17 октября 2018, среда, 22:12
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Саргсян попробовал...

7
Валерий Карбалевич

Уж очень легко читаются параллели с Беларусью.

Торжественную процедуру инаугурации Владимира Путина испортила всероссийская акция оппозиции по призыву Алексея Навального под лозунгом «Он нам не царь».

Только задержанных полицией оказалось около 1600 человек. Все это лишний раз показывает, что утверждение российских государственных СМИ о всенародной поддержке вождя не более, чем миф.

Еще более живой иллюстрацией извечной истины об изменчивости политической судьбы несменяемых властителей и переменчивости настроений народа стали революционные события в Армении. На момент написания статьи лидер протестов Никол Пашинян находился в шаге от занятия должности премьер-министра.

Армянские события вызвали большой резонанс. Можно только представить, с какой нарастающей тревогой наблюдают за ними президенты постсоветских государств. Как всегда в таких случаях, более всех суетится Лукашенко. Потому что очень легко читаются параллели с Беларусью.

Взрыв народного негодования вызвало стремление тамошнего лидера Сержа Саргсяна любой ценой, не мытьем, так катаньем продлить свое пребывание у власти, даже с помощью изменения Конституции. Дело не только в том, что одно и то же лицо на вершине власти всем надоело до чертиков.

В Армении, как и в Беларуси, социально-экономическая ситуация никак не улучшалась, наблюдался явный застой. И на горизонте — никаких светлых перспектив. В сознании людей — полная безнадёга. И она связана с фигурой правителя, от которой больше никто ничего хорошего не ожидает. Произошла десакрализация, моральная изоляция власти.

В такой ситуации вдруг происходит процесс, который можно обозначить термином «инверсия». То есть внезапная перемена настроений общества. Население, которое до сих пор вроде бы поддерживало власть, вдруг выступает против нее. И если накоплен горючий материал, то повод для протестного взрыва может быть любой, очень неожиданный. Как год назад тихая Беларусь взорвалась акциями нетунеядцев.

Причем, как показал опыт Армении, народ возносит на вершину власти лидера протестов — Никола Пашиняна, не спрашивая, какая у него программа. В такой период достаточно лозунга «Долой!».

Важно то, что в Армении произошла классическая «бархатная революция», т. е. мирная. Ибо в белорусском обществе несколько лет существовал «синдром Майдана». Насильственная смена власти в Украине, сопровождавшаяся немалыми жертвами, последовавшая затем война, потеря Крыма и Донбасса тяжело травмировали массовое сознание белорусов. Этим страхом хорошо воспользовался Лукашенко. Целых три года он убеждал общество, что главное — это мир, порядок и безопасность, а не достойные зарплаты и пенсии, и в качестве отрицательного примера указывал на Украину. На какое-то время даже оппозиция перестала призывать народ выходить на улицу.

Так вот армянские события, в ходе которых народ мирным путем принудил к отставке тамошнего правителя, нейтрализуют синдром украинского Майдана, в какой-то мере легитимизируют в белорусском массовом сознании уличный протест.

Интересно заметить, что на этот раз отношение белорусских государственных СМИ к народной революции в Армении оказалось относительно спокойным. Нет привычного нагнетания ненависти к уличным протестам, утверждениям, что за этим стоит Запад.

Сам Лукашенко во время выступления с «посланием» возложил вину за то, что происходит в Армении, на самого Сержа Саргсяна. Дескать, не надо хитрить с народом. Ведь армянский лидер после ухода с поста президента переделал конституцию, превратил Армению в парламентскую республику, стал премьером, все равно сохранив власть. Лукашенко приводит в качестве положительного примера самого себя. Вот я, дескать, не хитрил, честно сказал народу, что хочу остаться у власти, предложил на референдуме снять ограничение на количество президентских сроков.

Наблюдатели обратили внимание на высокий уровень самоорганизации участников протестов в Армении. И в этом выявляется большое отличие армянского общества от белорусского. На общественно-политическую ситуацию в Армении очень сильно влияет фактор Карабаха. То есть там существует долгий опыт мобилизации общества перед внешней угрозой. В условиях военной опасности власти нужна действительная поддержка населения, а для этого должны существовать реальные механизмы обратной связи с ним.

Возможно, под влиянием армянских событий Лукашенко 3 мая провел совещание по вопросам социально-экономического развития, на котором правитель заявил, что нельзя дальше «в черном теле держать народ», надо повышать заплату. И она «выросла» в первом квартале на 13,5%. При этом производительность труда в этот период увеличилась лишь на 5,9%. Т. е. зарплата растет вдвое быстрее, чем развивается экономика.

Нарушение экономических законов уже имеет негативные последствия. Резко увеличились убытки субъектов хозяйствования, просроченная задолженность в первом квартале выросла на 24,8%. Т. е. предприятия, чтобы выполнить задание президента о зарплате в 1 тыс. рублей, берут все новые кредиты в банках. Начались девальвационные процессы, белорусская валюта уже преодолела психологическую границу в 2 рубля за доллар. Плюс происходит рост потребительского импорта.

Вопрос о том, сколько можно «в черном теле держать народ», зависит от степени его терпения. Проверить его можно только эмпирическим путем. Серж Саргсян попробовал...

Валерий Карбалевич, «Свободные новости»