19 сентября 2018, среда, 7:09
На марше
Рубрики

Геннадий Федынич: Профоюз не зарабатывает деньги, нам каяться не в чем

3
Геннадий Федынич

Лидер независимого профсоюза РЭП рассказал, что скрывалось в 11 томах уголовного дела.

Лидеры профсоюза РЭП Геннадий Федынич и Игорь Комлик ознакомились с материалами «дела профсоюзов». Фигуранты дела не признали вину в полном объеме и подали ходатайства о прекращении уголовного дела.

Геннадия Федынича больше не связывает тайна следствия. Впечатлениями о «деле профсоюзов», его судебных перспективах и возможных сценариях развития событий он поделился с сайтом praca-by.info.

«Кто и зачем держал «Дело профсоюзов» под сукном с 2011 года?»

– Когда следствие закончилось, я воспользовался своим правом и подал ходатайство о прекращении уголовного дела. Я в полном объеме не признаю предъявленных мне обвинений и считаю, что «Дело профсоюзов» носит сугубо политический характер. Иначе кто и зачем держал его под сукном с 2011 года? Почему дело вдруг всплыло в августе 2017?

«Из-за нашей работы решили прижучить профсоюз. Зачистка неугодных продолжится»

– Я считаю, что за прошедшие годы профсоюз благодаря системной работе приобрел известность в обществе как организация бескомпромиссная, настойчиво отстаивающая права членов профсоюза и дающая бесплатные консультации сотням, тысячам людей, в том числе и не членам профсоюза. И самое главное: РЭП – организация, способная объединить людей для защиты своих законных интересов и прав. Я убежден: именно из-за нашей работы решили прижучить профсоюз, не давая ему полноценно работать. С учетом того, что через два года в Беларуси состоятся «президентские выборы». Поэтому и началась зачистка неугодных, которая, по всей вероятности, будет иметь продолжение.

Профсоюз – общественная организация, она не зарабатывает деньги, нам каяться не в чем. Но мы: и я, и Игорь Комлик – считаем себя абсолютно невиновными.

«Лев Толстой отдыхает»

– Какое впечатление оставило у вас знакомство с материалами уголовного дела?

– Дело очень «маленькое»: всего 11 томов, по 600 страниц в каждом. Лев Толстой отдыхает. Знакомство с материалами дела далось нелегко: нам запретили фотографировать материалы дела. Все наши ходатайства отклонил руководитель следственной группы капитан Захаров ввиду нецелесообразности).

«Кому принадлежит фейковый почтовый ящик и кто его создал, в деле нет информации»

– В материалах дела говорится о некоем электронном ящике, с которого отправлялись анонимные письма нашим коллегам из-за рубежа: шведскому профсоюзу IF Metall и датскому профсоюзу 3F. Также в этом ящике были электронные копии документов якобы из литовского банка. Кто и зачем создавал этот фейковый почтовый ящик, в деле информации нет. Зато там есть постановление, что ящик надо вскрыть, потому что он якобы принадлежит Игорю Комлику. Потом оказалось, что Игорь Комлик не имеет к ящику никакого отношения; но следствие так и не нашло владельца.

– Следственный комитет утверждает, что профсоюз РЭП обманывал своих зарубежных коллег, подделывал отчетность. Есть ли у профсоюзов IF Metall и 3F претензии к профсоюзу РЭП?

– Даже с учетом писем анонима, на основании которых они провели собственное внутреннее расследование, у наших коллег претензий как не было, так и нет.

– До сегодняшнего дня, начиная с первого анонимного письма, нигде публично не звучала информация про этот ящик. Письма с него шли только в адрес зарубежных коллег; то есть, при изучении в следственных целях почтовых ящиков профсоюза РЭП обнаружить этот анонимный ящик было невозможно. Каким образом, по вашему мнению, следствие вышло на анонимный ящик?

– Дело идет с 2011 года. Ящик создан в 2016 году. Я думаю, он был создан спецслужбами КГБ специально; чтобы легализовать фейковую информацию из писем, сделать ее следственным материалом. Все, что сейчас утверждает следствие – что мы обманывали зарубежных коллег, давали им подложные документы, – это все на основе анонимных писем из анонимного почтового ящика.

«Не смотрите на документы; руководствуйтесь показаниями некоторых свидетелей»

– Как вы оцениваете судебные перспективы «дела профсоюзов»?

– Если бы дело рассматривалось в рамках закона, то даже прокурор отправил бы его обратно, не говоря уже о суде. Никакой доказательной базы, которая опирается на подлинные документы, в деле не существует. Следствие как будто заранее дает наводку прокурору: «Не смотрите на документы, руководствуйтесь нашими выводами, в том числе показаниями некоторых свидетелей, из которых мы выбили нужные нам показания. Все это поможет вам принять «правильное решение».

«Следствие допросило более 800 членов профсоюза – ни одного протокола в деле нет»

– Часть материалов следствия выделена в отдельное производство. Что это за материалы, зачем это сделано?

– Да, в «Деле профсоюзов» я не видел массу материалов. Например, следствие допросило свыше 800 членов нашего профсоюза – ни одного протокола в деле нет, они выделены в отдельное производство. Какие еще документы выделены в отдельное производство, мне не известно. Возможно, за первым уголовным делом хотят открыть новое уголовное дело. Надеются держать профсоюз РЭП на коротком поводке? Не удастся: профсоюз будет работать в интересах трудящихся.

«Все шито белыми нитками»

– Однако следует отметить главный аспект «дело профсоюзов». Уголовное дело возбудил Департамент финансовых расследований по Минску и Минской области по указанию КГБ. Уголовное дело значится под №1, следовательно, в течение января–августа 2017 года ДФР не инициировал возбуждение уголовных дел вообще. По представленным ДФР материалам, как правило, уголовное дело возбуждает Следственный комитет, однако последний не решился на такой эксперимент. Очевидно, все шито белыми нитками.