26 апреля 2019, пятница, 17:48
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Михаил Пастухов: «Референдум» 1995 года не имеет юридической силы

10
Михаил Пастухов

Разговоры о «мягкой белоруссизации» - не больше чем декорация.

И снова пришел цветущий май. Он напомнил еще об одной исторической дате — 14 мая 1995 г. Тогда гражданам страны было предложено высказать свое отношение к языку общения, пишет бывший судья Конституционного суда Михаил Пастухов для сайта «Свободные Новости».

Можно или нельзя?

Первым вопросом на «референдуме» 1995 г. был вопрос: «Согласны ли вы с приданием русскому языку равного статуса с белорусским?».

Напомню, что в ст.17 Конституции 1994 г. государственным языком в Республике Беларусь признавался белорусский язык.

В то же время обеспечивалось право свободного пользования русским языком как языком межнационального общения. Такое решение вопроса представлялось наиболее приемлемым для выражения и защиты интересов титульной нации (белорусов), а также многочисленной прослойки русского населения, осевшего в Беларуси с советских времен.

Еще раньше статус белорусского языка как государственного закреплялся в Законе «О языках в Белорусской ССР» от 26 января 1990 г. В преамбуле закона говорилось: «Долг и обязанность всех — беречь родной язык, содействовать его развитию и расцвету, уважительно относиться к языкам других народов».

Согласно ст.3 закона, гражданам Беларуси гарантировалось право пользоваться их национальным языком. На руководителей, других работников государственных учреждений возлагалась обязанность «...владеть белорусским и русским языками в объеме, необходимом для исполнения служебных обязанностей» (ст.4). В законе содержались меры, направленные на защиту языков, в том числе недопустимость ограничения прав личности по языковым признакам, а равно ответственность за публичное оскорбление государственного и другого языка.

Правительство приняло Государственную программу развития белорусского языка и других национальных языков на ближайшие 10 лет.

Основополагающий акт новой истории Беларуси — Декларация о государственном суверенитете от 27 июля 1990 г. — провозгласил право белорусской нации на самоопределение, государственность белорусского языка, верховенство народа в определении своей судьбы. Несмотря на такие гарантии, вопрос о государственности белорусского языка был вынесен на «референдум». Противником инициирования этого вопроса выступила группа депутатов Верховного Совета от БНФ и БСДП. В знак протеста они объявили голодовку в зале заседаний, но были удалены из него с применением силы.

Официальные итоги голосования по данному вопросу известны («за» — 83,3%, «против» — 12,7%). Однако остаются сомнения в их достоверности, о чем свидетельствуют отчеты независимых наблюдателей. Кроме того, следует учесть юридические аргументы против вынесения такого вопроса на референдум. В частности, его формулировка вступала в противоречие со ст.3 Закона «О всенародном голосовании (референдуме) в Республике Беларусь», согласно которой нельзя ставить на референдум вопросы, нарушающие неотъемлемое право белорусского народа «...на суверенную национальную государственность, гарантии существования белорусской культуры и языка».

К тому же, согласно ч.2 ст.148 Конституции 1994 г., запрещалось вносить изменения и дополнения в Конституцию в последние 6 месяцев полномочий Верховного Совета. Значит, в тот завершающий период вообще нельзя было проводить референдум.

Вывод получается неутешительный для организаторов «референдума»: его итоги не имеют юридической силы. Значит, в указанной части сохраняется действие норм Конституции 1994 г. о государственности белорусского языка.

Язык под запретом?

21 февраля каждого года по инициативе ЮНЕСКО отмечается Международный день родного языка. Он призван поощрять языковое разнообразие и предотвращать вымирание языков, если есть такая опасность.

По мнению ряда белорусских языковедов (в частности, Винцука Вечерко), а также данным экспертов ЮНЕСКО, в настоящее время белорусский язык находится на грани исчезновения, поскольку им как языком общения пользуется небольшой процент граждан.

На основании опроса 300 студентов, проведенного газетой «Наша Ніва» в ноябре 2012 г., выяснилось, что абсолютное большинство опрошенных вообще не говорят по-белорусски и не считают нужным им пользоваться.

Ситуация такова, что в Беларуси нет ни одного белорусскоязычного вуза, не создаются белорусские фильмы, не издаются белорусские учебники. Почти все правовые акты публикуются на русском языке. На нем же ведется и делопроизводство. Практически нет теле- и радиопередач на белорусском языке. Не слышно этого языка в дошкольных учреждениях, школах, вузах, больницах, судах.

Можно утверждать, что в Беларуси язык титульной нации целенаправленно вытесняется из сферы общения и находится как бы под запретом. Разговоры о «мягкой белоруссизации» являются, на мой взгляд, ничем иным, как декорацией на фоне продолжающейся политики русификации.