11 декабря 2018, вторник, 15:31
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Хайко Маас: что известно о новом главе МИД Германии

Хайко Маас

Сегодня Германия получит новое правительство, а в его составе - нового министра иностранных дел от социал-демократов.

Хайко Маас - новичок во внешней политике, у него совсем нет опыта в этой сфере. Но его предыдущая работа свидетельствует о ценностях, которые не могут не радовать. Борьба с фейками в соцсетях, противостояние вызывающему популизму ультраправых, жесткая критика авторитарных режимов, включая российский, дополняются откровенностью и решительностью топ-дипломата.

В отличие от прежних руководителей МИД, он даже в прошлом не был замечен в дружбе с россиянами.

"Европейская правда" проанализировала, чего ждать от нового немецкого министра.

Кандидат-сюрприз

Немецкая политика учит: в войнах двоих победителем иногда становится третий.

Борьба двух "акул" Социал-демократической партии, Мартина Шульца и Зигмара Габриэля, за портфель главы МИД обернулась поражением для обоих. Шульц проиграл даже дважды, потому что не только не получил желаемую должность, но и лишился партийного лидерства. Габриэль, который является действующим министром, тоже не сохранил должность - избиратели не были против, но препятствием стала позиция партии.

Когда оба лидера были вычеркнуты из борьбы, у СДНП осталось не так много сильных кандидатов, которым можно было бы доверить международную политику Германии. Выбор партийного руководства остановился на 51-летнем Хайко Маасе - министре юстиции и защиты прав потребителей в третьем кабинете Ангелы Меркель.

Выбор Мааса, без сомнения, стал сюрпризом.

У нового министра совсем нет дипломатического опыта.

За четыре года работы в правительстве он крайне редко демонстрировал интерес к международной политике. Несмотря на это, его предшественник Зигмар Габриэль одобрительно оценил свою замену. "Он сделает все прекрасно", - сказал экс-министр, добавив, что с таким преемником оставляет пост с хорошими ощущениями.

В СДПГ настаивают: Маас - наилучший претендент. Лидер фракции социал-демократов в Бундестаге Андреа Налес замечает, что Маас, который происходит из приграничного региона Саар на границе с Францией, "как никто другой знает, чем для Германии является сильная Европа".

И хотя остается некоторая неопределенность по поводу его приоритетов, отношение нового министра к ряду вопросов уже известно.

Критик Путина, Трампа и Эрдогана

На посту министра юстиции Хайко Маас действительно не часто сталкивался с внешнеполитическими вопросами.

Однако когда все же высказывался по глобальным проблемам, его позиция была достаточно жесткой.

Ключевые внешнеполитические взгляды он высказал в марте прошлого года в издании Zeit, к 60-летию Римского договора. Он решительно выступил в поддержку "проекта Европа", поддержав открытые границы в ЕС и еврозону. Но один фрагмент из его колонки настолько показателен, что его стоит процитировать полностью:

"Никто не должен воспринимать мир в Европе как должное. Кто в этом сомневается, пусть посмотрит на восток Украины. Именно потому, что на воротах Европы есть агрессивные и авторитарные силы, континент должен проявить единую силу - против Путина и против Эрдогана. С каждым журналистом и судьей, заключенным Эрдоганом, Турция отдаляется от Европы.

Кто должен выступить против неизбежной диктатуры, если не Европа? США, избрав Дональда Трампа, выпустили из рук факел свободы. Как США должны выступать за демократию и свободу прессы в мире, когда их президент оскорбляет критических журналистов как "врагов народа"?

Как США должны спорить о верховенстве закона, если их президент издевается над независимыми судами, потому что они "смешны"? Флаг свободного мира сегодня больше не звездно-полосатый, сегодня это - европейский флаг".

Сейчас, когда автор этих строк становится главой немецкой дипломатии, они приобретают особое значение.

Позиция по России

Стоит отметить, что эти слова - чуть ли не единственное упоминание о российской агрессии против Украины от нового министра.

Маас на предыдущей должности не имел возможности публично комментировать санкции, введенные против России за незаконную аннексию Крыма и поддержку сепаратистов на Донбассе. Между тем, очевидная нелюбовь к диктатурам и непосредственно к Кремлю с его стороны является хорошим сигналом и дает основания надеяться, что новый глава немецкого МИД не будет поддерживать снижение давления на РФ, даже если в ЕС начнутся дискуссии по этому поводу.

По сравнению с Габриэлем, который много лет выступал за поэтапную отмену санкций, это - однозначный выигрыш.

Еще одно отличие - то, что Маас вошел в федеральную "обойму" СДПГ не так давно и не связан со старым руководством партии. А вот обоих его предшественников на посту министра, Габриэля и Штайнмайера, считают близкими к Герхарду Шредеру - бывшему канцлеру от социал-демократов, а ныне одному из "топов" компании Nord Stream и другу Владимира Путина.

При этом Маасу хорошо известно об ухудшении ситуации с соблюдением прав человека в РФ.

"Неудачник" со стажем

Что же сформировало нового министра иностранных дел Германии?

Хайко Маас родился в городе Саарлуи в наименьшей федеральной земле - Сааре. Вырос в католической семье, прислуживал в церкви и посвятил несколько лет организациям католической молодежи. Позже Маас признался, что ценности, которые он открыл для себя в то время, нашли отражение в его политической жизни.

В 1987 году он окончил государственную реальную гимназию в Фёльклингене. После воинской службы работал на заводе Ford, а в 1989 году поступил в Саарский университет, где изучал право. Политическая карьера Мааса началась в 1996 году, когда он был впервые избран в земельный парламент Саара.

Хайко Маас - новичок на берлинской политической сцене.

Его карьерный рост вызвал немало удивления в Германии. Он трижды проигрывал борьбу за кресло премьер-министра земли Саар, чем обеспечил себе славу человека, который постоянно терпит неудачи. К удивлению многих, в 2013 году от политической смерти его спас тогдашний лидер СДПГ Зигмар Габриэль, предложив "неудачнику" возглавить Министерство юстиции.

Похоже, Габриэль тогда не прогадал, ведь Маас стал одним из самых эффективных чиновников из лагеря социал-демократов в третьем кабинете Меркель.

Среди его инициатив, которые были воплощены в жизнь - введение 30% квоты для женщин в советах директоров крупных компаний и закон о реабилитации гомосексуалистов, которых преследовал нацистский режим.

Маас не относится к людям, которые необдуманно и резко выражают свою позицию, однако он никогда не избегал конфликтов даже с такими "зубрами" немецкой политики, как Вольфганг Шойбле. В прошлом правительстве его спарринг-партнером был министр внутренних дел Томас де Мезьер, который на фоне терактов в Европе последовательно добивался более жесткого контроля над гражданами. В конце концов Маас, пылкий защитник прав и свобод человека, согласился на спорное сохранение коммуникационных данных немецких граждан и электронный браслет для потенциально опасных лиц.

Но самое заметное наследие Мааса в должности министра юстиции - это так называемый "закон о Facebook" (подробнее о нем читайте в статье "Facebook накажут за ненависть: как Германия ограничивает свободу слова в соцсетях").

Из-за этого закона, призванного побороть язык ненависти и распространение фейков в соцсетях, Маас стал объектом критики журналистских организаций в Германии и настоящим врагом ультраправых.

Враг пророссийских популистов

Об отношении к министру со стороны ультраправых свидетельствует заявление "Альтернативы для Германии" в ответ на номинирование Мааса топ-дипломатом: "Министр цензуры" является достойным кандидатом, чтобы представлять опустошенное состояние нашей страны".

В этом нет ничего удивительного, ведь бывший министр юстиции устроил против ультраправых чуть ли не "крестовый поход”.

Маас не упускал случая покритиковать их расистскую и антимигрантскую политику.

"Альтернатива для Германии" - это братья в духе Владимира Путина, Дональда Трампа и Реджепа Тайипа Эрдогана: националистическая, авторитарная и женоненавистническая (партия. - Ред.), - писал он в комментарии для Spiegel. - Конечно, наша страна не идеальна, но ясно одно: правые популисты не являются хорошей альтернативой для Германии".

Незадолго до прошлогодних выборов Маас обвинил "Альтернативу для Германии" в нарушении Конституции, заявив, что некоторые пункты партийной программы являются расистскими и не соответствуют Основному закону. Правда, до судебного процесса о закрытии партии тогда не дошло.

А когда в прошлом году в июне Бундестаг лишил экстремистские партии возможности получать государственное финансирование, министр юстиции приветствовал это решение, заявив, что "государство не должно финансировать врагов демократии".

Причем речь идет о противоречиях не только с АfD. Маас стал воевать и с экстремистским антиисламским движением Pegida, называя его популистские демонстрации "позором Германии".

Муж «дипломатки» и стильный министр

Маасу 51, но он выглядит значительно моложе. Его "рецепт молодости", о котором любят писать немецкие СМИ, - триатлон. Этот вид спорта, совмещающий плавание, велосипедную езду и бег, требует незаурядной выносливости.

Новый топ-дипломат Германии часто становится героем светской хроники. Пресса хвалит его за стильные костюмы и стройность. А еще Мааса в шутку называют "бой-френдом дипломатки". Министр развелся с первой женой, а его новая партнерша, актриса Наталия Вернер, сыграла дипломатку в двух эпизодах фильма канала ARD. Говорят, что вжиться в роль специальной представительницы Германии по вопросам конфликтов ей помогал Франк-Вальтер Штайнмайер, тогдашний министр иностранных дел.

Очевидно, как новичку Маасу будет не так легко быстро освоиться на дипломатической службе, как его второй половине - в кинороли.

Его назначение пришлось на то время, когда Европа столкнулась с массой проблем.

Выход Великобритании из ЕС, последствия миграционного кризиса, всплеск популярности популистов, споры о "Северном потоке - 2" и, похоже, неизбежная торговая война с США...

Но в то же время все эти вызовы позволят Маасу проявить свой характер.

А если спортивная выносливость позволит ему достичь успеха, то новоиспеченный дипломат получит все шансы не только удержаться на посту, но и впоследствии, не исключено, прыгнуть на более высокий карьерный уровень.

Кристина Бондарева, «Европейская правда»