20 сентября 2018, четверг, 4:55
На марше
Рубрики

Обнуленные сроки и национальный раскол

Как выборы изменят Турцию.

Реджеп Тайип Эрдоган и его исламистская "Партия справедливости и развития" (ПСР) одержали победу на воскресных выборах в Турции. В стране одновременно и прошли и досрочные президентские и парламентские выборы. По официальным данным, Эрдоган набрал 52,5% голосов, тогда как его главный противник, представитель светской социал-демократической "Республиканской народной партии" (РНП) Мухаррем Индже – 30,6%.

Результаты досрочных президентских выборов

Оппозиция заявляет, что выборы не были честными. Главной проблемой стала абсолютная монополия Эрдогана в ведущих СМИ, которые подконтрольны государству и большую часть времени прославляли действующего президента. Кроме того, в Турции с 2016 года после неудачной попытки военного переворота продолжает действовать режим чрезвычайного положения – тысячи людей брошены в тюрьмы по политическим мотивам за критику власти.

Тем не менее, несмотря на отдельные правонарушения, финальный результат мог оказаться близким к реальности. Накануне выборов оппозиционные партии и НПО направили на избирательные участки около полумиллиона наблюдателей. Но никаких серьезных свидетельств массовых фальсификаций нет.

Хоть Индже и раскритиковал условия выборов, он все же признал победу Эрдогана. Если бы он опротестовал результаты, то в стране могли бы вспыхнуть серьезные беспорядки. Такой мощной протестной мобилизации в Турции не было давно – накануне выборов оппозиционный кандидат сумел собрать на митинг против политики Эрдогана несколько миллионов человек. По данным полиции – три миллиона, сам Индже называл цифру в пять миллионов.

Обнуленные сроки

Резкое недовольство Эрдоганом среди оппозиции и правозащитных организаций связано с референдумом о смене типа правления в Турции – с парламентской на президентскую республику.

Теперь власть Эрдогана значительно расширилась, он может самостоятельно назначать министров и принимать законодательные решения. Поэтому сейчас он зависит от парламента намного меньше, чем в прошлом.

Кроме того, победа Эрдогана дала возможность править страной два срока по пять лет. В соответствии с новой редакцией Конституции, он может отбывать свой первый президентский срок до 2023 года, а второй в случае переизбрания – до 2028-го.

Национальный вопрос

Выборы подтвердили и усилили глубокий раскол турецкого общества. Фактически оно разделено на три части. В крупнейших мегаполисах положение Эрдогана неуверенное, как и на прошлогоднем референдуме. Хотя на сей раз в Стамбуле он получил половину голосов.

Глубинка поддержала действующего президента, за исключением ряда районов с курдско-алевитским населением (алевиты – течение шиитского ислама, которое исповедует до 10 млн граждан Турции, большинство из которых курды) на востоке страны. Там большинство голосов набрала оппозиционная прокурдская "Демократическая партия народов" (ДПН) и ее кандидат на президентских выборах Селахаттин Демирташ, который сейчас находится в турецкой тюрьме по обвинению в "связях с террористами".

Несмотря на победу, время работает против Эрдогана – население из глубинки постепенно перемещается в мегаполисы. Что касается курдов, то их высокая рождаемость также постепенно ведет к усилению значения этой общины.

Для двух из трех социальных групп политика Эрдогана неприемлема. Образованное население мегаполисов раздражает подавление прав человека, внедрение религиозных принципов в систему образования и проверка на приверженность исламу перед поступлением на государственную службу.

Курдам не нравится отсутствие автономии и государственных школ на курдском языке, аресты законно избранных мэров курдских городов. Алевитско-шиитское меньшинство – значительная часть алевитов имеет курдское происхождение – недовольно тем, что на их налоги в их поселках строят суннитские мечети.

Победа Эрдогана означает, что он, скорее всего, будет следовать прежнему курсу, а значит общественное недовольство будет усиливаться. Это может привести со временем к серьезным политическим кризисам и протестам.

С кем договариваться

Неожиданно сильно выступила "Партия националистического движения" (ПНД) во главе с Девлетом Бахчели, партнером Эрдогана по коалиции. ПСР получила 42%, а ПНД – 11%. Теоретически это означает, что партия Эрдогана потеряла большинство и будет вынуждена больше считаться с партнером по коалиции.

Вообще турецкие националисты достаточно сильно выступили на этих выборах: как оппозиционная Эрдогану "Хорошая Партия", лидером которой является Мераль Акшенер, так и союзная Эрдогану ПНД, набрав вместе 22% голосов.

Результаты досрочных парламентских выборов

Одновременно еще одной неприятной новостью для президента стало то, что курдская ДПН с 11,7% голосов преодолела барьер для попадания в парламент, а значит будет влиять на законотворчество.

Наличие в турецкой политике влиятельных партий, представляющих не только разные идеи, но, что особенно важно, разные этносы – турок и курдов, свидетельствует о растущем расколе страны по национальному признаку.

В то же время оппозиционная светская социал-демократическая и тоже националистическая РНП получила 23%. Скорее всего, РНП и ХП станут сотрудничать, но роль курдской ДПН в этой конфигурации пока не до конца ясна.

Турция – США – Россия

Внешняя политика Эрдогагна, вероятнее всего, останется прежней, а это означает, что Турция будет лавировать между США, Россией и Ираном. Тактика турецкого президента заключается в том, чтобы поддерживать отношения со всеми этими государствами, добиваясь уступок в нужных ему вопросах.

Еще в 2017 году Турция заключила с Россией договор о поставках зенитных ракетных систем С-400, поскольку, как говорил турецкий военный аналитик Ресул Сердар Аташ, НАТО не удалось предложить Анкаре устраивающий ее вариант.

В экспертном сообществе широко распространено мнение, что покупка Турцией этих систем, не интегрированных с вооружением НАТО, необходима на случай бунта в собственной армии и защиты правительства от налетов собственной авиации.

Недовольные этой сделкой США пытались шантажом вынудить Турцию отказаться от закупок ЗРК, поставив под угрозу контракт на поставку новейших американских самолетов F-35.

Тем не менее после заявления главы турецкого МИДа Мевлюта Чавушоглу о возможных закупках самолетов в других странах – например, России – Вашингтон все-таки поставил в Турцию первую партию F-35.

Так же, когда, например, в США критикуют лидера Турции, он предпринимает шаги к договоренностям с Ираном – главным противником США на Ближнем Востоке – и едет в Сочи, где ведет переговоры с Тегераном и Москвой.

В свою очередь неуступчивость со стороны этих стран подталкивает Эрдогана на сближение с Америкой. До сих пор эта политика позволяла турецкому президенту наращивать свое влияние в Сирии.

Судьба экономики

Турецкая лира, которая потеряла почти пятую часть своей стоимости по отношению к доллару в этом году, укрепилась в начале торгов в Азии в надежде на стабильные рабочие отношения между президентом и парламентом Турции.

Тем не менее инвесторы опасаются, что Эрдоган исполнит свое обещание о большем вмешательстве в денежно-кредитную политику страны – президент объявил себя "врагом процентных ставок".

Существует подозрение, что он будет оказывать давление на Центральный банк, чтобы снизить процентные ставки.

Инфляционные ожидания связаны и с таким важными механизмом, как стремление Эрдогана финансировать крупные инфраструктурные проекты вроде строительства новых электростанций и стадионов. Они по большей части связаны с высокими тратами денег и не всегда окупаются. Они считаются фактором, способным усилить и без того высокую инфляцию за счет роста расходов, а также увеличить долги правительства.

Михаил Магид, «Настоящее время»