17 августа 2018, пятница, 14:17
Рубрики

Как выглядит деревня-призрак в черте Минска

4

Три десятка отселенных домов и особняк за «сумасшедшие деньги».

Если ехать по улице Чижевских в сторону МКАД, увидите будку охранника у дороги и забор. Еще несколько месяцев назад ничего этого здесь не было. За забором — три десятка отселенных домов с заколоченными окнами и дверями — целая деревня в черте Минска опустела и ожидает сноса. Onliner.by рассказывает о последних днях частного сектора на окраине Лошицы.

Какой будет 9-я Лошица

В новый микрорайон Лошицы, получивший порядковый номер 9, МАПИД пожаловал летом 2012 года, когда на пустыре в районе пересечения улиц Янки Лучины и Прушинских началось возведение первых панельных многоэтажек. Если Каменную Горку и Брилевичи государственные УКСы застраивали исключительно жильем для льготников, то здесь подход изменился: часть квартир резервировалась за очередниками (в основном за многодетными семьями), а часть пускалась в свободную продажу по коммерческим ценам. Стоимость метра без господдержки для обычных дольщиков «плавала» в районе $1000.

Первые шесть домов — ничем не примечательные мапидовские 10-этажки — разместились двумя буквами «П» вдоль улицы Прушинских. Силуэт улицы Михаила Пташука сформировали пять поставленных в ряд 19-этажных столбиков, хорошо просматриваемых с МКАД. Последним же из построенных стал многоподъездный дом в форме подковы. Он тоже панельный.

В центре микрорайона архитекторы оставили место для двух детских садов и школы. А в правой его части, где сейчас частный сектор, должны появиться еще две «подковы» и две 19-этажки (в общей сложности более 800 квартир), а также поликлиника. Место, кстати, неплохое — с видом на Свислочь и Чижовское водохранилище. На этом застройка 9-й Лошицы будет считаться завершенной.

Прощай, деревня

Застройка этой части деревни Лошица сформировалась в основном уже в послевоенное время. Тогда кругом были колхозные поля. На том месте, где сейчас панельки, паслись стада колхозных коров. В черту Минска район включили в 1985 году.

Заборы покосились, огороды заросли бурьяном, на земле гниют яблоки, которые некому собрать. Если отключить городские звуки и не воспринимать торчащие из-за деревьев панельки, можно подумать, будто это не окраина Минска, а одна из призрачных деревень, откуда сбежала вся молодежь, а старики умерли. Никакой ценности для большого города этот клочок частного сектора уже не представляет. Перемелет в труху и не поперхнется. Сколько уже исчезло таких деревенек и сколько еще исчезнет. Вспомнит ли кто-то о существовании этих домов через 10—20 лет, когда здесь будет совсем иная жизнь?

Одни дома совершенно пусты, другие сохранили обстановку, царившую здесь прежде. Уезжая, некоторые семьи оставляли старую мебель и ненужные вещи. Оно и правильно: зачем весь этот хлам в новой квартире?

Видно, что многие люди давно ждали отселения и старались не вкладывать деньги в ремонт — эта ситуация очень типична для частного сектора Минска. Почти везде старые деревянные окна с облупившейся краской, местами сохранились ямные туалеты.

Во дворе очередного дома нас встречает грустный кот — единственная живая душа. Теперь он здесь за главного.

Дом с интересной террасой на втором этаже. Быть может, раньше по вечерам там устраивались большие семейные чаепития? Интересно, где сейчас жильцы? Как устроились на новом месте?

А во дворе когда-то играли дети.

Высокие туи, заботливо высаженные хозяевами вдоль забора, тоже ведут счет своим последним дням.

Раздается стук молотков: рабочие заколачивают какой-то дом. Недавно здесь случился пожар, после чего «забивальщики» активизировались.

Возле одного из домов припаркована машина, а во дворе расхаживают куры. Значит, кто-то в деревеньке все же остался. Так и есть, по крайней мере один дом еще обитаем.

— Мы судимся с МАПИДом. По закону имеем право выбрать один из нескольких вариантов компенсации за снос: квартира, деньги или равноценный дом с участком. Все четверо собственников настаивали на денежной компенсации, один вдобавок хотел земельный участок взамен изымаемого. А суд постановил выселить всех в две квартиры, — вводит в курс дела Максим, один из собственников. — Ладно участок (землю в Минске уже не дают), но почему мы не можем воспользоваться правом получения денежной компенсации? Будем бороться дальше в городском суде.

В деревне есть еще один жилой дом — большущий особняк. Его сносить не будут.

— Говорят, за него хотели сумасшедшие деньги, да не договорились, — делится слухами один из сторожей. — Так теперь и не рады, наверное, что их оставляют. Сначала среди стройки будут жить, а потом у всех на виду. И окурки с участка собирать.

Кстати, это не первый случай, когда дорогие коттеджи сохраняют и вписывают в застройку новых районов. Один из примеров — частный дом посередине Михалово-2.

МАПИД: «Снос планируем начать в августе, а строительство первого дома — до конца года»

— Решение Мингорисполкома о предстоящем изъятии земельного участка мы получили в августе 2017 года и практически сразу приступили к реализации имущественных прав жильцов, — говорит Геннадий Болтик, заместитель генерального директора ОАО «МАПИД». — Для многих местных жителей это событие было долгожданным. Ранее они приходили к нам, интересовались, когда же начнутся расселение и снос. Поэтому особых проблем на данном этапе не возникло. Жилье давали в наших ближайших новостройках. Еще на стадии возведения этих домов там были зарезервированы квартиры для переселенцев. Люди остались жить в районе, к которому привыкли, в котором прошла их жизнь.

С августа прошлого года по нынешний день мы отселили более 90% людей. Затянулось расселение только двух домов. В одном из них трое собственников, во втором — четверо. Сейчас спор решается в судебном порядке.

Большой коттедж будет сохранен — это уже окончательное решение. Почему так вышло? Того хотела сама собственница. Изначально проект 2011 года предполагал стопроцентный снос усадебной застройки. Но собственница этого коттеджа неоднократно обращалась в различные инстанции, в том числе в Комитет архитектуры и градостроительства Мингорисполкома, с просьбой не сносить ее дом. Проект был откорректирован с учетом сохранения здания. Правда, проектировщики оставили ей 10 соток, как того требует законодательство. Остальная площадь, включая арендованную землю, была изъята. На количестве квартир и других технико-экономических показателях нового района это никак не сказалось. Разве что немного уменьшилась территория поликлиники.

Сейчас отселенные дома охраняются. Как только выйдет решение о предоставлении земельного участка, мы приступим к сносу. Надеюсь, это произойдет уже в начале августа, а к концу этого года планируем начать строительство первого дома — 19-этажки в районе улицы Янки Лучины.