15 августа 2018, среда, 15:49
Рубрики

Андрей Клименко: Крым для России - чемодан без ручки

7
Андрей Клименко
Фото: qha.com.ua

В Азовском море развертывается флотилия Военно-морского флота России.

Ситуация в Азовском море вызывает все больше беспокойства. О провокациях России и вероятности войны на море главному редактору сайта Charter97.org Наталье Радиной рассказал эксперт по вопросам Крыма, руководитель портала BlackSeaNews, председатель наблюдательного совета фонда «Майдан иностранных дел» Андрей Клименко.

- Андрей, ситуация в Азовском море сегодня крайне напряженная. Как вы оцениваете возникшие угрозы?

- На сегодняшний день мы видим второй этап действий России по блокаде украинских портов в Азовском море - в Мариуполе и Бердянске. Почему я говорю второй?

Первый этап начался с геометрии Керченского моста, то есть когда стал ясен проект, когда стала ясна высота проектируемого Керченского моста и стало ясно, что примерно половина из тех морских судов, которые ходили в Мариуполь и Бердянск, по параметрам не пройдут. Сегодня постоянно озвучиваются большие цифры тех убытков, которые уже понесли украинские порты в связи с этим и понесут еще. Эти убытки, как недавно озвучил министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян, составляют полмиллиарда гривен и будут еще больше. Чтобы читателям было понятно: дело в том, что порты, портовые операторы, стивидорные компании вынуждены теперь переориентировать грузопотоки на суда меньшего размера. Соответственно, стоимость морских перевозок становится дороже.

Кроме того, с 30 апреля пограничная служба РФ, которая в России является структурой ФСБ, начала проверки всех судов, находящихся в Керченском проливе и следующих в порты Мариуполя и Бердянска. Они аргументировали это террористической угрозой для Керченского моста. Подразумевалось, что эти суда могут, например, перевозить какую-нибудь взрывчатку и, проходя Керченский мост, взорваться.

Эти проверки выглядят следующим образом: на борт высаживается досмотровая группа, весь экипаж собирается в кают-компании, у них проверяют документы, с ними беседуют, особенно, если попадаются украинцы. Сразу подчеркну, это не украинские суда. Суда под украинским флагом и суда, которые находятся в государственной собственности Украины, не ходят Керченским проливом уже очень давно, фактически с момента оккупации Крыма. Но украинских моряков очень много, в самых разных морских компаниях, которые работают на разных судах, под разными флагами. И если в составе экипажа встречаются граждане Украины, то их особо допрашивают на предмет, не были ли они участниками боевых действий на Донбассе.

И вот с 17 мая начался следующий этап такой блокады. Он заключался в том, что русские морские пограничники начали останавливать и досматривать те же самые суда, которые идут в Мариуполь и Бердянск или из Мариуполя и Бердянска уже непосредственно в Азовском море. Район этих задержаний все больше приближается непосредственно к портам Бердянска и Мариуполя. Мы фиксировали, что это расстояние 8-10 километров от украинской береговой линии и от этих портов.

При этом наблюдается такая тенденция: если в Керченском проливе время работы этих досмотровых групп составляло примерно 1,5-2 часа, то здесь мы фиксировали факты, когда судно задерживается до 10 часов.

- То есть россияне фактически парализуют доставку грузов в Бердянск и Мариуполь?

- Фактически, но это называется словом «кошмарить». Потому что какому судовладельцу понравится, что судно останавливается, что идут допросы, идут проверки судовых документов.

- Стресс для людей.

- Стресс для людей, да. То есть это нацелено на то, чтобы судовладельцы, судовые операторы отказывались выполнять рейсы в украинские порты. В соответствии с давнишней, 1970-х годов, резолюцией Генеральной ассамблеи ООН и в соответствии с украинским Законом об обороне, блокада портов расценивается как акт агрессии.

Следующий момент. 21-23 мая Россия издала прибрежные предупреждения. Это предупреждения мореплавателям о том, что нельзя заходить в конкретный район какого-то моря. В данном случае был выбран район, который находится в непосредственной близости от Бердянска, немного южнее. Это акватория площадью около 2000 квадратных километров и мотив был такой, что типа там будут проводиться учения России с боевыми стрельбами. На самом деле, никаких учений не проводилось и более того, в эти дни там было зафиксировано только прохождение двух российских пограничных катеров, легких, по типу рыбацких, лодок на 5-6 человек. Это тоже акт психологического давления.

Сейчас потеря морского экспорта – это огромный кризис в экономике нашего государства. Морские перевозки и их защита – это вопрос защиты национальной безопасности. Государство, главнокомандующий, вооруженные силы, спецслужбы должны заниматься этим в первую очередь.

Наконец, все это происходит на фоне развертывания в Азовском море (кроме пограничных кораблей и катеров Российской Федерации) флотилии Военно-морского флота России. Создана она за счет переброски туда кораблей Каспийской флотилии Военно-морского флота РФ. По нашим оценкам, там до 15 военных кораблей. Из них 6 – это артиллерийские катера с небольшой осадкой, но с достаточно мощной артиллерией - 76-миллиметровой пушкой, не считая пулеметов. Еще 7 малых десантных кораблей. Артиллерийские катера – это проект «Шмель», малые десантные корабли – проект «Серна». Они могут брать на борт, например, один танк и 30 десантников. Естественно, что все эти корабли имеют малую осадку и в состоянии ходить по азовскому мелководью на песчаные, низкие, удобные берега Азовского побережья Украины.

Наконец, 4-5 июня в Азовское море, тоже с Каспийской флотилии, были переброшены 2 ракетных корвета, оснащенных ракетами «Калибр». Это те самые корветы, которые с Каспийского моря стреляли ракетами «Калибр» по Сирии.

- Что там делают военные суда? Путин готовится к войне на море?

- Блокированием непосредственно занимаются пограничные катера, а параллельно формируется такая вот Азовская флотилия Военно-морского флота России, как мы ее условно называем.

Мы не исключаем этого варианта. Исходим, во-первых, из того, что Путин до президентских выборов и Путин после них (хотя выборами это назвать нельзя) – разный человек. Почему? Потому что он уже не государственный чиновник, которого люди выбирают для руководства страной, а царь. Кроме того, по нашим наблюдениям за его выступлениями, у него присутствует определенная эйфория. Во-первых, на сегодняшний день он тактически выиграл в Сирии. Во-вторых, мы видим как темой строительства «Северного потока-2» Путину удалось расколоть Европейский союз, причем против этого газопровода выступает меньшая часть стран ЕС: Польша, страны Балтии, ну и Британия. Кроме того этим же проектом он внес раскол между ЕС и США, которые выступают против «Северного потока».

Мы видим, что как только начала продвигаться ситуация по «Северному потоку», а точнее после того как Меркель съездила в Сочи к Путину, к нему тут же помчался премьер-министр Болгарии и радостно сообщил, что вторая ветка «Турецкого потока» будет проходить через Болгарию.

И наконец, после аннексии Крыма президент РФ находился в определенной международной изоляции, но сейчас мы видим, что на следующий день после того, как кровавый диктатор Асад слетал в Сочи на дачу к Путину, туда приехала Меркель и, как я уже сказал, премьер-министр Болгарии. А потом было унизительная трепка, которую господин Путин задал французскому президенту на Санкт-Петербургском экономическом форуме, ехидно посмеиваясь: «Давайте мы вас защитим. Безопасность? Обращайтесь к нам – обеспечим».

Эйфория, наложенная на этот фон, говорит о том, что при определенных условиях нельзя исключать военных сценариев. Наконец, мы уже привыкли за последние 10 лет, что крупные, мирового значения, спортивные состязания на территории России всегда сопровождаются военными действиями. Потому что агрессия в Грузии 08.08.08 началась в день открытия Пекинской олимпиады. Операция по захвату Крыма началась в день закрытия Сочинской зимней олимпиады. Какой-то серьезной блокады Чемпионата мира по футболу в России, несмотря на все известные процессы, не произошло. Это тоже, в определенном смысле, победа путинского режима.

На сегодняшний день в Азовском море у Украины нет Военно-морских сил, есть только береговая охрана, то есть пограничные катера. Учитывайте также потери украинских ВМС во время оккупации Крыма. Учитывайте, что Болгария еще в 2015 году блокировала создание постоянной военно-морской группы НАТО в Черноморским регионе. Кроме того, Путин после недолгого периода конфликта с Турцией из-за сбитого в 2015 году российского штурмовика, сейчас установил нормальные отношения с Эрдоганом. То есть сегодня Азовское море (и даже фактически Черное море) превратилось в российское озеро.

У русских там подавляющее военное преимущество, фактически они могут делать, что хотят. Единственное, в 2014 и в 2015 годах, в активный период российской агрессии, главным сдерживающим фактором было почти постоянное присутствие в Черном море военных кораблей не черноморских стран НАТО: большей части США, но были и британцы, и французы, и итальянцы, и испанцы. Преимущественно были ракетные корабли – ракетные крейсера, ракетные эсминцы, которые обладают очень большими боевыми возможностями: система «Иджис», крылатые ракеты «Томагавк» и другие.

На самом деле я убежден в том, что события, например, 2 мая 2014 года в Одессе, когда была стрельба на улицах, столкновения майдановцев с пророссийскими структурами, - это был явный casus belli (военный инцидент, повод для объявления войны – прим. Charter97.org). За этим могла последовать операция, потому что те ребята кричали: «Путин, помоги!» Операция в Одессе или в Одесской области могла последовать из Приднестровья, где есть российский контингент, но это не произошло в значительной мере потому, что в Черном море находились два корабля НАТО.

Поэтому война не закончилась, и желание господина Путина подчинить себе Украину никуда не делось. Оно просто сейчас будет приобретать какие-то новые сценарии.

Вот сейчас. Кажется, лето, море, отпуска?

Черноморский флот в полном составе выполняет учебно-боевые задачи в едином замысле совместного тактического учения, в котором принимают участие 4 армия ВВС и ПВО и общевойсковое объединение Южного Военного Округа на общевойсковых полигонах, расположенных в районах черноморского побережья Абхазии, Крыма и Кубани. Условные цели, обозначающие крылатые ракеты, были уничтожены вооружением корвета «Вышний Волочок».

В соответствии с решением командующего войсками ЮВО генерал-полковника Дворникова командование общевойскового объединения проводит двусторонние тактические учения на различных участках черноморского побережья от Тамани до полигона Нагвалоу в Абхазии и в Крыму в период с 1 по 15 августа. В общей сложности, в них принимают участие более 2,5 тыс. военнослужащих и задействовано около 600 единиц военной техники.

- А что сейчас происходит в Крыму? Против вас же там возбуждено уголовное дело?

- Моему уголовному делу уже больше трех лет. Оно было возбуждено в марте 2015 года в отношении меня и моих коллег. Меня включили в официальные списки «террористов». Дело вот в чем, в Уголовном кодексе России есть статьи, которые относятся к экстремистским и террористическим. Статья, по которой в отношении меня было возбуждено уголовное дело, называется «посягательство на территориальную целостность Российской Федерации с использованием СМИ». Это 5 лет тюрьмы. По этой статье были осуждены мой старый товарищ и коллега Николай Семена, Ильми Умеров и еще ряд людей. Поскольку эти статьи террористические, то у них есть официальный список «террористов» и он подразумевает контроль за любыми операциями (почта, телеграф, телефон, продажа имущества, банковские операции, нотариальные действия на территории России). Всех крымчан они с 18 марта 2014 года записали в граждан России, независимо от того, получили ли они паспорта. Такая ситуация сегодня с Олегом Сенцовым, с Александром Кольченко, которые также находятся в этих списках. И Рефат Чубаров, глава Меджлиса, тоже. У нас приличная компания.

В целом, ситуация в Крыму развивается совершенно логично. Зачем Путину Крым? Это военная база. Мы об этом говорили давно, но тогда нас мало кто слышал, все говорили о новой «витрине» России, и как после Сочи это будет рай для туристов - семизвездочные отели, атомные опреснители пресной воды и другие чудеса. Но сейчас уже весь мир, в том числе не без нашего активного участия, понял, что это военная цель, это военная база, это угроза на сегодняшний день всей Европе.

Ракеты «Калибр» могут стрелять из Севастополя до Лондона включительно и до Испании включительно, накрывая всю Северную Африку. Ставьте циркуль, как говорится, и проводите радиус – вы поймете, что это такое. А на военной базе не должно быть никакой демократии – там должен быть комендант и комендантский час. Я утрирую несколько, но это модель. Там не должно быть никакого сопротивления, никаких пикетов, никаких митингов, никаких больших или маленьких организаций.

А уж если там находится около 300 тысяч, целый народ, крымские татары, то это ни в какие ворота и в концепцию военной базы не лезет. Поэтому идет выдавливание активных людей, в том числе малого и среднего бизнеса, которые еще в Украине привыкли без всяких заявок выходить на митинги, пикеты, ставить палатки, протестовать. Все это не нужно, все это зачищается.

«Разболтались во время Украины, наелись, привыкли к этой анархической демократии, но ничего, мы наведем порядок». Поэтому будут продолжаться посадки и крымских татар, и не крымских татар. Это акции устрашения, безусловно, которые стимулируют отъезд из Крыма. И параллельно идет процесс замещения населения. За четыре года оккупации, только по данным официальной российской статистики, более 170 тысяч человек приехали из регионов России на постоянное жительство в Крым, но на самом деле - в четыре раза больше.

Почему? Потому что еще тысячи и тысячи прокуроров, работников Следственного комитета и ФСБ России, государственных чиновников, которые пересылаются там работать на городском и районном уровнях. Они далеко не все избавляются от своей российской прописки. То есть, приезжают, покупают или арендуют жилье. Например, люди, которые живут в Крыму, сейчас говорят, что даже в Симферополе, крымской столице, никогда не было, чтобы в младших классах буквенный индекс был «к» и «л».

Мы оцениваем, что где-то до 600 тысяч россиян въехали в Крым, идет замещение населения. При том, что Крым вместе с Севастополем – это 2,4 млн. Это очень существенно. Даже по официальным данным, например, население Севастополя выросло за счет этой миграции из регионов России на 17,3% за четыре года.

- Это серьезно усложнит жизнь острова после возвращения Крыма Украине?

- Конечно. Хотя мы с юмором воспринимаем. Хорошо, что эти товарищи Крымский мост построили - проще будет убегать. Потому что, конечно, эти люди, в основном, будут немедленно уезжать. Хотя мы допускаем и такие варианты. Например, российские пенсионеры из регионов Дальнего Востока или Крайнего Севера приехали, чтобы дожить последние годы жизни в хорошем климате у моря и купили жилье. Европейские правозащитники, конечно, в свое время будут нам рассказывать, что надо их пожалеть и так далее. Хотя все сделки по жилью на оккупированной территории Украина еще в апреле 2014 года объявила ничтожными, то есть ничего не значащими, недействительными.

- Когда и как, по вашему мнению, произойдет освобождение Крыма?

- Конечно, мы понимаем, что воевать, в смысле боевых действий, за Крым никто не будет. Я имею в виду те страны, которые теоретически могли бы, а их не так много. Мы когда-то анализировали, и я сейчас убеждаюсь в правильности этого анализа, какие страны после окончания холодной войны не поражены пацифизмом. Это Великобритания, Польша, наши балтийские друзья.

- А какая позиция у исламских государств?

- Они все не признают аннексию Крыма. И не будут признавать, особенно на фоне репрессий, которые осуществляются в отношении крымско-татарского народа. И даже Эрдоган, который вдруг нежно помирился с Россией и строит «Турецкий поток». Тем не менее, аннексию Крыма они не признают, они критикуют Путина за репрессии в отношении крымских татар.

Но в целом, мы, безусловно, понимаем, что одним из необходимых, но недостаточных условий для возвращения Крыма является смена власти в России. Но здесь гадать очень сложно, хотя мы понимаем, что, как правило, в России, в реинкарнации СССР, смена власти редко бывает добровольной. Властителей либо убивали, либо свергали в результате государственных переворотов или революций. И поэтому трудно говорить, что Россия в этом ее состоянии, в том числе идеологической обработки населения, изменится в сторону демократии. Нет, это бег по кругу, мы видим по истории, что ничего там не произойдет.

Единственный путь, который мы видим, – это держать санкции против России, утяжелять эти санкции. Крым и сейчас «чемодан без ручки», который нести тяжело, а бросить жалко. Он должен становиться все тяжелее и тяжелее для экономики России. По моим ощущениям, в прошлом экономиста, – Крым сегодня стоит России до 1% ВВП в год, а это очень много. Но, с другой стороны, мы видим, что нефть опять выросла, и пока нефть будет держаться хотя бы на отметке 80, как сейчас, поверьте, у Путина будет ресурс наращивать вооружение, делать новые ракеты, пугать Запад и так далее. Поэтому, к сожалению, это все еще долгая история.

- Но все возможно?

- Конечно! Безусловно! Мне это сейчас больше всего напоминает модель Северного Кипра. Есть один Кипр, который член Европейского союза, и есть Северный Кипр, который полностью зависит от Турции, вплоть до того, что вода поставляется по трубопроводу. Это забитая, заброшенная, неразвивающаяся территория. Конечно, хотелось бы чтобы это было не так долго.

- 40 лет у Путина точно нет. Спасибо за интервью.