19 ноября 2018, понедельник, 21:45
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Апостольский нунций: Папа не приедет в Беларусь без согласия патриарха Кирилла

14

Габора Пинтера заявил, что Папа Франциск готов посетить Беларусь.

3 мая 2016 года Папа Римский Франциск назначил венгерского католического священника и ватиканского дипломата Габора Пинтера новым Апостольским нунцием в Беларуси. Через два года мы встретились с архиепископом для интервью и обсудили его впечатления от страны, отношения с белорусскими властями и некоторые внутрицерковные моменты, пишет krynica.info.

- Вы были назначены Апостольским нунцием в Беларуси два года назад. Оправдались ли Ваши ожидания о стране?

- Я прибыл в Беларусь только в августе, но в любом случае мы можем сказать, что я здесь уже почти два года. Иногда кажется, что даже больше, так как время был очень интенсивным. Первый год всегда очень тяжелый, поскольку необходимо изучить новую реальность и новую часть Церкви, узнать общество и государство, а также закончить строительство нунциатуры, на что ушло 14 месяцев. Слава Богу, она получилась хорошей, здесь можно жить и работать. Так что, мои первые годы были очень напряженными и динамичными, но и очень приятными.

Беларусь и вся территория бывшего Советского Союза были почти неизвестны мне. И хотя я сам из Венгрии и жил в подобной ситуации, теперь я знаю, что здесь было совсем иначе.

У меня почти не было информации о Беларуси. Даже об обществе, политике и Церкви. Почти все было ново. Когда я получил свое назначение, то знал, что есть такая страна Беларусь. Что ее столица — Минск. Что здесь производят много тракторов и были подписаны Минские соглашения по Украине. Это практически все, что я знал. К сожалению, в школе мы очень мало изучали о Беларуси, а после 1991 года в западных СМИ было мало новостей о ней.

Поэтому я был очень рад узнать эту замечательную страну с ее прекрасной природой. Вся мои впечатления о Беларуси очень позитивны. Города красивы и хорошо организованы. Очень хорошо работает инфраструктура, а люди очень приятны и гостеприимны.

Даже сейчас я очень удивлен, когда вижу здесь много веры. Я не понимаю, как эти люди сумели сохранить ее в такой жесткий атеистический период. Кажется, что ключом этого была семья. Вера сохранилась не Церковью, которая как институт была практически уничтожена, а в семьях и через семьи. Это удивительное явление.

Конечно, это не значит, что все идеально, и мы здесь живем в раю. Есть много вещей, которые следует сделать даже в Церкви, в политической жизни, в экономике. Но в целом ситуация как в обществе, так и в Церкви очень положительная.

- Вы жили и работали в разных странах (Гаити, Боливия, Скандинавские страны, Франция, Филиппины, и Австрия). Какая из них наиболее похожа на Беларусь?

- Вы правы, я работал во многих странах мира. Но хотел бы дополнить список: еще я проходил практику в Ливане и несколько месяцев был в Алжире вследствие чрезвычайной ситуации.

Все эти страны очень разные. Не только по сравнению с Беларусью, но и между собой. Даже в Европе, Австрия и Франция очень разные, не говоря уже о Скандинавии. Там много общего, но и много разного. Различная важность Католической Церкви, число католиков, традиции, менталитет.

Гаити хотя и находится в Америке, но является очень африканской страной. А в Боливии самая большая индейская община: большинство ее населения — аборигены, хотя в других странах Латинской Америки наоборот. А Филиппины хотя и находятся в Азии, но здесь много испанской культуры и большое влияние США. Они объединяют три очень разные культуры.

В Беларуси трудно найти сходство с этими странами. История, традиции и менталитет здесь близки к другим народам Восточной Европы. Я мог бы сравнить Беларусь больше с Польшей и Словакией, но там я не работал в качестве дипломата. Когда я сравниваю традиции, еду и национальный костюм, то вижу много сходства с Польшей и Словакией, да и с Венгрией тоже. Интересно находить общие вещи, хотя наши культура и история очень разные. И в Католической Церкви у нас много общего. Но другие вещи, как, например, в политике и экономике, а также ситуацию в Церкви невозможно сравнить со странами, где я работал раньше.

Но сегодня мир стал таким маленьким, что мы живем, словно в маленькой деревне. Социальные сети дают ощущение, что живем очень близко. К сожалению, Беларусь не очень хорошо известна остальному миру, но надеюсь, что она изменится и станет более известной и открытой. Тем не менее, все, что происходит в Минске, моя семья узнает сразу же, а в Минске можно узнать обо всем, что происходит в Венгрии. Это очень позитивно. Это дает ощущение, что даже если политическая ситуация в мире очень сложна и драматична, мы живем в одной семье. И сравнивать страны стало гораздо проще, даже если сходство не так очевидно.

- Вы называли подготовку визита Папы Римского в Беларусь одной из своих основных задач. Есть ли какие-либо подвижки в этом вопросе? Из-за того, что нет никаких свидетельств, что Папа может приехать в Беларусь, не станет ли ожидание его визита этаким белорусским Граалем?

Я надеюсь, что нет. Визит Папы в Беларусь — действительно один из моих приоритетов. Мы разговариваем об этом со многими людьми в стране. Не только с католиками, но и с православными и государственными властями. Действительно, вся страна хочет, чтобы Папа приехал сюда — на землю, которую никогда не посещал Понтифик. Надеемся, что это произойдет.

Католическая Церковь и Папа уважают все народы и религии. Хотя в Беларуси относительно большой процент католиков (больше, чем в любой другой православной стране), большинство населения все же православное. Именно поэтому Папа не приедет сюда без согласия Православной Церкви. Поскольку Белорусская Православная Церковь является частью Русской, а ее предстоятелем является Патриарх Московский Кирилл, то без его согласия, визит не состоится.

Наша задача — организовать визит в согласии и координации с Православной Церковью. Убежден, что страна готова для этого, и я могу подтвердить, что Папа тоже готов.

- Почему же нет согласия из Москвы?

- Полагаю, что есть причина, по которой они еще не рассматривали этот вопрос. Но я настроен очень оптимистично и думаю, что у них найдется на это время.

- А что насчет проблемы иностранных священнослужителей, которым необходимо получать разрешение на религиозную деятельность в стране? Католические священники должны служить Святую Мессу ежедневно, так что это большая проблема для них, даже если они приезжают в Беларусь на короткое время.

- Проблема существует, мы не можем скрывать ее. Она является в том числе следствием особого положения Католической Церкви в Беларуси. Во времена Советского Союза здесь насчитывалось менее 40 священников, большинство из них были подпольными. Сейчас же речь идет о более чем 500 католических священниках в стране, большинство из которых — граждане Беларуси.

Также правда, что Католическая Церковь не может работать сегодня на полную без иностранной помощи. И большинство иностранных священнослужителей происходит из Польши. Так получилось по многим причинам, но прежде всего вследствие близких языков, общих традиций и менталитета. Очевидно, что страна, где есть много священников, помогает своему соседу, который в них нуждается. В Беларуси есть священники и из других стран, но в основном все же из Польши.

В то же время есть закон государства, который регулирует, как иностранцы могут приезжать и работать здесь. Католическая Церковь уважает этот закон. Это даже не обсуждается. Но есть ситуации, когда применение закона не понятно. Почему так, а не этак? Почему это, а не то? Есть вопросы, которые мы должны прояснить.

Обычно эти вопросы рассматриваются в индивидуальном порядке. Однако мы стремимся заключить все вопросы в общий контекст, чтобы избежать разбирательства всех случаев по одному. Мы добиваемся урегулирования этого явления.

Последняя очень важная встреча по этому вопросу состоялась в Министерстве иностранных дел 27 апреля. Мы с архиепископом Кондрусевичем встретились с министром Макеем, уполномоченным по делам религий Гуляко и их помощниками. Встреча продолжалась несколько часов, и этот вопрос также поднимался. Мы смогли прояснить многие детали, которые не были понятны либо нам, либо представителям властей. Мы также договорились, что определенные правила и вопросы будут пересмотрены.

- Была ли встреча вызвана ситуацией со священником, который должен был оставить Гатово?

- Нет, не была. Она состоялась в это же время, но это совсем случайно. Несколько месяцев назад по моей инициативе мы встретились с министром Макеем, обсудили различные вопросы, и после он организовал эту общую встречу, чтобы можно было обсудить непосредственно несколько вопросов и проблем. Основной вопрос носил гораздо более теоретический характер, но, мы обсудили немного и эту проблему.

- В Беларуси есть не только Римско-Католическая Церковь, но и Греко-Католическая. Тем не менее, она не имеет своего епископа. В чем причина этого? Как мы знаем, существуют даже меньшие Восточные Католические Церкви, которые имеют своего епископа.

Это тоже сложный вопрос. Прежде всего, необходимо подчеркнуть важность Греко-Католической Церкви в Беларуси. Ее традиция восходит к самому началу греко-католичества. Ранее греко-католиков здесь было намного больше, у них были свои епархии и епископы. Поэтому, говоря о традиционных христианских Церквях в стране, мы всегда вспоминаем три: Православную, Римско-Католическую и Греко-Католическую. Эти три Церкви показывают реальность христианской традиции и христианского общества в стране. Мы не можем и никогда не будем об этом забывать. В советское время Греко-Католическая Церковь была фактически упразднена, и священники были высланы на мучения в ГУЛАГ. Советское правительство не хотело вообще признавать греко-католиков.

После изменений, которые начались 30 лет назад, греко-католической общине пришлось искать свою собственную идентичность. Они должны были прийти к себе. Сегодня можно подтвердить, что они нашли идентичность, хотя их количество до конца неясно. Очень строгие статистические данные говорят о 3,000. Более реальные свидетельствуют о 15,000-17,000. Если же учитывать все семьи, где мать или отец являются греко-католиками, речь может доходить до 30,000. Реальность же где-то между 3,000 и 30,000.

Это очень конкретная общность. Они присутствуют практически во всей стране, особенно в крупных городах. У них 15 священников. Отвечает за греко-католическое сообщество архимандрит Сергей Гаек, который назначен Святым Престолом в качестве визитатора и ответственен непосредственно перед Ватиканом. Ему поручено организовать всю жизнь сообщества, координировать пастырскую работу. Это означает, что у греко-католиков есть определенная независимость. Они не подчиняются римско-католическим епископам, но присутствуют во всех национальных событиях Католической Церкви. И делают это как греко-католики.

Что же касается того, почему у них нет своего епископа, то по многим критериям он мог бы у них быть. Но есть некоторые другие условия, которые еще не выполнены. Ни я, ни Папа — мы не забываем о греко-католиках. Мы следим за процессом поиска ими своей идентичности, их ролью в обществе и в Церкви Беларуси. Есть много позитивных сдвигов, даже если они не очень видны.

Со времени моего приезда в Беларусь, одним из моих приоритетов было увидеть, как идет этот процесс. Я разговаривал об этом и с Папой, когда был в последний раз в Риме в ноябре. Я разговаривал и с кардиналом-госсекретарем Паролином, так как этот вопрос также зависит от него. Я разговаривал и с кардиналом Сандри, который отвечает за Конгрегацию Восточных Церквей. Мы все работаем над этим вопросом.

Но я не думаю, что мы сможем очень быстро дать ответ. Мы должны рассматривать этот вопрос постепенно. Надеюсь, что через несколько месяцев мы сможем увидеть какие-то конкретные шаги по упорядочению жизни греко-католического сообщества. Будет ли речь идти о епископе или нет, я не могу сейчас сказать. Это было бы слишком конкретно.

- В Беларуси также есть традиционалистский католический приход, принадлежащий к Братству Святого Пия X. Ватикан сегодня пытается улучшить отношения с братством. Но мы не видим таких шагов в Беларуси. Почему? Есть ли у вас какие-либо отношения с этим приходом?

- В последние годы Святой Престол сделал много шагов и жестов в сторону традиционалистского сообщества. Когда мы говорим о братьях, старшему легче, чем меньшему делать шаги и жесты. Уже предпринимались конкретные инициативы для того, чтобы достичь единства. Прежде всего, было отменено отлучение от Церкви четырех епископов. Это был очень важный момент. Были и некоторые другие шаги. Так, Папа Франциск позволил священникам братства исповедовать всех католиков. И это тоже очень ясный знак. Идет процесс восстановления единства. Признаюсь, Ватикан хочет интенсифицировать этот контакт.

Я знаю, что в Минске у традиционалистов зарегистрирован приход. К сожалению, у меня нет никаких контактов с ними. Ни с группой, ни со священником. Я слышал, что он из Швейцарии. Но мы никогда не встречались. К сожалению, он не искал контакта со мной. Насколько я знаю, не искал и с епископами страны.

Я открытый человек. Для меня было бы абсолютно нормально встретиться со священником или установить с ним другой контакт. Я не исключаю, что могу сам выступить с инициативой. К сожалению, пока у меня было много других дел. Я даже сейчас очень занят. Не знаю, когда у меня появится время, но я абсолютно готов. И после вашего вопроса, встреча, вероятно, появится в моем плане того, что нужно сделать. Если они этого не сделают, буду делать я. Это не проблема. Как представитель Папы я хотел бы также представлять то же самое намерение Святого Престола. И я сделаю все возможное, чтобы прийти к очень конкретному и видимому единству.