22 мая 2018, вторник, 18:41
Рубрики

«Дети упали на колени: «Дяденька, пожалуйста, не закрывайте!»

15

В Беларуси ликвидируют крупный детдом.

В Витебской области за год закрывают уже второй детский дом. В январе такая участь постигла учреждение в агрогородке Друя Браславского района, а сейчас под угрозой закрытия Великолетчанский детдом в деревне Большие Летцы Витебского района. Он — один из самых крупных в стране. Что будет со зданиями — пока вопрос, а вот около 100 работников точно будут вынуждены искать новое место. Детей же намерены перевести в другие интернатные учреждения — поменьше. Многие воспитанники уже не раз «курсировали» из детдома в детдом, пишет tut.by.

Великолетчанский детский дом в деревне Большие Летцы Витебского района

«Дети просили на коленях: «Дяденька, не закрывайте детдом!»

Детдом подлежит ликвидации до начала осени 2018 года. Дамоклов меч над ним повис в прошлом году, когда из области учреждение передали на баланс Витебского района.

Официальная причина, которую весной 2017 года озвучило в своем письме управление образования облисполкома, — «оптимизация сети интернатных учреждений» в связи с «тенденцией сокращения в области количества детей-сирот». То есть причина — та же, что в прошлом году для ликвидации Друйского детдома.

«В настоящее время все более актуальным становится вопрос целесообразности дальнейшего функционирования интернатных учреждений для детей-сирот», — говорится в письме из управления образования. В конце сотрудникам детдома сообщили, что с 1 сентября 2017 года их учреждение перейдет в собственность Витебского района, а в 2018 году будет ликвидировано.

Начальник управления образования облисполкома Дмитрий Хома в письме привел статистику: в 2016 году в интернатные учреждения в регионе поступили 112 детей, из них 68 — нуждающихся в государственной защите, а в 2017-м — соответственно 20 и 14. Число воспитанников интернатных учреждений за последние 5 лет сократилось на 54%, констатирует чиновник. При этом увеличилось количество сирот, которых устроили на семейные формы воспитания: таковых в области более 72%.

В апреле 2017-го Дмитрий Хома приехал в Большие Летцы и сообщил, что детдом прекратит существование, вспоминают сотрудники. Когда он уходил, почти все дети бросились за ним на улицу, говорят педагоги.

— Некоторые даже упали на колени: «Дяденька, пожалуйста, не закрывайте детдом!». Он ничего в ответ не сказал, — рассказывает заместитель директора детдома Леонид Дук. — Некоторые дети после отъезда нашего руководства сказали: «Если закроют детдом, вы меня больше не найдете». Хотя наши ребята никогда раньше не совершали побегов, не попадали на учет в ИДН, в милицию и так далее. Детдом жил и живет дружной и полноценной жизнью. Но что будет дальше — мы не знаем, находимся в подвешенном состоянии.

Слева направо: Дима Дьяконов, Лера Чкалова, Руслан Ракицкий, воспитатель Александр Пузаков, Настя Курдубакина

В Великолетчанском детском доме — 84 воспитанника от 6 до 17 лет (в закрывшемся детдоме в Друе, например, было 42 ребенка). Только шестеро из всех воспитанников — биологические сироты. Остальные — социальные, то есть у них живы родители.

Детдом необычный: здесь воспитатели считают обязательным воссоединение родных братьев и сестер, которых до этого забрали у пьющих, например, родителей и отдали в разные интернаты. Получается, что после ликвидации детдома родных людей могут снова разлучить.

— Все ребята в детдоме очень расстраиваются. Все плачут, — эмоционально рассказывает 14-летняя Яна. — У меня две младшие сестры. И мы все попали сюда 3 года назад. Мама перестала ходить на работу, начала пить и гулять. Нам помогала школа, а потом сказали: «Если мама не исправится, вы поедете в другое место». Мы думали: все пройдет, мама одумается, и мы никуда не поедем. Но ничего не прошло… Так мы оказались здесь. Поначалу было некомфортно. Но потом воспитатели заменили нам родителей. И теперь мы живем нормально. Из родных с нами поддерживает отношения только бабушка, но она уже старенькая и смотреть за нами не сможет.

«Называем воспитателей «мама» и «бацька»

Мы пьем чай в большой уютной комнате. Вместе с педагогами сидят воспитанники. Они наравне со старшими участвуют в беседе.

Воспитанники живут в семи группах-семьях, по 10−12 человек. Семьи называются «Вера», «Надежда», «Любовь», «Радость» и т.д. В детдоме есть не только уютные «квартиры» для групп-семей, но и своя столовая, медицинский блок, актовый и тренажерный залы, парикмахерская, фотокабинет, домашняя церковь и даже свой стоматологический кабинет!

— В одной такой «семье», условно говоря, трое Петровых, четверо Сидоровых, пятеро Ивановых — то есть дети из одной семьи. У «семьи» есть «квартира»: блок со спальнями, комнатой отдыха, санузлом. В группе работают два воспитателя — мужчина и женщина, то есть «папа» и «мама». И 40% из них — супружеские пары, — объясняет заместитель директора детдома Леонид Дук.

Заместитель директора детдома Леонид Дук

Жена Леонида Владимировича Вера Дук — директор детдома. Супругами являются медсестра и водитель, техничка и рабочий. Есть семьи, в которых в этом детдоме работают уже по 3−4 поколения.

— Мы называем воспитателей «мама» и «бацька». Только на каких-то очень официальных мероприятиях обращаемся к ним по имени и отчеству, — говорят дети.

— Ой, Светка из первого моего выпуска меня мамой до сих пор зовет, хоть ей уже 35 лет! — радуется педагог Майя Затолгуцкая.

— Но звание «папа» и «мама» накладывает серьезную ответственность, — считает ее супруг Александр Затолгуцкий. — Стараемся никогда не подводить детей, которые нам доверились.

Майя Затолгуцкая рассказывает о своих воспитанниках, с которыми сфотографировалась на память
Андрей Третьякевич показывает плакат, который они с детьми готовили к 23 Февраля. На стене — планшеты с именами и фотографиями выпускников предыдущих лет. «Рассчитывали вот до 2020 года разместить снимки. А теперь и не знаем, получится ли…»

— Ой, у нас же тут столько семейных традиций уже сложилось! — дополняет воспитатель Андрей Третьякевич. — Мы и свадьбы играем, и когда наши выпускники женятся, как порядочные родители собираем им приданое. И к внукам потом с подарками ездим. Родной внук у меня пока один, а вот воспитанники подарили уже целых 13: шестеро живут в Италии, семеро — в Беларуси.

— А у нас уже внуков за сотню — более 50 воспитанников имеют свои семьи, — подсчитывают Александр и Майя Затолгуцкие.

В детдоме есть еще один трогательный обычай. В День матери или 8 июля, когда церковь празднует день памяти святых покровителей семьи Петра и Февронии, старшие девочки дают клятву, где есть слова: «Во имя всего святого, за душевную боль социального сиротства не отказываться от будущих детей». Клятву потом держат.

В здании детдома есть домовая церковь. Сюда приезжает священник — отец Валерий.

«Если бы детей отдали в семьи, мы бы в ноги поклонились»

Директор Великолетчанского детского дома Вера Дук уезжает с юными спортсменами из детдома в Санкт-Петербург на турнир по мини-футболу среди сирот и детей без попечения родителей. Для разговора находит буквально пару минут.

— Детдома в республике закрывают давно, наверное, уже последние 8−10 лет. И это правильно, они должны закрываться, социальных сирот не должно быть. Проводится оптимизация сети школ-интернатов. Когда я пришла сюда работать директором в 1989 году, в области было около 25 интернатных учреждений. Сейчас остались только пять: наш, в Бегомле, Витебске, Андреевщине Оршанского района и школа-интернат-фабрика в Сенно. Но проблема никуда не исчезла: сироты все равно есть. Если бы нам сказали, что всех наших 84 воспитанника устроят в семьи, мы бы поклонились в ноги и ушли. Но ведь детей хотят просто переселить — то есть забрать отсюда и перевести в другие детдома в области.

Директор Вера Дук (в девичестве Сивко; на снимке вторая справа в нижнем ряду) сама 3 года училась в санаторной школе-интернате — так до реорганизации в 1996 году назывался Великолетчанский детдом.

— Для нас самое главное, что будет с детьми! Как они это переживут? — поддерживает супругу Леонид Дук. — Ведь это будет еще одно предательство. Первый раз их предали родители. Вы не представляете, из каких условий их иногда забирают! Некоторые от голода ели комбикорм в сарае. Эти дети изначально по педагогическим подходам считаются трудными. Они же приходят к нам с хватательным рефлексом, матом-перематом. Мы их тут отогреваем-отогреваем, а потом бывает, что воспитанников возвращают родителям. Им дают полгода на исправление, они поклеили пару обоин в хате — детей вернули в семью, а через месяц мама и папа опять запили, и ребятишек снова привозят к нам. И что, вот этих детей — в очередной раз предать?!

— Да в любую деревню заезжай — и соберешь там группу соповских детей, — считает педагог Александр Затолгуцкий.

Старожил детдома Тема со своими двумя «мамами» — бывшей и нынешней воспитателями Майей Затолгуцкой и Еленой Ворошень. «Тема — наша достопримечательность, дольше его тут никто не живет», — говорит Елена Юрьевна.

У сотрудников Великолетчанского детдома есть предложения к власти, что можно сделать, чтобы сохранить учреждение.

— Можно перепрофилировать нас, например, или в школу-интернат, или в школу санаторного типа, или в социальный приют, или даже кадетское училище. Вся наша инфраструктура позволяет это сделать, — уверена Вера Дук. — К тому же Большие Летцы — это практически в городской черте, чуть более 10 км от Витебска.

— И у нас за все годы появилось столько спонсоров, обширная партнерская сеть, — отмечает Леонид Дук. — Нам помогают и глава холдинга «Марко» Николай Мартынов, и государственный секретарь «cоюзного государства» России и Беларуси Григорий Рапота, и итальянские фонды, и многие другие. Делали ремонт — ни одной банки краски, ни кисточки не купили за счет бюджета!

Юные футболисты тренируются перед поездкой на турнир в Санкт-Петербург.

Летчанская школа также закрывается

В Больших Летцах в этом году хотят закрыть не только детдом, но и местную базовую школу. Дело в том, что почти все ее ученики — детдомовцы: 77 человек из 85. А раз в деревне не станет детдома, то, выходит, школа тоже лишняя. Восьмерых «домашних» детей, то есть тех, у кого есть семьи, с 1 сентября будут возить в школы или в агрогородок Кировский под Витебском, или в деревню Старое Село — это в 5−7 км от Больших Летцев.

Здание Летчанской базовой школы утопает в зелени.

— Нашу школу открыли в 1970-м, в период демографического бума. Она рассчитана на 240 человек. И было время, когда школа работала в две смены. То есть детей было даже больше. Сюда ходили ученики из всех ближайших деревень, — рассказывает директор Летчанской базовой школы Михаил Дук. — А в этом году у нас будет зловещий, в самом прямом смысле последний школьный звонок. Я даже не знаю, как его проводить: боюсь не совладать с эмоциями.

Новую работу будут искать 22 школьных педагога.

Сельчане написали в Администрацию Лукашенко

В Больших Летцах закрыли все, что только можно: ферму, клуб, почту… Осталось лишиться школы и детдома — и деревня окажется под угрозой окончательного вымирания.

— 4 апреля мы написали письмо о судьбе детдома в облисполком. Ответа нет, хоть уже все сроки вышли. Приглашали к себе представителей райисполкома. Никто не приехал, — утверждают работники детдома.

На днях, устав ждать реакции местной власти, коллектив детдома обратился с «криком души» к главе Администрации президента Наталье Кочановой: «Детский дом всегда являлся «градообразующим» учреждением, и вдвойне обидно, что в объявленный государством Год малой родины планируется его ликвидация, которая негативно отразится на дальнейшей судьбе деревни Большие Летцы, ее жителей, а также наших воспитанников, для которых наш дом стал поистине родным».

Обращение подписали более 100 местных жителей.

— …У нас все время, много-много лет, на башне жили буслы, — рассказывает педагог Елена Ворошень. — А в прошлом году, когда мы узнали, что детдом закрывается, буслы там не поселились. Тогда мы поставили на территории искусственных аистов. И дети стали делать игрушки в виде этих птиц. Их мы дарим усыновителям и гостям. А в этом году, смотрим, наши буслы опять прилетели! Делают гнездо.

— Значит, не все еще потеряно, жить будем! — подхватывают воспитатели и дети.

Когда настоящие аисты не прилетели, в саду возле детдома установили декоративное гнездо с этими птицами.