14 декабря 2018, пятница, 2:43
Спасибо вам
Рубрики

Был «свой», стал «чужой»

Как сбить свой Ил-20 в Сирии.

Москва признала, что войска ПВО сил Башара Асада поздно вечером 17 сентября сбили над Средиземным морем российский военный самолет радиоэлектронной разведки Ил-20 с 15 военнослужащими на борту, однако обвинила в этом ВВС Израиля, которому сгоряча пообещала "жесткий и быстрый" ответ. Первые сообщения о новых российских потерях в Сирии поступили сразу после важных переговоров в Сочи президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, во время которых они договорились о приостановке давно готовящегося наступления войск Асада при российской и иранской поддержке на Идлиб – последний оплот противостоящих Дамаску повстанцев, пишет svoboda.org.

Президент России Владимир Путин заявил, что в ответ на уничтожение Ил-20 Москва пойдет на "шаги, которые заметят все". При этом он не сравнивает нынешний инцидент с гибелью в ноябре 2015 года российского Су-24, сбитого ВВС Турции: "Тогда турецкий истребитель сознательно сбил наш самолет. Здесь это похоже на цепь трагических случайных обстоятельств".

Ранее официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков, вчера уверявший мировую общественность в том, что малайзийский "Боинг-777" в июле 2014 года над Донбассом был сбит российской ракетой, но вооруженными силами Украины, на экстренном брифинге заявил, что Ил-20, подлетавший к авиабазе "Хмеймим", примерно в 35 километрах от нее примерно в 22:00 по местному времени намеренно подставили под удар ракет российского производства израильские самолеты, атаковавшие в это время объекты Асада и Ирана в сирийской провинции Латакия. Обломки самолета упали в Средиземное море в районе населенного пункта Банияс.

"Прикрываясь российским самолетом, израильские летчики подставили его под огонь средств ПВО Сирии. В результате Ил-20, у которого эффективная отражающая поверхность на порядок больше, чем у F-16 ВВС Израиля, был сбит ракетой комплекса С-200", – рассказал Игорь Конашенков, назвавший произошедшее "намеренной провокацией израильских летчиков". Он добавил, что Минобороны России оставляет за собой право на "адекватные ответные действия в отношении Израиля". В Совете Федерации России также возложили ответственность за крушение Ил-20 на израильскую военную авиацию. В Госдуме призвали к "жесткому и быстрому ответу". Израиль на эти заявления пока не ответил.

Затем первый заместитель председателя комитета Госдумы по обороне Александр Шерин заявил в интервью радиостанции "Говорит Москва", что по аэродрому в Израиле, откуда взлетели израильские самолеты, следовало бы нанести удар: "Я призываю системы "Бастион", С-400, "Искандер" показать, как они реально работают. Вот у нас полигон "Восток-2018", вот то же самое надо сделать с той площадкой, с которой взлетают самолеты – вот и все... Есть такое ощущение, что Америка, Германия, Франция, а особенно Израиль работают в интересах боевиков ИГИЛ".

Через несколько часов Израиль отверг обвинения России, возложив ответственность за гибель российских военных и самолета на Сирию, Иран и экстремистскую проиранскую группировку "Хизбалла". Израиль выразил соболезнования родственникам погибших, но выразил категорическое несогласие с тем, что его самолеты использовали российский Ил-20 в качестве прикрытия. Генштаб ВС Израиля подчеркнул, что российский самолет находился за пределами зоны воздушной операции израильских ВВС, в то время как израильские истребители в момент ошибочной атаки асадовцев на Ил-20 уже находились в воздушном пространстве своей страны и практически приземлялись на своей авиабазе. По информации ЦАХАЛ, целью атаки в сирийской провинции Латакия был склад оружия, принадлежащий группировке "Хизбалла".

Истребитель-бомбардировщик F-16 ВВС Израиля над территорией Сирии. Дата съемки неизвестна

Армия обороны Израиля регулярно наносит удары по объектам войск Асада, которыми одновременно пользуются союзные Дамаску различные регулярные и полувоенные формирования, подконтрольные Ирану. 5 сентября министр обороны Израиля Авигдор Либерман в интервью телеканалу "Настоящее время" заявил, что его страна постарается "уничтожить любое военное присутствие Ирана на территории Сирии", предупредив, что его страна готова защищать себя от угрозы со стороны Тегерана, "не ограничиваясь при этом территорией Сирии".

Ил-20 – советский военный самолет радиоэлектронной и фоторазведки, радиоэлектронной борьбы и перехвата, созданный на базе пассажирского самолета Ил-18. Это был первый в СССР разведывательный самолет такого типа. Он оборудован РЛС бокового обзора, ИК-сканером, оптическими датчиками и системой спутниковой связи для обмена данными в реальном времени. Производился серийно с 1968 по 1976 годы, однако ВКС России используется до сих пор, в частности в Сирии. В НАТО он имеет историческое прозвище "Лысуха" (Coot).

Ил-20 над Балтийским морем, в сопровождении истребителя ВВС Великобритании "Тайфун". 2015 год

О том, что Ил-20 был сбит по ошибке сирийскими силами ПВО над Средиземным морем, из-за несрабатывания системы "свой-чужой", минувшей ночью одним из первых сообщил телеканал CNN, со ссылкой на источники в правительстве США. По информации телеканала, США получили информацию о пропаже самолета из радиоперехвата переговоров на международных частотах, в котором армия Башара Асада заявила о начале поисково-спасательной операции. Позже в Пентагоне получили данные о том, какой именно самолет пропал и при каких обстоятельствах. Собеседник CNN не указал, откуда поступила эта информация. Предполагается, что она была передана Россией.

О том, как могут теперь развиваться события в Сирии, с учетом того, что президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган на переговорах в Сочи 17 сентября достигли договоренности об отказе от проведения силами Асада, России и Ирана военной операции против повстанцев в сирийской провинции Идлиб, в интервью Радио Свобода рассуждает политолог-востоковед Кирилл Семенов:

– Истерическая первоначальная реакция Минобороны – сначала они говорили, что "точно не мы", потом приплели французский фрегат "Овернь", который в этот момент якобы делал какие-то пуски ракет, туманные ссылки на какую-то "критическую нештатную ситуацию", и наконец признание, что Ил-20 сбили ПВО Башара Асада, но с мгновенным обвинением в самых жестких выражениях Израиля – показывает, что российское военное руководство растерялось и испугалось одновременно. Как на самый верх такое преподнести, как все это преподать общественности и СМИ? То, что российский самолет сбили асадовцы, было известно сразу, радары у всех работают, было видно, кто по кому стрелял. То есть шли консультации, как это все лучше объяснить, чтобы никого не обидеть, с учетом той ситуации, которая сложилась еще вокруг Идлиба.

Ведь за несколько часов до этого Эрдоган с Путиным фактически приняли решение остановить наступление на Идлиб, а Шойгу еще и потом сказал, что он в ближайшее время "проинформирует об этом сирийских коллег", то есть поставит Дамаск перед фактом. И в том числе, чтобы окончательно с Асадом и его окружением не поссориться, все, естественно, свалили на Израиль. Хотя даже по картам Минобороны видно, что маршруты израильских F-16 и российского Ил-20 не пересекались. При этом Ил-20 летел на большой высоте, а F-16 шли на низкой высоте, чтобы быть как можно менее заметными для радаров, и на большой скорости. Как можно было их перепутать? Это, конечно, вопрос компетенции асадовских военных. Есть сведения, что они просто в ужасе стреляли в небо всем, чем попало и куда попало.

– Нельзя не вспомнить старый анекдот, еще советских времен: "Вы нам поставили ракеты "земля – воздух", так поставьте теперь ракеты "земля – самолет!" Что именно израильские ВВС пытались уничтожить в провинции Латакия?

– Провинции Латакия и Тартус – наиболее безопасные для Дамаска, Москвы и Тегерана места для складирования техники. Там создавались и военные предприятия с помощью Ирана, где, по некоторым данным, могут производиться как ракеты, так и запчасти к ним, боеприпасы. Кроме того, там расположен порт Банияс, через который идут основные поставки иранской нефти в Сирию. Но, кроме того, под этим предлогом туда же из Ирана идут поставки, на этих же танкерах, вооружений, другой техники, возможно, и каких-то очень серьезных, включая баллистические ракеты. Потому что рядом российские базы Хмеймим и Тартус, и вот в расчете на их "зонтик" сирийцы и иранцы пытаются там обеспечить собственное складирование вооружений, чтобы они, в том числе, были как можно в большей степени защищены от возможных ударов со стороны Израиля. Но, как видим, для Израиля границ не существует, и если израильтяне видят где-то угрозу, они в любом случае действуют сообразно собственным решениям. Независимо от того, где находятся российские базы, далеко или близко. Для Израиля важен сам факт наличия угрозы, которая может оттуда исходить.

Владимир Путин и Башар Асад на авиабазе Хмеймим в провинции Латакия. Декабрь 2017 года

– Израиль, действительно, много раз говорил, что где угодно, как угодно, любыми средствами не допустит усиления Ирана и группировки "Хизбалла", которую Тегеран поддерживает. То есть, несмотря на этот инцидент, израильские ВВС продолжат свои боевые операции в Сирии?

– Да, израильтяне будут добиваться достижения ими самими поставленных целей, вне зависимости от ситуации. Израиль не был бы Израилем, если бы он после этого дал задний ход! Конечно, они будут продолжать и, скорее всего, наоборот, постараются не раз донести до российского руководства, что в данном случае обвинять следует не Израиль, а Иран, "Хизбаллу" и другие проиранские группировки, которые, прикрываясь российскими военными объектами, на территории Латакии и Тартуса создают собственные базы и военные производства в расчете на российское прикрытие.

Изначально же шла речь о том, что иранское присутствие в Сирии токсично, с ним нельзя не считаться. И если Россия втягивается в сирийский конфликт, в котором участвуют Иран, "Хизбалла" и еще множество группировок, которые признаны террористическими в Израиле и в США, то, естественно, возникает угроза. И с ними будет продолжаться война этих стран, которые записали их в списки террористов, Об этом Израиль с самого начала говорил, еще с 2015 года.

– Российский самолет уже сбивали ВВС Турции, российский самолет теперь, по крайней мере, такова позиция Москвы, уничтожен по вине Израиля. Под Дейр-эз-Зором американские ВВС уничтожили пресловутую колонну российских наемников из так называемой "ЧВК Вагнера". Все эти события одно за другим вряд ли, конечно, поменяют стратегию и замысел российской военной операции в Сирии, но, может быть, в российском Минобороны изменят хотя бы тактический подход?

– Они должны изменить подход, потому что, повторю, почти все упомянутые вами инциденты связывает иранский фактор. Израиль бомбил иранские военные объекты сейчас? Под Дейр-эз-Зором нанесли удар по колонне проиранских группировок, в которую затесались бойцы российской ЧВК? Везде торчат, так или иначе, иранские уши! Надо решать проблему глобально. Турции давно предлагают в Сирии отделить умеренную оппозицию от радикалов. Хотя они и так, на самом деле, разделены. И точно так же следует проводить работу по разделению воюющих сторон в Сирии на проиранские структуры и те, где нет иранского присутствия. Создать зоны, где бы, например, не допускалось вообще какого-либо присутствия иранских структур или иранских военных объектов, или как-то с ними связанных, например, в тех же провинциях Латакия и Тартус. Только это решение сможет поспособствовать тому, что ни российские военнослужащие, ни иные связанные с Россией объекты в будущем не смогут подвергнуться случайным ударам со стороны того же Израиля.

– Если вернуться к вчерашним переговорам в Сочи о будущем Идлиба, кто вышел больше победителем – Эрдоган или Путин?

– Если вспомнить начальные позиции Москвы и Анкары, то победителем вышел Эрдоган. Россия настаивала на проведении военной операции, которая сейчас, как мы видим, отменена. Это значит, что Турция продавила силой собственную позицию о недопустимости наступления на Идлиб. Успех Эрдогана был обусловлен жесткими мерами: он начал туда вводить дополнительные воинские контингенты, показав, что такая операция может привести Россию к прямому столкновению с Турцией. А Кремль, который не заинтересован сейчас портить отношения с Анкарой, пошел на компромисс и согласился, по сути, с турецкой позицией.

Хотя у Турции задача не из легких в ближайшее время – теперь противодействие радикальным исламистам в Идлибе ложится целиком на Анкару. Для этого у Эрдогана, конечно, есть все возможности. Но, с другой стороны, и много препятствий. Например, непонятно, как будет решаться вопрос с действиями турецкой авиации, если дойдет до прямого столкновения между "Хайят Тахрир аш-Шам" и протурецкими группировками в Идлибе. Пока что там небо для Турции закрыто. Когда проводилась операция "Щит Евфрата", или операция в Африне, там действовала турецкая авиация. Как будут развиваться события здесь – сказать сложно. Потому что, если небо для турецкой авиации откроют, это фактически будет значить, что Асад уже окончательно распрощается с возможностью проведения когда-либо военной операции против Идлиба.

– Зона деэскалации в Идлибе уже существовала, и вдруг вчера мы узнаем о появлении новой зоны, которая называется похоже. В чем различие?

– Это будет демилитаризованная зона, не зона деэскалации, именно о ее создании было объявлено после переговоров Путина и Эрдогана в Сочи. Пока что мне лично еще не до конца понятны контуры ее. Говорят, что она будет шириной в 15–20 километров. Но, если отталкиваться от первоначальных заявлений, которые попали в СМИ от российского руководства, видно следующее: там сперва указывалось, что из этой зоны должны быть выведены оппозиционные структуры. Потом говорилось, что только формирования радикальных группировок и тяжелая техника. И ничего – про вывод тяжелой техники и вооружений сил режима в Дамаске! Поэтому первое, что пришло мне в голову, что эти 15–20 километров будут только созданы за счет оппозиции. Если речь об этом, то тогда успех Эрдогана в переговорах в Сочи выглядит не таким уж существенным.

Второй вариант, большинство экспертов пока полагают, что так и окажется, – ось этой демилитаризованной зоны пройдет по центру нынешней линии разграничения сил Асада и оппозиции. То есть, условно говоря, 7,5 километров будет со стороны отрядов оппозиции и 7,5 километров – со стороны территории, подконтрольной Асаду. В таком случае можно считать, что большая часть Идлиба останется по-прежнему под контролем антиасадовских сил. Очень еще важный вопрос – это будущее и демилитаризация трассы М-5, которая идет от Алеппо в Хаму и дальше в Дамаск. Как открыть по ней движение? Так же, как по трассе М-4, Алеппо-Латакия? Пока это остается в тумане.

– Для меня главный вопрос в другом: почему вдруг российский президент уступил турецкому президенту? Что Эрдоган мог взамен пообещать Путину и почему Путин согласился?

– Скорее, Путину нечего было пообещать Эрдогану в обмен на то, чтобы соблазнить его сдать Идлиб, так, как это было в начале этого года, когда в обмен на проведение операции на юго-востоке Идлиба и в Восточной Гуте Эрдоган получил возможность захватить у курдов кантон Африн. Сейчас, соответственно, Анкаре предложить было нечего. Все курдские территории находятся под контролем и под воздушным "зонтиком" США. Соответственно, за счет курдов решить проблему Идлиба у Москвы не получится. Поэтому Эрдоган просто-напросто зафиксировал тот статус-кво, который был, по сути, прописан в "Астанинских договоренностях". А Москва ясно сказала Дамаску, что она на конфликт с Анкарой из-за Идлиба не пойдет, – полагает Кирилл Семенов.