10 декабря 2018, понедельник, 17:17
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Оршанская кадровая впадина

Провалы – у госслужащих, а испанский стыд – у всех нас.

Месяц тому назад, 16 августа, глава администрации Лукашенко Наталья Кочанова представила районной вертикали Орши нового руководителя местной администрации – Игоря Исаченко. Он стал уже третьим председателем Оршанского райисполкома за чуть меньше, чем полтора года. Как и для его предшественника, для Исаченко назначение в Оршу – кадровое понижение. На одном из региональных форумов, комментируя кадровые перестановки районной вертикали, кто-то очень метко отметил: оршанская кадровая впадина поглощает всех без разбора.

В кадровом круге

Вообще, назначение Исаченко выглядит, на первый взгляд, странно, если не сказать нелепо. Будучи в должности председателя комитета по архитектуре и строительству Витебского облисполкома, он был обязан курировать вопросы строительства и ремонта оршанских заводов.

Возможно для Исаченко это не столько кадровое понижение, сколько последний шанс, попытка исправить собственные недоработки. Главный чек-поинт для нового председателя будет 7 ноября. В случае провала мы увидим «оршанский дубль» – Исаченко станет вторым руководителем района, который уйдет спустя три месяца. В случае же успеха последнего Оршу ждет непростой год, особое «военное положение» может быть растянуто на неопределенное время.

Помимо того, что кадровые перестановки в Орше ясно показывают: региональная политика воспринимается Минском как наказание, ответственный фронт работ для штрафников, мы все таки видим развитие ситуации. Дважды обжегшись в Орше на председателях-аграриях (Леонид Пеньковский окончил Витебский ветеринарный институт; Александр Позняк – Белорусский институт механизации сельского хозяйства) администрация Лукашенко направила на эту должность не просто человека из кадрового резерва, а кадрового военного. Мне кажется это одна из новых особенностей кадровой политики, которая усиливается. Еще не устойчивая тенденция, но уже и не просто кадровый эксперимент.

И здесь не только Орша. Среди последних важных назначений – министр связи (казалось бы, банальная гражданская сфера, тем более в стране, которая позиционирует себя региональным IT хабом).

Министр связи – также кадровый военный, перешедший в правительство из ОАЦ. ОАЦ, в свою очередь, чуть менее двух лет назад возглавил бывший начальник управления СБП. Пожалуй, круг замкнулся.

Если СБП-ОАЦ в перспективе может быть кадровым резервом для знаковых и ответственных должностей в Минске, то армейская скамья – это именно то место, где можно бесконечно находить председателей райисполкомов даже в самые безнадежные регионы. Эта кадровая политика находит объяснение и со стороны экспертов. Наталья Рябова, рассуждая о госслужбе и мотивации людей, которые идут на нее пишет, что в теории есть признание, статус, смысл. Однако в наших реалиях «для топ-менеджмента есть либо идея служить лично президенту и его личному смыслу, либо быть циником и коррупционером».

Просто навести порядок

Первой реакцией Исаченко после назначения стало заявление, что поручение президента – в течение 3-4 дней навести в Орше порядок- будет выполнено. Учитывая, что предыдущей администрации не хватило года для того, чтобы навести порядок в регионе, можно предположить, что первостепенная задача для Исаченко – наведение косметического лоска. Неслучайно субботник в Орше плавно перешел в месячник по наведению порядка, захватив при этом и воскресные дни.

Вообще, возвращаясь к районной администрации, в текущих условиях уже не вполне понятны функции и задачи райисполкома. 14 августа президент заявил, что за развитие Оршанского района будет отвечать не правительство, а aдминистрация Лукашенко, управделами и Госконтроль.

Телекамеры даже показали это совещание с колес: Кочанова, Шерстнев, Снопков, Субботин, Андрейченко, Анфимов и Шейман. Почему-то именно к Андрейченко президент апеллировал как к человеку, который курирует Витебскую область.

Курирует на каких началах? Факультативно? Многие, если не все критические вопросы о развитии региона логичнее было бы направить Александру Субботину, уже бывшему помощнику Лукашенко, инспектору по Витебской области. Но публично последнему не было задано ни одного вопроса.

Здесь кстати важно отметить, что кадровый трансфер Субботина из Витебска в Москву на место бывшего премьера Сидорского совершенно не связан с провалами модернизации в Орше. Информация о том, что Минск готовит кадровые перестановки на своих квотных местах в Евразийской экономической комиссии была еще за месяц до совещания в Орше.

Возвращаясь к Субботину, его молчание как нельзя лучше отражает провал поручения президента, которое он адресовал руководству администрации Лукашенко в феврале прошлого года – повысить роль помощников Лукашенко в координации работы с регионами.

Эту задачу должен был курировать экс-помощник Лукашенко Николай Корбут, однако в силу перехода последнего в комитет союзного государства, вопросы региональной политики, видимо, опять подвисли.

Институт региональных помощников президента уже несколько лет планируют сделать более эффективным, сам Лукашенко признавался, что  помощники «оторваны от Лукашенко». А в результате и про реформу, и про институт просто забыли. «Специфика организации вертикали власти в стране не позволяет полноценно реализовать реформу, повысить статус помощников президента – инспекторов по областям и г. Минску – перераспределить полномочия от губернаторов к помощникам – главным инспекторам», объясняет политолог Николай Буров.

Он же добавляет, «проблема, с которои? сталкивается aдминистрация Лукашенко, дефицит профессиональных кадров и ограниченность инструментария для мотивации и стимулирования госслужащих». В общем, мы приходим к тому, откуда и начали, если нет мотивации, остаются личная преданность и погоны. 

Пора и стыд знать

Вместо заключения, позволю себе процитировать Наталью Кочанову. 16 августа, выступая перед представителями местной вертикали, глава АП заявила: «Вы должны завоевать авторитет у жителей Орши. Это очень важно.

Я уже приводила цифры: отсюда поступает огромное количество обращений в вышестоящие инстанции. И 50 процентов обращений связаны с нареканиями на работу местных органов власти. Я просто требую от вас всех навести порядок в этой работе, – сказала глава aдминистрации Лукашенко. – Тогда люди будут понимать, что представители власти думают о своих рабочих, и вам не будет стыдно».

Само заявление, в принципе, демонстрация паралича местных органов власти в Орше. Но интересно другое. Стыд, как известно, – не дым, глаза не ест, но обращение к моральности госслужащих – это что-то новое.

И это тоже, видимо, из серии мотивации. То есть, с одной стороны, у нас признание, статус, смысл, а с другой – личная преданность и чтобы не было стыдно. В других странах это называется ответственность перед избирателями, у нас – чувство стыда. Только вот работает это не совсем так как говорит Кочанова. Потому что провалы – у госслужащих, а испанский стыд – у всех нас.

Аркадий Нестеренко, «Наше мнение»