11 декабря 2018, вторник, 8:48
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Дмитрий Бондаренко: Дела в белорусской экономике совсем «швах»

54

Именно поэтому поменялось правительство.

Появившись на публике после «инсульта», Лукашенко привлек внимание СМИ странным поведением, устроив 14 августа «разнос» правительству по итогам своей поездки в Оршанский район.

Какие выводы можно сделать из «оршанского скандала» и последовавшей за ним смены правительства? На вопросы Charter97.org отвечает координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко.

- Почему диктатор «сорвался» именно сейчас? Что может стоять за его истерикой и отставкой руководителей правительства?

- Во-первых, смена правительства свидетельствует о том, что дела в белорусской экономике – просто «швах», несмотря на якобы «экономический рост».

Во-вторых, криками, истерикой и кадровыми перестановками Лукашенко пытается доказать, что он по-прежнему является субъектом, что он «жив» политически и физически.

Но видно, что скандал в Орше был заранее подготовлен, потому что диктатор ссылался на какие-то обсуждения и кадровые решения еще накануне. Это задумывалось как публичное доказательство тезиса «я еще жив».

Третья причина смены правительства, на мой взгляд, заключается в том, что существует контроль спецслужб за каждым чиновником – в еще большей степени, чем за оппозиционерами – со стороны КГБ и, главным образом, ОАЦ.

На совещании в Орше была видна ненависть Лукашенко к «Кобякову и компании», как он сам выразился. Видимо, потому, что спецслужбы зафиксировали: члены правительства радовались вместе со всем белорусским народом возможной болезни Лукашенко и его возможному уходу.

- Почему, по вашему мнению, премьером вместо Кобякова назначен Румас?

- От перемены мест слагаемых сумма не изменяется. Премьером мог стать кто угодно. Румас – это все равно «старая колода». Он как раз был проверенным кадром во время финансового кризиса, занимая пост вице-премьера с декабря 2010 по июль 2012 года. Как раз на нахождение Румаса в правительстве приходится самое глубокое падение белорусского рубля – в три раза по отношению к доллару.

И только продажа «Белтрансгаза» и других объектов России спасла тогда экономику. Поэтому, кто стал премьером – румас, шумас, иванов, сидоров – не имеет разницы.

Лукашенко просто нужна была смена чиновников. Потому что дела идут плохо, министры не слушаются – крышу чинить не хотят, и экономика тоже не слушается.

Надо было что-то делать в этом катастрофическом состоянии, и решили поступить вот так.

- То есть, смена правительства не повлияет на ситуацию в стране и на внешнюю политику режима?

- Нет. Потому что идет удержание власти кланом Лукашенко, в интересах которого просто делаются какие-то заготовки для медиа.

Для членов правительства – и прежнего, и нового – видно, что этот человек неадекватен и некомпетентен. Ну какой президент какой страны будет разбираться с крышами в каком-то районном городке?

Ясно, что в районных и областных городах существуют большие проблемы. Но сейчас, в 21-м веке, всем уже понятно, что национальное богатство создается не странами и правительствами, а городами и транснациональными корпорациями. Существует конкуренция городов на различном уровне, чтобы привлечь инвестиции (а следовательно – технологии и создание новых рабочих мест) у мировых брендов.

Вот этим надо заниматься президенту страны и руководителям городов. Когда Лукашенко мычит что-то про «демократию», он забывает, что у нас вообще нет мэров, нет руководителей областей и районов. Никто из них не избирается.

Руководитель страны должен думать о том, как привлечь инвестиции и через избранных на местах мэров сделать их доступными для небольших городов.

Та же Орша – это приграничный город. Он находится как раз в районе «Смоленских ворот». Соответственно, там должны строиться логистические центры. Также он может быть интересен миру благодаря туристическим изюминкам: например, «стоянке викингов», ведь именно там проходил «путь из варяг в греки». Это также – родина Короткевича и место Оршанской битвы.

Даже эта битва могла бы стать тем брендом, который привлек бы инвестиции. Этим могли бы заниматься страны, которые участвовали в битве. Ведь французы участвуют в реконструкции битвы при Ватерлоо, а немцы – в реконструкции битвы под Грюнвальдом.

Сейчас время экономики и маркетинга истории. Орша – город, который может рассказать множество историй и, соответственно, привлечь много инвестиций. Тот же «путь из варяг в греки» мог бы со временем привлечь скандинавские деньги – и не только в туристический сектор.

Но колхозный руководитель брызжет слюной и говорит, что крышу не отремонтировали и что он кому-то «навязал инструментальные станки». Это просто бред какой-то. Кому ты их навязал? Государственному предприятию? Так оно и не будет их использовать, оно просто не хочет их использовать.

- Какие еще выводы можно сделать из ситуации со сменой правительства в Беларуси?

- Это такая агония в брежневском стиле. Власти прямо заявляют: мы хотим тут поменять персоналии, но системы менять не будем

Государственные и псевдонезависимые СМИ начинают здесь что-то искать: мол, Румас – реформатор и так далее.

Посмотрите, какой он «реформатор»: он пытался спасать режим Лукашенко, когда тот был в катастрофической ситуации, а лидеры оппозиции сидели в тюрьме. Ничего нового а правительстве не будет происходить.

Перемены пойдут только со сменой Лукашенко во власти. А пока происходит имитация с целью показать, что он «живой» и его мозг может будто бы что-то производить.

Но только ничего не получается. Получается, как сказал Лукашенко, «дырявые крыши, презервативы и другая наркота». Вот то, чем «набит» его мозг.