24 мая 2018, четверг, 14:58
Рубрики

Жители целого агрогородка могут в один момент остаться без крыши над головой

3

Целый агрогородок могут выселить.

Замки — типичный белорусский агрогородок с рудиментарными признаками цивилизации в виде нового бассейна и скромного торгового центра. По улицам ездят машины, у калиток гуляют дети, в магазине даже выстроилась небольшая очередь из пары-тройки человек — городок на удивление живой, пишет onliner.by.

На окраине стройным рядом стоят колхозные домики. В них живут молодожены и пожилые пары, многодетные семьи и начинающие специалисты. Годами люди вели деревенскую жизнь, а потом вдруг получили пугающий документ, намекающий на скорое выселение. Почему все так вышло, читайте в репортаже и делайте выводы.

Как Петрович сменился Семенычем и к чему это привело

На подъезде к Замкам на солнце сверкают трубы комбикормового завода, ближе к условному центру открывается вид на птицефабрику, на которой трудится около 300 человек — едва ли не половина всего населения. Некоторые работали здесь чуть ли не с основания, пока в цех не вошел кто-то из руководства и не заявил: производство посчитали убыточным и решили передать на баланс другого агрокомбината.

Конечно, людей новость насторожила, хотя по факту большинства это никак и не коснулось: вместо условного Петровича начальником стал Семеныч — вот и все метаморфозы. Всем сотрудникам сделали пометку в трудовой книжке и отправили выполнять те же обязанности, что и всегда, — между одной работой и другой, кажется, никто даже не заметил разницы. Сначала.

Проблемой это стало чуть позже, когда с виду незначительная для простых тружеников закорючка в документации обернулась угрозой выселения. Производство на баланс другого предприятия передали, а вот жилая недвижимость так и осталась у старого работодателя — юридически люди больше не работали в колхозе, а потому не могли претендовать на жилье.

Война с жареным петухом и повсеместная прокрастинация

Сейчас многие бегут в деревню. Покупают старую лачугу, учатся работать удаленно, заводят коз и лошадей. Обычно все это дается сложно, и комфортных для себя условий приходится добиваться годами — помощи таким людям ждать не от кого. В Замках же: работникам сельхозпредприятия сперва предлагают арендовать дом, а уже через пять лет у них появляется возможность выкупа. Примерно такая система сегодня работает в сельской местности по всей стране.

Казалось бы, и думать не стоит — бери да покупай. Но иногда жизнь кажется бесконечной и отодвигает дела до тех пор, пока не становится слишком поздно. Люди, потерявшие право на приобретение льготного жилья, тут же кинулись на борьбу с жареным петухом, но бой оказался неравным.

Так, например, было с молодой семьей ветеринаров. В 2011 году Роман вместе с супругой окончили учебу и приехали в Замки строить карьеру.

— Через два года у нас родился ребенок, колхоз выделил трехкомнатный дом. Это был отличный вариант: аренда стоила сущие копейки — в последнее время платили всего рублей девять в месяц. Нам сказали, что снимать его можно сколько угодно, а когда захотим выкупить, нужно будет просто написать заявление и собрать пакет документов. Ничего сложного.

Мы сделали в доме ремонт, поставили металлическую дверь, положили ламинат, плитку в ванной — рассчитывали, что через какое-то время он станет нашим.

Потом началась реорганизация: птицефабрику решили передать ОАО «Агрокомбинат „Дзержинский“». Конечно, в первую очередь у нас возник вопрос о сохранности нашего права на жилье, но руководство ОАО «Кленовичи» стало нас успокаивать, говорить, что дома сохраняются за нами и что ничего принципиально не изменится — только зарплата вырастет и в трудовой появится пометка о переводе. Мы поверили. Но потом по поселку поползли слухи, и мы решили подать заявление о выкупе — к этому моменту как раз прошло пять лет нашей работы здесь.

Парень утверждает, что подавал заявление с просьбой о выкупе, но ответа на него просто не получил, а чуть позже увидел в колхозе бумагу, где говорится о выселении людей, не получивших разрешение на приобретение жилья.

— Если бы руководство колхоза не затягивало сроки, если бы они вовремя обо всем предупредили и не молчали до последнего, мы бы могли успеть и спокойно жить в собственном доме, потихоньку выплачивая кредит. Теперь же мы рискуем все потерять и сидим на чемоданах. В конце концов, это не наша вина, что колхоз передали другому собственнику.

К слову, эти дома оценили не так уж и дешево — около $15 тыс. Если учесть, что это даже не Крупки, а периферия Крупок, станет понятно, что это хорошие деньги. Но отдать такую сумму сразу у нас никто не может, а вот льготный кредит — отличный шанс приобрести жилплощадь.

Если нас все же выселят, мы, конечно, выкрутимся. Снимем квартиру или дом. Но своего жилья у нас при таком раскладе никогда не будет, будем скитаться по съемным. Не слишком-то приятно, учитывая все громкие слова о помощи людям на селе.

Молодой юрист и всебелорусская неграмотность

Наверное, случись такое в Минске, люди бы оборвали все телефоны и написали жалобы во все инстанции — в борьбе за «свое» дошли бы до генпрокурора. На селе же такие вопросы решаются иначе — на словах.

Когда вопрос о получении права на выкуп зашел в тупик, пытающиеся вести борьбу семьи решили обратиться к молодому юристу Владимиру, работающему в ОАО «Агрокомбинат „Дзержинский“» (предприятие, на баланс которого перешел колхоз). На добровольных началах мужчина изучил документы, пообщался с работниками, обсудил все с руководством и понял, что найти правду будет непросто.

— Люди годами арендовали эти дома, делали там ремонты, обживались — считали их своими. Им казалось, что они в любой момент смогут выкупить их и что торопиться им некуда. Они всю жизнь работали в сельском хозяйстве, многие родились в деревнях и абсолютно не подкованы юридически. После реорганизации предприятия некоторые из них подходили к непосредственному руководству и спрашивали, как им быть. Получали устный ответ, что все будет хорошо, — и успокаивались. Конечно, отчасти это их вина, но в то же время людей никто не предупреждал о грядущих реформах, никто не говорил им, что они могут лишиться домов, — Владимир достает планшет с документами и рассказывает о семьях, которые вскоре могут остаться без крыши над головой. Среди них и инвалид, и многодетная семья, и мать-одиночка, тянущая на себе большое семейство.

— Я мог бы посоветовать людям обратиться в суд, но все не так просто. Они не собирали чеки за ремонты домов, мало кто сохранил хоть какие-то документы (все здесь решалось на словах), а потому уверенности в их победе у меня нет. Если дело будет проиграно, они потеряют большие деньги: в суде они как минимум должны будут оплатить 5% от спорного имущества (то есть домов), а для деревенских жителей это огромные деньги, — мужчина ведет к еще одной семье — с еще более странной историей.

«Разрешение получил, но покупать не дают»

Во дворе ухоженного дома гуляют дети, у порога встречает мужчина с крепким рукопожатием. Вместе с семьей он переехал сюда еще десять лет назад. Сначала работал слесарем, потом перевелся в котельную.

— Разрешение мы получали очень долго: они все откладывали и откладывали, жаловались на отсутствие времени, документы не могли собрать… Короче, разрешение я получал целый год. Получив, успокоился, пошел к юристу и спросил, как действовать дальше. На это девушка заявила, что не уверена в том, что я все еще могу выкупить дом, и она должна посоветоваться с руководством.

Для меня все это было странно, хотя я сильно не переживал: у меня же все документы на руках! Но потом из управляющей организации ответили: «Отказать в связи с отсутствием трудовых отношений…» Не знаю, как они могли отменить мое разрешение, ведь я не увольнялся и продолжаю работать на том же месте.

Хозяин ведет по двору и рассказывает о своем ремонте, огороде, детях, переезде, но после вопроса о дальнейших действиях в случае выселения тут же затихает: плана нет.

— Ага, снимать! Ну как же, — пространно отвечает мужчина и снова переводит тему в более позитивное русло.

Всего таких семей здесь семь или восемь. Все они долгое время арендовали дома и воспринимали их как свои, делали в них ремонты и планировали будущее, а теперь сидят на чемоданах и боятся остаться ни с чем. Пока их судьба окончательно не решена: официального уведомления с требованием освободить жилплощадь никто не получал, хотя документ с соответствующей рекомендацией уже, кажется, видел каждый житель агрогородка.

В холдинге «Агрокомбинат „Мачулищи“» (организация, которой принадлежат дома) прокомментировать ситуацию согласились без раздумий, но прежде решили посетить поселок для уточнения всех деталей. Как объяснил помощник генерального директора холдинга Игорь Белокурский, вопрос, вероятно, все же решится благополучно, хотя и не для всех.

— После коллективного обращения граждан уполномоченные должностные лица осуществили выезд в ОАО «Кленовичи», где была организована встреча по спорному вопросу. Также были рассмотрены правоустанавливающие документы бывших работников.

Как выяснилось, из всех обратившихся семей только три вовремя подали документы и попытались воспользоваться правом на выкуп. Они получили разрешения, и сегодня у них есть полное право стать домовладельцами. Мы сделаем все возможное и поспособствуем благополучному для них решению вопроса.

Остальные же обратившиеся не предпринимали никаких действий вплоть до проведения реорганизации предприятия. Обратились они только после того, как перешли на работу в другую организацию, хотя для оформления документов у них был достаточный срок. Сегодня они не являются нашими работниками и не вправе претендовать на дома. К сожалению, для них эта возможность упущена: на законодательном уровне мы не вправе предоставить им возможность выкупа.

Тем не менее перед нами не стоит цель выселять этих людей и лишать их домов. Они по-прежнему могут арендовать наши жилплощади, продолжая работу в ОАО «Агрокомбинат „Дзержинский“», — прокомментировали в организации.

Как разрешится конфликт и кто в нем больше виноват, говорить пока рано. Наверное, большинство семей и правда могли подумать о будущем заранее и не становиться частью любимой белорусской игры с откладыванием на потом. Если же заявления и правда были поданы в срок, дело может набрать новые обороты.