23 мая 2018, среда, 12:38
Рубрики

Лучший из шахматистов, когда-либо рожденных в Беларуси, приехал в Минск впервые за 20 лет

Борис Гельфанд

Гроссмейстер Борис Гельфанд – о «Барселоне» и Кройфе, технологиях в шахматах и матче за звание чемпиона мира.

Борис Гельфанд – сильнейший из шахматистов, когда-либо рождавшихся в Беларуси. Его имя уже в истории, пусть и с небольшой толикой сожаления. В 2012 году Гельфанд выиграл право на участие в матче за звание чемпиона мира и, будучи в шаге от титула, упустил его. Впрочем, победа в Кубке мира 2009 года – тоже шикарное достижение для воспитанника минской шахматной школы, пишет «Трибуна».

Называть Бориса Абрамовича белорусом таки не позволяет совесть и его израильское гражданство. Но это мало что меняет в восприятии Гельфанда как своего. И болелось за него всегда особенно – даже не за проповедуемый стиль игры, не за взгляды и решительность, а за то, что свой.

Шахматист провёл в Беларуси четыре дня, вернувшись сюда впервые за 20 лет. Приезду вице-чемпиона мира уделялось большое внимание спортивных и не только СМИ. Борис выразил поддержку проведения Всемирной шахматной олимпиады-2022 в Минске, дал сеанс одновременной игры сильнейшим детям страны (и выиграл 18,5 : 1,5), а на следующий день провёл открытую встречу для юных шахматистов и всех желающих.

***

– Борис Абрамович будет через пару минут. Его на каждом этаже останавливают, – с улыбкой говорят собравшимся в турнирном зале.

В здании четыре этажа. Из них три отданы под турфирмы, «Суперлото» и даже стоматологический кабинет. С грустью вспоминаю историю родной шахматной школы, которая постепенно сжималась в размерах: сначала 2/3 отдали под компьютерный клуб, затем ещё часть под парикмахерскую, а за ней дошла очередь и до офисов.

Итак, четыре этажа, на каждом из них гроссмейстера задерживают на пару минут, итого… Досчитать эту сложную арифметическую задачку не успеваю – приходит шахматист.

Это не лекция, а скорее общая беседа. Начало ей задают вопросом о детстве шахматиста. Борис Абрамович рассказывает об отце и удачно купленной шахматной книге, в какой-то момент прочитанной за один вечер.

– А ещё как-то уехали на отдых и там играли на вылет. То есть проигравший уходит из-за стола и становится в конец очереди. А очередь была большая. И вот за две недели, что там были, я, пятилетний ребёнок, смог выиграть у двух взрослых. Друг отца, перворазрядник, порекомендовал отдать меня в шахматную школу. Так и пошло.

В СДЮШОР я дошёл до уровня мастера спорта. Мой первый тренер в девять лет объяснял мне ладейные окончания. Много лет спустя я играл с английским гроссмейстером Майлзом, который долгое время входил в десятку лучших в мире. И вот он не имел ни малейшего понятия об этом окончании. Основа, которую мне заложил тренер в СДЮШОР, помогла победить гроссмейстера!

Гельфанд показывает примерную позицию на доске и рассказывает, как он играл с Майлзом.

– Принцип игры такой: мои чёрные должны максимально пешку «надвинуть», а потом бежать королём к ней. Пока чёрные будут проводить ферзя, белые должны забирать чёрные пешки и проводить свои. В этой позиции становится очевидным план белых: пока чёрный король бежит к своей пешке, белые должны «надвинуть» пешки как можно ближе к последней горизонтали, чтобы облегчить задачу в дальнейшем. Тогда пешки будут ближе и успеют дойти. Гроссмейстер Майлз этого не знал и, пока я бежал королём, он своим ходил туда-сюда. Здесь всё может решить даже один ход (или успеет, или не успеет), а он потерял пять.

***

О том, что шахматы развивают в детях

– Нужно и трудолюбие, и талант, недостаточно чего-то одного. Какие-то способности есть у всех. Если ты будешь их развивать, ты дойдёшь до высокого уровня. Трудолюбие – важное качество, которое пригодится не только в шахматах. Профессиональными шахматистами станут единицы, но зато выработается трудолюбие, умение отделять важное от неважного, умение переживать поражения. Мне кажется, цель шахмат для детей именно в этом.

Если ребёнок не любит заниматься, но любит играть, это уже хорошо. В этом возрасте самое главное – любовь к шахматам и позитивное отношение к ним. Надо как-то зацепить ребёнка, чтобы ему это было интересно. Будет любить играть – придёт и интерес к занятиям.

Судя по очень детскому голосу, вопрос задаёт первоклассник:

– Сколько ваш сын решает задач в день?

– Сын почти не играет, но у нас в городе существует специальная программа. Последний год детского сада и первые два класса школы есть обязательный шахматный урок. Заданий там не дают, но в школе они проходят. Иногда он приходит и говорит: давай сыграем.

***

Про победный Кубок мира-2009

– Турнир такой, что выиграть его очень трудно. Одна неудача – и едешь домой. Мог уже во второй круге вылететь. Играл с шахматистом из Таджикистана, в первой партии уверенно сделал ничью чёрными. Белыми хорошо играл и получил большой перевес плюс перевес по времени. И в какой-то момент – типичная ошибка! – я решил играть на время.

Один вариант просчитал, вот сейчас, думаю, сразу выиграю. Но «зевнул» ответ соперника и оказалось, что я проигрываю. Сделал 40-й контрольный ход и понимаю, что получаю мат в несколько ходов. Встал, пошёл в туалет. Прихожу, а соперник, к моему облегчению, ошибся и ход не нашёл. Партию я выиграл и поймал волну.

В какие-то дни я сильно играл, пришло вдохновение. Турнир длился 23 дня, у меня почти не было выходных. Тут система такая: выигрываешь матч за 2 партии – третий день отдыхаешь. А если 1:1, то тай-брейк в третий день и выходного нет. Я играл почти без выходных. В какие-то дни играл не очень хорошо, но воля и, может быть, удача помогли. С четвертьфинала играл очень сильно и там уже побеждал по заслугам.

***

Про подготовку к матчу за звание чемпиона мира

– Начал играть в настольный теннис. Уже 6,5 лет интенсивно тренируюсь. Когда был дома, ездил на тренировки по полтора часа. В остальное время старался уделять час прогулке быстрым шагом. Перед матчем я посоветовался со спортивными врачами и они порекомендовали мне такую вещь. Идея такая: едешь в горы, где недостаток кислорода. Дышится гораздо легче, когда ты возвращаешься на равнину. Мы буквально по дням просчитали, сколько дней надо провести в горах и на равнине, поэтому сил было много. А по ходу матча я тоже каждый день ходил играть в настольный теннис.

– Это вы у Феликса Магата переняли?

– Нет, это ещё сборная СССР в 1986 перед чемпионатом мира по футболу в Мексике ездила в высокогорье готовиться. И как в первые дни чемпионата носились! Лобановский придумал. А в шахматы это я ввёл с чемпионата мира в 2007-м в Мексике. Высокогорье больше 2000 метров, мне спортивный врач посоветовал найти такую же высоту для подготовки к турниру. По всему миру искал, нашёл в Казахстане. Под конец турнира силы сохранил и играл уверенно [Гельфанд отстал на 1 очко от победителя Ананда и разделил 2-3 место с Крамником – прим.].

***

Про «Барселону», «Аякс» и Кройфа

– Стараюсь каждый матч «Барселоны» смотреть, сразу все дела откладываю. Был на финале Лиги чемпионов против «Манчестера». Почему «Барса»? Потому что Круифф. На мой взгляд, это главная личность в мире спорта. Он заложил основы отношения к делу в спорте и показал, как важен стиль.

У хорошего шахматиста должно быть личное видение шахмат. Ты не должен колебаться с конъюнктурой: сегодня все играют сицилианскую защиту, а завтра испанскую партию. Однако многие так делают. А стиль Круиффа мы видим в сборной Голландии, «Аяксе», «Барселоне». У них одна идеология: ты должен контролировать мяч. Человек подходил ко всему с научной точки зрения. Поэтому я болею за все команды, с которыми он был связан. Но сейчас «Барселона» единственная из трёх, кто не в кризисе. Поэтому сейчас явно слежу за ней.

Многие недооценивают важность наличия собственного стиля. Все чемпионы мира имеют свой стиль. Евгений Вениаминович Мочалов рассказывал историю про Карпова. Он с Корчным на «французской» играл Кd2 всегда. И ни одной партии у него не выиграл за 2 матча – ни в 1974, ни в 1978 году. Ему все помощники говорили: «играй Кс3 во французской». А Карпов отвечал: «Я от своего стиля и своих убеждений так быстро не отказываюсь». Конечно, гибкость нужна и Карпов в этом плане как раз очень гибкий шахматист. Но от своего стиля не отказывался никогда.

– Вы болеете за «Барселону», Магнус Карлсен болеет за «Реал». Вы общались на эту тему?

– Конечно, – улыбается Гельфанд. Вопрос вызывает у него неподдельный интерес, а в глазах появляется задорный огонёк. – Помню, играли как-то турнир, а «Барселона» как раз выиграла у «Реала». Прятался от меня :). Но он мне сказал такую вещь: главная радость не когда твоя команда выиграла, а когда команда твоего соседа проиграла. Вот тогда ты можешь его добивать как угодно, – смеётся Гельфанд. – Каждое поражение «Реала», если вижу его, припоминал. Бывало и наоборот. У нас не такие близкие отношения, но эту тему я люблю.

***

Про грядущий матч за звание чемпиона мира между Магнусем Карсленом и Фабиано Каруаной

– Мне кажется, очень равный и напряжённый матч. Они играют по-разному. Матч тем и отличается от турнира, что здесь большую роль играют стилистические особенности. Кто-то для кого-то неудобный соперник. Карлсен и Каруана будут готовиться друг к другу, изучат много партий. Мне кажется, Каруана более обучаемый в этом плане, он может подготовиться именно к сопернику. А Карлсен всё-таки больше играет от себя. В дебютах преимущество у Каруаны, в сложных позициях тоже. У Карлсена же большое преимущество в простых позициях.

***

О том, как технологии меняют шахматы.

– Раньше знаний было мало. Игрался турнир в какой-то точке мира,а мы через несколько месяцев получали избранные партии турнира. Например, играли мы в Минске чемпионат Беларуси. Партии печатались на печатной машинке, потом размножались «ксероксом» и раздавались участникам. Кроме участников турнира никто эти партии не видел. А где-нибудь и вовсе не печатались.

А сейчас любая партия доступна. Можно включить телефон, нажать и увидеть партии всех турниров мира. Нажимаешь – и у тебя есть первенство Европы до 65 лет. Или вот, например, сегодня играли чемпионат Уругвая, турнир в Катманду и в Индии. Это только сегодняшние, список большой, надо несколько страниц пролистать.

Любой человек имеет огромную базу партий, можно быстрее что-то изучить. У меня дома есть тетрадка, в которую я когда-то выписывал партии шахматистов, например, по дебютам или по типу позиций. Теперь этого не надо делать. Нажав одну кнопку в компьютере, человек получает доступ к любой информации. Поэтому сейчас важно другое. Сейчас так много информации, что нужно уметь выделять главное. Если смотреть всё подряд, ты не успеешь ничего.

Вырос средний уровень. Вроде играешь с человеком с небольшим рейтингом, а у него уже такой объём знаний, на который раньше нужно было тратить десятилетие.

Была история в 1980-м году. Параллельно играли два матча претендентов: один в Италии (Хюбнер – Портиш), другой в Аргентине (Корчной – Полугаевский). Хюбнер применил новинку и выиграл решающую партию. Естественно, сразу в Аргентине об этом никто не знал, просто не было информации. Корчной в Буэнос-Айресе купил газету, прочитал, решил рискнуть и выиграл партию. Между партиями прошла примерно неделя.

В прошлом году я с Инаркиевым применил новинку в партию. Вечером поужинал, как раз начался турнир в Сент-Луисе. Смотрю, а Накамура уже повторил эту новинку. И Карякин, судя по всему, к этому был готов! Первые ходы отреагировал быстро, потом уже задумался.

– Что чувствует шахматист, который на пару с Иванчуком занимает 3 место в рейтинге ФИДЕ после двух монстров Каспарова и Карпова?

– А, это про 1990 год? Отлично чувствует. Считает, что так и положено. Что сейчас ещё чуть-чуть и… Хотя тогда я не был таким самоуверенным, как сейчас. Когда что-то получается, есть ощущение, что хорошо поработал. Это результаты твоего труда. Недавно перебирал бумаги, нашёл с того времени тетрадки. Я выписывал, что так или не так сделал в партии и над чем надо работать. И за это воздалось.

– На каком этапе шахматист должен принимать решение, заниматься ему и дальше профессионально или фиксировать своё достижение и уходить?

– Очень хороший вопрос. Первый момент – сразу после школы. Хочешь ли ты посвятить жизнь шахматам или учить учиться? Ещё в институте можно совмещать, если ты не на суперсложном факультете. Но дальше надо определяться, что делать. И тут очень важный момент для родителей и детей. Я думаю, что правильное решение такое: если молодой человек колеблется, то ему не надо идти в шахматы. Это для тех, кто свято верит. Если человек колеблется, он при каждой неудаче будет думать: ой, зря я не пошёл после института куда-нибудь по специальности. Если ему интересны шахматы, но не настолько, чтобы всю жизнь посвящать, я думаю, не надо. Жизнь длинная и где-то при неудачах это будет всё время вспоминать.

***

Борис Гельфанд, несмотря на явную усталость, готов общаться и дальше, но его прерывают организаторы на «последний вопрос», потому что через несколько часов ему лететь в Израиль.

Но, несмотря на цейтнот, Борис Абрамович никому не откажет в автографе или фотографии. Дети смущённо подносят ему книги за его авторством, а шахматист, улыбаясь, перебрасывается с ними:

– Молодец, что не стеснялся спрашивать. Отличные вопросы!

Взрослые подходят пожать ему руку или рассказать какую-нибудь историю. Их гроссмейстер тоже благодарит:

– Спасибо за вопросы, видно, что подготовились, – улыбается он.

Возможно, в 2022 году Борис Гельфанд вернётся в Минск, чтобы сыграть на Всемирной шахматной олимпиаде. Во всяком случае, для этого он сделал всё, что мог.