Если бы удалось вытащить их в первые часы! Но сами понимаете, ширина ходки - три метра, с техникой туда не пройдешь, поэтому завал откапывали лопатами. Мы дежурили на телефоне - обменивались новостями, а отец Димы Валькова после взрыва дежурил у шахты до часу ночи, ждал новостей.

Сейчас, говорят шахтеры, главное - чтобы таких случаев больше не допустили. Они вспоминают, что в шахте каждый год гибнут люди.

- Нужно, чтобы вышестоящие сделали из этого вывод. Меры безопасности вроде бы принимают, но на ровном месте не должно быть таких случаев. Будем надеяться, что комиссия во всем разберется. Да, уголовное дело возбуждено, может, кого-то накажут, но это не главное. Парни погибли, но в шахте еще тысячи работают в таких же условиях. Нужно остальных обезопасить - вот что сейчас самое важное!