26 сентября 2018, среда, 2:50
Нам нужна ваша помощь
Рубрики

Осада Азова

1

Как защитить украинскую часть Азовского моря и Керченского пролива.

Что делать, когда Российская Федерация препятствует свободе судоходства украинских и иностранных судов в Азовском море и Керченском проливе?

Все действия РФ в этом регионе направлены именно на полный захват и неделимое владение не только Крымским полуостровом, но и Керченским проливом и Азовским морем. Поэтому не удивительно, что блокирование применяется исключительно к украинским морским судам и к тем иностранным судам, которые направляются в украинские морские порты.

В этой ситуации одни готовы только молча наблюдать и, разводя руками, повторять: что мы можем сделать? Мол, Россия имеет право, она ничего не нарушает… Другие предлагают немедленно денонсировать, то есть расторгнуть пресловутый Договор между Украиной и РФ о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 24 декабря 2003 г. и таким образом остановить произвол России.

Кто-то, оправдывая свою беспомощность и некомпетентность, сваливает все на "папередников". Кто-то полагается на военный компонент (в том числе бронированные катера) и международное сообщество, которое должно ввести санкции против РФ. Кто-то готов ждать 12–15 месяцев, пока выскажутся международные арбитры, и только тогда определяться, "как в дальнейшем развивать правовые отношения с РФ относительно статуса Азова и Керченского пролива".

К сожалению, до сих пор нет комплексного понимания ситуации, складывающейся в Азовском море и Керченском проливе, ей не дана правовая оценка, более того, нет понимания возможных действий по отстаиванию интересов своего государства и его территориальной целостности.

Например, что могут понять международные партнеры Украины, когда глава государства заявляет, что "мы не будем мириться с незаконным захватом украинских и иностранных судов…", а представитель МИД Украины фактически опровергает эти слова, утверждая, что "есть искусственно созданное обострение в информационном поле… а военные корабли имеют право останавливать гражданские суда для осмотра"? Разногласия в заявлениях высоких должностных лиц не помогают Украине защищать свои интересы в Азово-Керченском регионе.

Так на чем же должна основываться позиция Украины по отстаиванию своих прав и интересов в акваториях Азовского моря и Керченского пролива?

Прежде всего, необходимо тщательно изучить нормативно-правовую базу относительно этих акваторий, нормы международного морского права, действующие двусторонние международные договоры и соглашения.

Начнем с Договора между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 24 декабря 2003 г. Это единственный действующий и достаточно весомый двусторонний документ по азово-керченской проблематике, который удалось подписать на уровне президентов двух государств.

История его подготовки и подписания довольно драматична. И те негативные и тяжелые для нашего государства положения, которые содержатся в настоящем Договоре, мы получили не столько благодаря россиянам, сколько, прежде всего, факторам нашей тогдашней власти. За исключением, может быть, Леонида Кучмы, который до последнего прислушивался к позиции представителей МИД по обязательности включения в Договор положения о разграничении линией государственной границы Азовского моря и Керченского пролива, отбиваясь от агрессивных рекомендаций своих ближайших "советников" из АП.

Эти "советники" выступали единым с российской стороной фронтом, настаивая на безусловном принятии всех российских идей.

Нам не удалось тогда избежать наиболее привлекательной для России дефиниции об "исторических внутренних водах", о фактическом запрете иностранным военным кораблям находиться в водах Азовского моря и Керченского пролива и об отсрочке общего согласия по разграничению Керченского пролива. Это серьезные минусы Договора. Но есть в нем и весомые плюсы.

Во-первых, наибольшая ценность этого документа заключается в том, что Россия согласилась с нашим категорическим требованием разграничить Азовское море линией государственной границы. В Киеве в это долго не могли поверить, ведь переговорный процесс, до того безуспешно продолжавшийся десять лет, не позволял рассчитывать на такое фундаментальное изменение позиции России.

Во-вторых, учитывая нынешнее пиратское поведение России в Азове, не менее весома статья 2, где однозначно, без каких-либо искажений и двойственных толкований, закреплено положение о свободе судоходства для украинских и российских судов — как торговых, так и военных.

Итак, оценивая правовой статус Азовского моря, нужно исходить из целостного понимания и толкования основных положений Договора. Так, статья 1 устанавливает не только то, что Азовское море и Керченский пролив исторически являются внутренними водами Украины и Российской Федерации, но и то, что Азовское море разграничивается линией государственной границы.

То есть Азовское море состоит отдельно из внутренних вод Украины и отдельно из внутренних вод Российской Федерации, которые разграничиваются линией государственной границы. Это полностью и однозначно опровергает утверждение не только российских должностных лиц, но и, к сожалению, некоторых украинских, о том, что Азов — это "внутренние воды двух государств".

В Договоре закономерно есть положение о том, что линия государственной границы в Азовском море определяется двусторонним соглашением.

Часто этим положением спекулируют, ведь такое соглашение нам не удалось заключить до 2014 г. А теперь, наверное, не удастся никогда. Но урегулированию подобных ситуаций помогает международное морское право. Статья 15 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., сторонами которой являются и Украина, и РФ, устанавливает, что до тех пор, пока не заключено двустороннее соглашение, ни одно из государств не имеет права распространять свое территориальное море за срединную линию.

Но имеет такое право до срединной линии!

Однако где та срединная линия в Азовском море, до которой Украина может распространить свой суверенитет? Она есть и определена в строгом соответствии с нормами международного морского права обеими сторонами — Украиной и РФ. Определена, завизирована уполномоченными лицами и зафиксирована в соответствующем двустороннем Протоколе.

Теперь о свободе судоходства.

Статья 2 Договора устанавливает, что торговые суда и военные корабли, а также другие государственные суда под флагом Украины или Российской Федерации пользуются в Азовском море и Керченском проливе свободой судоходства. Торговые суда под флагами третьих государств могут заходить в Азовское море и проходить по Керченскому проливу, если они направляются в украинский или российский порт либо возвращаются из него.

Таким образом, согласно духу и букве Договора, ни Украина, ни Россия не имеют права задерживать или осматривать в Керченском проливе и Азовском море ни одно российское или, соответственно, украинское судно, а также суда третьих государств, направляющиеся в украинские или российские порты.

Еще более грубым нарушением является задержание таких судов российскими военными кораблями в украинской части Азовского моря и Керченского пролива. При этом нужно учитывать, что основные судоходные пути проходят именно по украинским внутренним водам этих акваторий.

Исключением для остановки судов, в частности и российских, может быть лишь очередность прохождения по Керченскому проливу. Международное морское право также позволяет военным кораблям осматривать иностранные суда, но только в случае подозрения в пиратстве, работорговле, несанкционированном вещании и т.п.

Еще раз: утверждения о том, что Россия имеет право останавливать или даже просто осматривать украинские суда в Азовском море и Керченском проливе, являются ошибочными и наносящими существенный ущерб нашим интересам.

Что же нам делать в этой ситуации?

На мой взгляд, начать нужно с создания (например при СНБО) ситуативного штаба или рабочей межведомственной группы.

Главными задачами этого штаба (группы), в частности, должны быть:

— тщательное изучение ситуации, сложившейся в Азовском море и Керченском проливе, и отдельно — в украинской их части;

— проведение, с позиции международного права и действующих двусторонних договоров и соглашений, правовой оценки ситуации в целом и действий российской стороны, в частности;

— подготовка и обнародование официальной позиции Украины о нарушении российской стороной положений Договора о свободе судоходства украинских и иностранных судов;

— подготовка предложений руководству государства о возможных действиях по защите территориальной целостности, прав и интересов Украины в Азовском море и Керченском проливе;

— основательная и профессиональная подготовка исков в международные суды и т.п.

В состав ситуативного штаба необходимо включить не только действующих представителей причастных министерств и ведомств, но и тех, у кого есть соответствующая подготовка и знания. К таким специалистам можно отнести корифеев дипломатической службы, уникальных и настоящих знатоков норм международного права, бывших руководителей украинских делегаций по разграничению Азовского моря и Керченского пролива, которые годами боролись за интересы нашего государства.

Вторым шагом должно стать объявление координат срединной линии в Азовском море, которая, до заключения двустороннего соглашения, является линией разграничения, то есть линией государственной границы между украинскими и российскими внутренними водами в этой акватории.

Аналогично необходимо объявить координаты существующей линии государственной границы в Керченском проливе.

Воды, находящиеся в сторону украинских берегов от срединной линии в Азовском море и линии государственной границы в Керченском проливе, должны быть провозглашены внутренними водами, то есть территорией Украины. Государственная пограничная служба и Вооруженные силы должны охранять не что-то призрачное, а конкретную линию государственной границы и конкретную акваторию внутренних вод Украины.

В случае, если будет принято решение о денонсации Договора между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива от 24 декабря 2003 г., этому должно предшествовать принятие Закона Украины "О внутренних водах, территориальном море, исключительной экономической зоне и континентальном шельфе Украины".

Этим законом в строгом соответствии с нормами международного морского права будет установлено территориальное море Украины в Азовском море шириной 12 морских миль, а срединной линией будут разграничиваться исключительная экономическая зона и континентальный шельф.

Вместе с тем, учитывая статью 5 Договора между Украиной и Российской Федерацией об украино-российской государственной границе от 28 января 2003 г., а также с целью избежать в дальнейшем юридически-политических споров, возможно, оставить статус всей украинской части Азовского моря как "внутренних вод Украины".

В Керченском проливе законом должна быть закреплена существующая линия государственной границы между Украиной и РФ, а акватория в сторону украинского берега от этой линии объявлена внутренними водами Украины. В Черном море законом объявляются так называемая боковая линия разграничения между территориальными морями Украины и РФ (линия государственной границы) и линия разграничения исключительных экономических зон и континентального шельфа Украины и РФ.

Подчеркиваю, что такие действия прибрежного государства в полной мере отвечают международному морскому праву и никакого согласия РФ, как и любой другой страны, не требуют.

Украина уже сделала несколько необходимых шагов на этом пути.

В частности, еще 11 ноября 1992 г. постоянное представительство Украины при ООН вербальной нотой №633 проинформировало Генерального секретаря ООН об утвержденных Украиной координатах исходных линий для отсчета ширины территориального моря, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Украины в Черном и Азовском морях.

Специальный департамент секретариата ООН в своем официальном бюллетене Law of Sea №36 ( 1998 г.) проинформировал международное сообщество о таком решении Украины, и ни одна страна его не обжаловала и не оспорила.

Президент Украины двадцать лет назад своим распоряжением №515 от 6 октября 1998 г. поручил Пограничной службе и другим причастным органам охранять упомянутую линию государственной границы в морских акваториях. Однако, как это часто у нас бывает, распоряжение главы государства было проигнорировано, что также способствовало развязыванию рук российским силовикам.

Проект Закона Украины "О внутренних водах, территориальном море и исключительной экономической зоне и континентальном шельфе Украины" уже рассматривался Верховной Радой Украины и был принят в первом чтении.

Осталось принять его в целом, и этим может быть поставлена юридическая точка в продолжительном и крайне опасном украино-российском морском споре.

Леонид Осаволюк, zn.ua