21 ноября 2018, среда, 1:44
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Кто куда, а Россия обратно

4

Борьба за первенство в сфере интеллектуального потенциала проходит без России.

Начнем с ключевых цифр.

Центр Сулакшина привел следующие данные относительно Индекса Научного Развития, а точнее числа публикаций (в 2017 году) в 82 главных (самых престижных) научно-технических журналах мира:

Америка на 1-м месте – 19,314 баллов (публикаций),

Китай на 2-м месте – 9,300 публикаций,

Германия на 3-м месте – 4,300 публикаций,

Сингапур на 15-м месте – свыше 600 публикаций,

Швеция на 16-м месте – около 600 публикаций,

Израиль на 17-м месте – около 500 публикаций.

РФ на 18-м месте – 420 публикаций.

Тайвань на 19-м месте.

При этом один только Университет Беркли в Калифорнии имел (в 2017 году) больше публикаций в "лучших журналах", чем вся РФ вместе взятая.

Америка по-прежнему лидирует с хорошим отрывом, и это меня, американского гражданина, радует. Здесь очень велика роль ведущих (скажем "верхней сотни") американских университетов.

Но меня отнюдь не огорчают и успехи китайской науки, как университетской, так и академической (их доля в общем числе описанных выше "престижных публикаций" составляет не менее 90%) . Во-первых, я известный синофил (после почти 40 лет изучения китайского языка и самого Китая), во-вторых, я считаю, что рост интеллектуального потенциала, включая и интеллектуальный потенциал Китая – всегда хорошо.

В своем исследовании лондонский еженедельник The Economist пишет что:

Согласно достаточно надежным международным рейтингам, определяющим 500 лучших университетов мира, с 2003 года по 2017 года ситуация в этой престижной группе изменилась следующим образом:

В Америке число "лучших университетов" уменьшилось со 160 до 135.

В Китае (2-е место) число "лучших университетов" выросло с 8 до 46.

В Германии и Великобритании (3-е и 4-е место) число "лучших университетов" сократилось с 42 до 38 в каждой стране.

В Японии (даром что "3-я экономика мира") с 2003 по 2017 год число "лучших университетов" упало с 36 до 19; Япония оказалась на 8-м месте в мире...

В Швеции и Южной Корее (13-е и 14-е места) в 2017 году было по 11 "лучших университетов".

А вот Россия в приведенном списке-диаграмме отсутствует; по оценке, число "лучших университетоы" в России упало с 4-5 в 2003 году до 2-3 в 2017 году.

В этой же статье подчеркивается, что Франция, Китай, Сингапур, Южная Корея и Тайвань (именно в таком порядке) не жалеют денег (государственных и из частных фондов) на свои университеты, и в результате устойчиво растет интеллектуальный потенциал данных стран. Равно как число успешных научных разработок и число публикаций в "лучших журналах".

У меня нет на руках формулы, более или менее точно определяющей уровень интеллектуального потенциала для каждой страны – скажем, на основе уровня общего образования (среднее число лет обучения молодежи), доли лиц с высшим образованием среди взрослого населения, числа "лучших университетов", числа публикаций в "лучших журналах", доли расходов на НИОКР и расходов на образование в ВВП, количества исследователей, числа квалифицированных патентных заявок и пр.

Но очевидно, что Китай и Америка сейчас ожесточенно борются за 1-е место в области интеллектуального потенциала (именно от этого напрямую зависит пресловутое "мировое господство", а не от захвата территорий), и исход этой борьбы пока неясен.

К великому несчастью, в Америке сейчас эту борьбу "возглавляет" Дональд Трамп, отношение которого к науке, образованию и росту интеллектуального потенциала в целом хорошо известно.

На ум приходит история более чем тридцатилетней давности, свидетелем которой мне пришлось быть.

Середина марта 1986 года. Я уже больше месяца работаю в Президиуме АН СССР, занимаюсь любимым делом (исследования экономики и высоких технологий Японии и Китая) и наслаждаюсь общением с культурными высокообразованными людьми (какой контраст с вычислительным центром военного завода, где я работал старшим инженером!). И вдруг на ярко-голубом небе возникает облачко.

В Нескучном саду, от которого главный корпус Президиума отделен деревянным забором, возникает шум, гвалт и визг. Это небезызвестная Алла Борисовна, со всей своей кодлой, репетирует очередной концерт. Визг проникает сквозь стекла, и старому академику Александрову, Президенту Академии, становится трудно работать. Александров шлет к Алле Борисовне своего помощника: "Нельзя ли потише?" Алла Борисовна обругала помощника матом.

Сам я в тот момент, по молодости и недостатку опыта, не оценил значения данного инцидента (мало ли что случается!). А вот мои "старшие товарищи" по Президиуму сильно помрачнели. Они-то сразу поняли, что теперь, в условиях так называемой перестройки, науке и образованию, похоже, придется несладко.

Так и вышло (думаю, можно не приводить всем известные неприятные детали). В итоге, довольно мощный, по мировым нормам середины 1980-х годов, интеллектуальный потенциал России (в составе СССР) за тридцать с лишним лет резко сократился – в результате деградации вузовской, академической и отраслевой науки, в результате разворовывания основных фондов исследовательских структур (включая захват и прихватизацию зданий). Как следствие, Россия получила острый кадровый голод – часть ученых умерла, часть эмигрировала, а пополнений практически нет – кому охота заниматься непрестижной и низкооплачиваемой научной работой.

Значительное число ВУЗов и колледжей (бывших техникумов) все еще "выпекает" специалистов, но вот качество обучения... никакого сравнения с "лучшими университетами" в перечисленных выше странах. Да и вообще, зачем нужны наука и ВУЗы в условиях террора, мракобесия и вставания с колен?

Только один пример. Российская система космической навигации-позиционирования ГЛОНАСС явно выходит из строя. Нужно срочно заменять пять спутников, уже выработавших свой ресурс, а изготовить новые спутники в РФ невозможно: несколько ключевых деталей можно закупить только на Западе, но из-за санкций это стало проблематично.

Александр Немец, kasparov.ru