10 декабря 2018, понедельник, 17:18
Поддержите сайт «Хартия-97»
Рубрики

Как у минских родителей забрали ребенка

12

Родители уже целый год обивают пороги различных государственных учреждений.

Ольга Канатовская и Дмитрий Волков прошли через несколько судебных инстанций и многочисленные комиссии, чтобы вернуть своего годовалого сына, передает «Еврорадио».

Было всё — неожиданные визиты милиционеров, проверки из органов опеки, нежелание суда прислушаться к свидетелям. Когда трёхмесячного ребёнка забирали в приют, Дмитрий вступился за него, и был привлечён к уголовной ответственности за сопротивление сотруднику органов внутренних дел...

Эта история действительно неоднозначная. К сожалению, несмотря на все попытки, в течение пяти дней у журналистов не удалось взять комментарий у органов опеки, которые взяли из семьи и передали в приют трёхмесячного Ивана. Журналисты бы не стали публиковать этот текст без их комментария, если бы не одно обстоятельство: Ольга и её муж в борьбе за своего маленького сына не одни. Их искренность вызывала доверие не только у журналистов, но и у минского адвоката Ольги Савич, опытного и трезвого специалиста, которого не так просто растрогать. Ольга искренне считает, что маленького Ваню нужно вернуть родителям, а то, что произошло с его семьей, — стечение трагических обстоятельств.

Родители уже целый год обивают пороги различных государственных учреждений. За это время Ваня научился ходить. Мать каждый день посещает его в приюте, привозит памперсы и игрушки. По мнению женщины, единственная причина, по которой чиновники решили забрать у неё ребёнка — преступление, которое она совершила двенадцать лет назад, и за которое отбыла шесть лет за решёткой.

Ольга с сыном. Фото из семейного архива Ольги Канатовской

Предыстория

"Приезжает женщина, очень худенькая, скромно одетая, по лицу виден отпечаток прошлого и не лучшей жизни. Но ни запаха спиртных напитков, ни сигарет не было, — вспоминает первую встречу с Ольгой Канатовскай адвокат Ольга Савич. — Я с ней работаю уже долгое время, по несколько раз в день с ней разговариваем. Всегда приходит пунктуально, делает всё, что я говорю. Ни одного подозрения на то, что она что-то употребляла, у меня за это время не было".

Канатовская рассказывает, как двенадцать лет назад на неё и её маленькую дочь напал сожитель. По словам женщины, он почти всегда был пьян. Однажды Ольга в отчаянии схватилась за нож.

Родственников, которые могли бы позаботиться о маленькой Ире, пока Ольга отбывала наказание, не было, женщину лишили родительских прав. Преступление было совершено в состоянии алкогольного опьянения, поэтому Канатовскую поставили на учёт в наркологию.

"Я у неё спрашивала, почему она не пыталась восстанавливать родительские права после освобождения. Ольга ответила, что за время, которое она провела в неволе, её дочь несколько раз съездила в Италию. И там была семья, в которой она прижилась, — продолжает адвокат. — Сегодня у матери и 17-летней дочери очень хорошие отношения, они часто общаются. Дочь просит не восстанавливать родительские права, так как хочет уехать в Италию навсегда, и так будет проще".

Жизнь налаживается

Ольга работает уборщицей в сфере ЖКХ. Познакомилась с мужчиной. Маленький Ваня — его первый ребёнок.

Когда он рождается, Ольгу ставят на учёт, так как раньше (двенадцать лет назад) она была лишена права воспитывать первого ребёнка.

"Ни разу никто из родителей не был замечен пьяным, по месту работы всё тоже прекрасно, — продолжает Ольга Савич. — Доход хороший, у мужа больше тысячи рублей зарплаты. В квартире, где живёт ребёнок, всё чисто и уютно, никаких замечаний не было".

Молодая семья живёт в одной квартире с родителями Дмитрия. Три месяца их не трогают. Никаких вопросов со стороны контролирующих органов нет.

Справа: маленький Ваня делает первые шаги вместе с отцом. Фото из семейного архива Ольги Канатовской

И вдруг всё изменяется

Эти события происходят в октябре 2017 года. Ольге звонят из детской поликлиники и просят привести сына на прививку. Она приезжает вместе с ребёнком и мужем. Медсестра говорит, что Ольга, видимо, находится в состоянии алкогольного опьянения. Женщина это отрицает, муж заступается за жену, начинается конфликт.

"Потом Ольгу вызывают на разбирательство. Известно, что никаких экспертиз и тестов не проводилось. Участковый говорит женщине, что, если она хочет, чтобы у мужа были проблемы после конфликта в поликлинике, они будут. Но, если не хочет, пусть напишет, что выпила джин-тоник, и всё будет хорошо. Она пишет. Потом её привлекают к ответственности за нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения", — рассказывает Ольга Савич.

Через какое-то время семья идёт вместе с маленьким сыном на День рождения кумы. Пока ребёнок спит в отдельной комнате, взрослые сидят на кухне. Вдруг в квартире появляются представители опеки.

"К нам пришли без предупреждения, не показали вообще никаких постановлений или соответствующих бумаг. Я до сих пор не понимаю, как они оказались в той квартире, и откуда они вообще знали, что мы там находимся, — вспоминает события того дня Ольга Канатовская. — Когда они зашли, участкового с ними не было. Пригласили какого-то опера из РОВД, чтобы он с ними сходил, потому что он знакомый. Этот милиционер сам на суде говорил, что его попросили, и он решил помочь. Причём, даже не в рабочее время, он находился в квартире не во время выполнения своих служебных обязанностей. Судья даже спросила у него, что, когда он в форме, то будет всегда так ходить и детей забирать?"

Отец пытается защитить трёхмесячного сына, но ребёнка всё равно забирают. Против мужчины возбуждают уголовное дело за сопротивление милиционеру, который находился при исполнении служебных обязанностей. К тому же, на Ольгу и её мужа составляют административные протоколы за нахождение в нетрезвом состоянии, хотя на тот момент они находились не в общественном месте, а в квартире.

"Они говорят, что мало времени прошло. От чего?"

Органы образования инициируют судебное заседание, результатом которого становится передача ребёнка в интернат. Его мать лишают родительских прав. Но поскольку суд понимает, что на отце никаких пятен, кроме конфликта с милиционером, нет, ему родительские права оставляют.

Молодые родители надеются, что сына скоро вернут домой. Семейная пара характеризуется положительно. Ольга проходит нарколога и даже "подшивается", чтобы не доказывать каждому чиновнику, что она не пьёт. Участковый по месту жительства семьи делает заключение, что ребёнка можно вернуть в семью. Детский интернат с этим соглашается.

Супруги обжалуют решение суда первой инстанции в городском суде, который... неожиданно лишает родительских прав и отца мальчика!

Единственный отрицательный момент в биографии Ольги за последние несколько лет — два прогула, произошедшие зимой после сильных метелей. Женщина объясняет, что у неё сильно болели руки из-за большого количества физической работы.

"Если так судить, то можно всех через одного на пожизненное заключение отправлять! Или у каждого детей забирать! — жалуется Ольга. — Они таким образом просто доводят до самоубийства. Стыдно говорить, но я чуть не наложила на себя руки. Я действительно сошла с ума из-за этого... У меня первый ребёнок умер в возрасте 1,5 месяца из-за сердечной недостаточности. А сейчас этого сына забрали...

Счастливые отец и сын вместе в общежитии. Фото из семейного архива Ольги Канатовской

Они говорят, что мало времени прошло. От чего? Я даже пошла к своему директору и попросила одолжить денег, чтобы он по безналичному расчёту их перечислил в наркологический центр, и я "подшилась". Чтобы они все уже наконец отстали от меня, чтобы просто отстали! Я уже не знаю, как им всем доказывать... А как они судят? По моему лицу? Так меня били несколько раз, поэтому мышцы на лице отбиты, под глазами очень часто бывают отёки. Чего они хотят? Чтобы мать моделью была?"

Во время разговора с журналистами Ольга собирает вещи, чтобы ехать в интернат. Теперь у неё есть разрешение посещать сына каждый день, хотя раньше было разрешено только по средам и пятницам.

26 сентября Ване Волкову исполнится год и два месяца, а 11 октября будет ровно год, как его забрали у родителей. Всё это время идут разбирательства.

"И знаете что? Я по многим делам работала, всегда говорила открыто и прямо. Если бы я понимала, что этого ребёнка не стоит возвращать в семью, я бы сделала свою техническую работу: подготовила бы жалобы, прошла бы через обжалования, и всё, — подытоживает Ольга Савич. — Но я продолжаю им помогать, потому что очень хочется всё-таки добиться справедливости. Если раньше человека привлекли к уголовной ответственности, это вовсе не повод, чтобы дальше вот так нагло управлять его жизнью".

Сейчас жалобу Ольги Канатовской рассматривает председатель Минского городского суда. Это почти последняя инстанция, в которую можно обратиться. Потом — только Верховный суд.