14 августа 2018, вторник, 19:14
Рубрики

Евгений Афнагель: У Лукашенко обострились приступы паники

32

Уже осенью нас ожидают серьезные события.

Очередная волна репрессий против СМИ прошла в Беларуси. Во вторник СК сообщил о возбуждении уголовного дела в связи с неправомерным доступом в 2017–2018 годах к компьютерной информации, собственником которой является официальное агентство БелТА. Были проведены обыски в ряде редакций. По данным Белорусской ассоциации журналистов, 7-9 августа следователи задерживали и допросили до 20 журналистов. Позже благодаря международной реакции журналисты были освобождены.

Почему власти решили в очередной раз взяться за журналистов? Сайт Сharter97.org обратился за комментарием к координатору гражданской кампании «Европейская Беларусь» Евгению Афнагелю:

- За журналистов взялись уже давно. Год начался с блокировки сайта «Хартия'97», потом «палаткой» были приняты приняты поправки в Закон о СМИ. Регулярно арестовывают и штрафуют фрилансеров и журналистов, заводят уголовные дела против видеоблогеров, проводят обыски и воруют технику. Ничего нового, этот процесс будет продолжаться до тех пор, пока в стране не останется даже относительно независимых изданий и журналистов. Или до тех пор, пока мы его не остановим.

- Почему «дело БелТА» начали именно в этот момент?

- Понятно, что официальная версия - несанкционированный доступ к материалам платной подписки БелТА — выглядит смешно. Настоящие причины последних обысков и арестов — другие. Это может быть месть за публикацию новостей о болезни Лукашенко либо плановая операция по запугиванию журналистов. Также нельзя исключать и того, что уже осенью нас ожидают какие-то серьезные экономические или политические потрясения, и диктатор хочет подстраховаться.

Если руководствоваться принципом «кому это выгодно», то «дело БелТА» - это продолжение зачистки информационного пространства Беларуси в интересах Кремля, так как читатели независимых СМИ уйдут на российские сайты, читать и смотреть лукашенковскую пропаганду они не будут.

Вообще, учитывая то, что власть живет в своей параллельной реальности, ее действия часто сложно объяснять. Может быть, из-за жары у кого-то просто обострились приступы паники.

- Журналистов довольно быстро освободили? С чем это связано?

- Потому что последовала реакция Запада, под угрозой оказались Европейские игры, проведение которых важно для диктатора. По большому счету, не было необходимости удерживать задержанных за решеткой долго. И они, и редакции СМИ, в которых они работают, остаются на очень коротком поводке — «следствие» ведь продолжается. К тому же, некоторые журналисты признали вину, и теперь у властей есть дополнительный аргумент в том числе и для международного сообщества, для раскручивания этого дела.

Как показывает практика работы репрессивной системы в Беларуси, главные «следственные действия», которые, как правило, сопровождаются угрозами, шантажом, часто пытками, проводятся именно в первые часы после ареста. Мы это видим даже на примере «дела профсоюзов», когда многие свидетели дали нужные следствию показания под угрозами. Особенно актуально это для тех, кто впервые оказался за решеткой. Судя по поведению освобожденных в первые минуты после того, как они покинули здание СК, главная цель ареста — заставить молчать, запугать и получить нужные показания — была достигнута.

- Какой должна быть реакция международного сообщества?

- Уступки со стороны международного сообщества диктатор воспринимает, как слабость, молчание — как одобрение своих действий. Следствием отсутствия реакции на массовые репрессии прошлой весной стали похищения и аресты активистов оппозиции, которые происходят перед каждой акцией протеста. Следствием отсутствия жесткой реакции на блокировку «Хартии» и регулярные задержания журналистов «Белсата» стали новые уголовные дела.

Заберите у диктатора Европейские игры, перестаньте торговать с ним и верните санкции против ключевых олигархов — и на следующий день репрессии прекратятся, а одиозные законы и декреты будут отменены.

- Что должны делать в этой ситуации белорусы?

- Одно из первых уголовных дел, возбужденных в Беларуси при Лукашенко, было возбуждено против журналистов Павла Шеремета и Дмитрия Завадского в июле 1997 года. Тогда одними из первых на его защиту встали именно коллеги из независимых СМИ, которые вышли на акцию солидарности в тюремных робах. За протестами в Беларуси последовала международная реакция, даже российские власти вмешались. В итоге, Завадский и Шеремет были освобождены через пару месяцев. Не очень понятно, почему сегодня журналисты не протестуют против преследования своих коллег, против репрессий в отношении СМИ. Думают, что их это не коснется?

С другой стороны, думаю, что в последние дни многие стали более трезво оценивать обстановку. На этот раз с обысками и уголовными делами пришли в СМИ, которые нельзя назвать оппозиционными или причислить к критикам режима. Даже сотрудникам далеких от политики изданий досталось. История учит, что рано или поздно придут за всеми — даже за теми, кто сейчас молчит и рассчитывает отсидеться. Выход один, и он всем известен: сопротивляться, бороться за свое права, отстаивать каждый клочок свободы, которую у нас пытаются забрать. Не только гневными комментариями в соцсетях и петициями, которые никому не интересны, но и активными действиями.

И не нужно рассчитывать только на оппозицию. Это касается всех.