19 сентября 2018, среда, 7:12
На марше
Рубрики

Путин оказался плохим учеником

6

В «Деле Собчака» есть два героя и одна жертва.

Он мог стать российским Гавелом. Но не стал.

А его наследием, так же как и наследием Бориса Ельцина, стал человек, который уже больше 18 лет занимает главный кабинет в Кремле, и никак не может его оставить.

Анатолий Собчак, профессор—юрист, звезда знаменитого съезда народных депутатов СССР, первый мэр Ленинграда, вернувший северной столице ее историческое название, подследственный по делу о взятке , вынужденный эмигрант, доверенное лицо кандидата в президенты РФ Владимира Путина , умерший пятью днями позже то ли сам, то ли помогли в возрасте 62 лет — герой фильма режиссера Веры Кричевской (она вместе с Михаилом Фишманом сняла фильм «Слишком свободный человек» памяти убитого Бориса Немцова) и Ксении Собчак, дочери, чья известность, порой весьма противоречивая, собственно и сохранила фамилию отца в сегодняшней российской реальности.

Трибун

Теперь Собчака — старшего его коллеги по эпохе кто называет лохом, кто — фанфароном: денег не сделал, выборы на второй мэрский срок проиграл, умер оболганным и ошельмованным, а тот, кого называл «мой Володя», перечеркнул все, за что Собчак когда-то боролся и что сделало его знаменитым на весь огромный тогда СССР.

С трибуны съезда Верховного Совета СССР, из зала, находящегося меньше чем в километре и от Лубянки, и от Старой площади, он говорил о всевластии советской политической полиции, КГБ СССР (его Володя в это время еще трудился в советской резидентуре в Дрездене), о том, что страна, которая только и может, что гордится своим ракетами и прошлыми военными победами, обречена, о том, что верховенство права — это то, что лежит в основе цивилизованного мира, к которому Россия должна стремиться.

После трагедии в Тбилиси в 1989 году, когда мирная демонстрация была разогнана с помощью саперных лопаток (25 убитых) именно Собчак возглавил комиссию, расследовавшую эту трагедию. Его дружно ненавидели и военные, и чекисты, а он продолжал говорить, свято веря, что слова имеют значения.

И они, слова, имеют значение — словосочетание «верховенство закона» стало модным в том нищем, распадающемся СССР, где свобода ненадолго стала важнее колбасы. То, что потом модными стали совсем иные слова — «капуста», «неприлично спрашивать как имярек сделал свой первый миллион», «котлета» и проч. — трагедия страны, у который был шанс и которая этот шанс спустила в унитаз.

Триумфом, пиком политической карьеры Анатолия Собчака стали события августа 1991 года — хроника времени, собранная по кусочкам Верой Кричевской и ее командой, завораживает: неужели это все было с нами? Собчак выступает перед морем людей, собравшихся на Дворцовой — выйди сейчас и туда же люди вот так же, по зову сердца, без бумажки из мэрии, и их бы разгоняли омоновцы одного из героев фильма, в прошлом телохранителя Собчака, а ныне главы Росгвардии Виктора Золотова. И где бы сейчас, в 2018-м, был бы Собчак ? — с этого вопроса начинается фильм и остается и героями, и авторами не отвечен.

Главный герой штрих

Вся вторая часть фильма — это история трагедии. Собчак был трибуном, оратором, наверное был бы прекрасным спикером парламента — водопровод, канализация, люди, требующие зарплат и пенсий здесь и сейчас, — это было не его. Он уезжал говорить о высоком, о прекрасной России будущего, о цивилизационных проблемах на западные берега, оставляя на хозяйстве своего зама, Владимира Путина, снабжая того, рассказывает в фильме вдова Собчака, Людмила Нарусова, пустыми бланками, скрепленными подписью мэра. И вот тут авторы допускают непростительные изъятия — в фильме нет ни слова ни о докладе Марины Салье, депутате горсовета Санкт-Петербурга, которая расследовала знаменитую аферу под название «нефть в обмен на продовольствие», ни об отмывочной конторке известной как корпорация «Двадцатый трест» и уголовном деле № 144128, известном в Питере как «дело Путина», ни о «бандитском Петербурге», в котором имя зама главы северной столицы имело серьезный вес. «Это фильм не о Путине, а о Собчаке», — возражают создатели фильма. Ну, это как посмотреть: Путин, конечно, не главный герой фильма, это правда, но и не герой второго плана тоже.

И дело не только в том, что действующий (уже 18 лет) президент РФ дает эксклюзивное интервью авторам — по словам Веры Кричевской из 75 минут записи в картину вошло 6 минут, и не в том, что он присутствует на многочисленных (и потрясающе интересных!) кадрах хроники, но в том, что он — единственный, на самом деле, положительный герой фильма, рыцарь на белом коне, который спасает старшего товарища, Анатолия Собчака, когда на того обрушивается вся мощь правоохранительной машины РФ образца 1997 года (МВД, Генпрокуратура, ФСБ) и, рискуя карьерой, на самолете с финскими номерами, зафрахтованным членом кооператива «Озера» Геннадием Тимченко и с разрешения погранслужбы РФ вывозит Собчака в Париж. Ну разве не герой? Не защитник? Не опора? Не мужик, который ни страну, ни отдельного Собчака не подведет? И тот, и другой, и третий — если забыть и про доклад Салье, и про «Двадцатый трест» и про бандитский Петербург времен, когда мэром был Анатолий Собчак, а его правой рукой, прошедший путь от советника (в мае 1990 года) до первого зама (вплоть до конца июня 1996 года) был Владимир Путин. И если забыть о всем том, что произошло со страной и с нами за последние 18 лет. Или авторы про какую-то другую страну?

Учебное пособие

Фильм «Дело Собчака» идет 1 час 57 мин, и не отпускает ни на секунду. В нем есть завязка, триумф и трагедия, в нем есть взлет — красивый, хорошо одетый, чуть надменный Собчак то танцует с Плисецкой, то беседует с президентом США Клинтоном, то встречает английскую королеву и прохаживается с принцем Чарльзом. И есть падение — тот же Собчак в замызганных российских судах, защищающийся от клеветы (тогда это были еще суды!), и на больничной койке, скрывающийся от возможного ареста, В нем есть раскаяние — Людмилы Нарусовой, рассказывающей как она решила улучшить семье жилплощадь («мы же много ездили и видели как на Западе живут люди»), что и послужило причиной уголовного дела о взятке (адвокат Генри Резник, ознакомившийся с томами дела, утверждает, что юридических оснований в этом деле нет). И есть виноватые — первый президент России Борис Ельцин, который ревновал к популярности Собчака, размышлявшего о кресле президента РФ, и все та же Людмила Нарусова, любимая женщина и жена, которая, отодвинув всех , возглавила тогда штаб по переизбранию мэра Собчака, чтобы эти выборы проиграть, не добрав 15 тыс. голосов.

Есть в нем и жертва — реальная, живая, такая трудная и такая притягательная публичная политика, которая у нас была и которую мы потеряли. «Уроки Собчака» — одно из не случившихся названий фильма, «Путин выучил уроки Собчака и сделал все наоборот»,— сказала Ксения Собчак. Нет, Путин просто оказался плохим учеником, но тем, кому предстоит вернуть публичную политику в «прекрасной России будущего» (тм Навальный) — ровно поэтому фильм must to see. Чтобы еще раз не наступить на те же грабли.

Евгения Альбац, «The New Times»