12 декабря 2018, среда, 11:45
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Просчитались?

43

Власти на самом деле не знают, что делать с энергией БелАЭС.

Переизбыток электроэнергии, с которым Беларусь столкнется уже через два года, а это произойдет сразу после ввода в эксплуатацию БелАЭС, при отсутствии возможностей для экспорта является предметом серьезной озабоченности белорусских властей, пишет primepress.by. Напомним, 24 апреля Лукашенко заявил, что ему до сих пор «внятно» не доложили о том, как БелАЭС будет встроена в экономику страны.

Цена интеграции в энергосистему — 700 млн долларов

Ввод в эксплуатацию БелАЭС, безусловно, потребует изменения режимов работы других генерирующих источников белорусской энергосистемы. Для того чтобы в новых условиях белорусская энергосистема нормально работала, для БелАЭС нужно создать резервные мощности.

Профильные специалисты считают, что резервная мощность в энергосистеме Беларуси должна составлять как минимум 1200 МВт — на случай, если, к примеру, из строя выйдет один из блоков АЭС. Также резервные мощности нужны для покрытия спроса на электроэнергию на время плановых ремонтов энергоблоков БелАЭС.

Всего в Беларуси намечено ввести на базе газотурбинных установок либо газопоршневых агрегатов до 800 МВт пиково-резервных мощностей, в том числе до 400 МВт — уже в 2018 г. Сейчас ведутся работы по выбору оборудования для пиково-резервных источников, которые будут построены на Березовской и Лукомльской ГРЭС, Новополоцкой ТЭЦ и Минской ТЭЦ-5.

Кроме того, строительство станции потребует установки электрокотлов на крупных энергоисточниках — там, где есть тепловая нагрузка. В целом на тепловых электростанциях «Белэнерго» планируется установить электрокотлы мощностью суммарно до 985 МВт.

По оценкам Минэнерго, на создание резерва мощностей и замену котлов нужны инвестиции в размере около 700 млн долларов. Правительство обязало энергетиков реализовать эти проекты за счет собственных и заемных ресурсов.

Административными мерами подстегнуть спрос не удастся

Однако, надо полагать, техническая сторона интеграции БелАЭС в энергосистему страны хоть и является непростой, тем не менее, решаема при мобилизации административного и финансовых ресурсов. А вот решить ключевой вопрос — переизбытка электроэнергии в стране после запуска БелАЭС — гораздо сложнее.

Напомним, сторонники ядерной энергетики в Беларуси при подготовке обоснования строительства БелАЭС исходили из того, что к 2020 г. электропотребление в стране достигнет 47 млрд кВт.ч. Они сильно просчитались. В последние годы потребление электроэнергии в Беларуси практически не растет и составляет 36—37 млрд кВт.ч. В 2017 г. потребление электроэнергии в стране составило 36,926 млрд кВт.ч. в том числе импорт электроэнергии составил 2,733 млрд кВт.ч.

Отметим, что два реактора БелАЭС должны заработать в конце 2020 г. Они будут производить 18 млрд кВт.ч. — это примерно около половины нынешнего потребляемого Беларусью объема электроэнергии. Правда, правительство надеется, что к этому времени потребление электроэнергии в стране вырастет: до 39,9 млрд кВт.ч. в год, и атомная энергетика займет в общем энергобалансе страны не 50%, а 45% от базовой мощности станции.

Но, во-первых, это все равно много. Во-вторых, не факт, что оно вырастет до этого уровня. По оценкам ученых Национальной академии наук (НАН), сегодня почти все белорусские отрасли имеют потенциал замещения газа и других видов топлива на электроэнергию, который в совокупности оценивается в 11 млрд кВт.ч. в год. Но директивно это сделать невозможно, нужна модернизация предприятий, а где на это взять деньги?

Правительство, тем не менее, попытается максимально стимулировать внутренний спрос на электроэнергию. В частности, в Минприроды рассчитывают, что потребление электроэнергии в стране вырастет за счет производства электробусов, электромобилей, троллейбусов с электрической батареей.

Специалисты говорят, что электромобилизация в Беларуси выглядит привлекательно, если брать в расчет стоимость вырабатываемой АЭС электроэнергии с учетом лишь текущих затрат. Если же посчитать полные затраты, с учетом выплат на вложенный в ее производство капитал, то тарифы вряд ли окажутся стимулирующими для такого проекта. Поэтому без господдержки реализовать такую программу не получится.

Жилье с электрической «начинкой» — пока вопрос

Стоит отметить, что в ожидании ввода БелАЭС правительство скорректировало программу «Строительство жилья» на 2016—2020 гг. Теперь белорусские новостройки должны проектироваться с электрической «начинкой» — отоплением, подогревом воды, электроплитами в кухнях квартир. Предусмотрено также развивать инфраструктуру по обеспечению электроэнергией строящегося жилья.

Как рассказал начальник управления жилищной политики Минстройархитектуры Александр Горваль на форуме «Инновации в строительстве» в марте этого года, в Беларуси в 2018 г. будет построено несколько жилых домов с расширением использования электроэнергии. «Надо на практике попробовать, чтобы сделать вывод, насколько масштабно эта работа будет проводиться.

Одно понятно: для тех районов, где нет досточно развитой сети по поставкам теплоэнергии, электричество, конечно же, представляет интерес. А там, где есть большие мощности тепловой энергии, мы будем продолжать строить жилье с традиционными путями обеспечения его теплом и горячей водой», — сказал Горваль. При этом он заметил, что если нынешние тарифы на электроэнергию сохранятся, то возникает большой вопрос: насколько экономически целесообразно переходить от централизованных мощностей ТЭЦ, котельных на обогрев электричеством.

Ввод в эксплуатацию БелАЭС приведет к переизбытку электроэнергии прежде всего в ночное время в межотопительный сезон. Поэтому с помощью тарифной политики правительство собирается стимулировать спрос на «ночную» электроэнергию. Новые тарифы пока не обнародованы. Но не исключено, что стимулирование «ночной» электроэнергии на начальном этапе также потребует дополнительных мер господдержки.

Вероятно, высшее белорусское руководство рассчитывало получить от строительства БелАЭС исключительно бонусы, а финансовые траты на ее интеграцию в энергосистему и в целом в экономику страны пока никто не считал.

Был расчет на экспорт

Реализация такого амбициозного для Беларуси проекта, как строительство атомной станции, предполагала, что белорусские энергетики смогут экспортировать излишки электроэнергии.

Из Беларуси в направлении Европы есть лишь одна линия электропередачи (ЛЭП), синхронизированная с европейской, — она работает в литовском направлении. Но Литва категорически отказалась покупать электроэнергию из Беларуси после ввода БелАЭС, считая ее небезопасной, и намерена в 2020 г. демонтировать ЛЭП 750 кВ в направлении Беларуси.

С Польшей такой ЛЭП нет — ее пришлось бы строить, если бы поляки согласились на импорт белорусской электроэнергии. Но в этом вопросе Польша занимает солидарную позицию с Литвой и заявляет, что не нуждается в импорте электроэнергии из Беларуси.

Правда, Беларусь имеет шанс на поставки электроэнергии на рынок Евразийского экономического союза, но это лишь в том случае, если белорусской стороне удастся снизить цену на российский газ примерно до уровня РФ, что весьма проблематично.