25 марта 2019, понедельник, 17:41
Вызов для каждого
Рубрики

«Оскар» и розовая дама

2
Андрей Курейчик

Культурный год в Беларуси завершился культурным паби-думом.

Белорусская культура много лет плелась в конце унылого пелетона нашей общественно-политической жизни, которая все сильнее напоминает потерянный сезон «Фарго». Дожили. Глобальными политическими событиями года становятся мелкая подлость одних журналистов против коллег из-за подсматривания новостей, обвинение оппозиционеров в кражах сыра в магазинах, сага с высылкой пресс-секретаря политпартии из-за штрафа за безбилетный проезд да надписи про «телок» у престарелых функционеров на госсовещаниях. На этом живописном фоне абсурда и инфантилизма именно культура показала истинный накал страстей и событий. Свои итоги года на сайте «Белгазеты» подводит сценарист и режиссер Андрей Курейчик.

В национальном искусстве прошлый год прошел в ключе истинного феминизма. Волна, которая всколыхнулась на Западе несколько лет назад (не без участия загребущих лап Харви Вайнштейна) и поставила вопрос ребром о лидерских позициях лучшей половины человечества в искусстве XXI в., докатилась и до нас. Женщины стали основными ньюсмейкерами белорусских арт-хроник и дискурсов. Диковинные словечки «режиссерка», «редакторка», «блогерка» прочно вошли в обиход.

КУЛЬТУРНЫЙ БУДУАР

Главное событие произошло в Минкульте. Случилось, прямо скажем, невероятное. Многолетняя война киносообщества с первым замминистра культуры Ириной Дригой завершилась снятием последней с должности. Началось все давно. Сначала Дрига оказалась причастной к появлению в жизни белорусов (за их счет) блокбастера «Мы братья» режиссера Василькова-Девиталя, который сильно обогатил Эрика Робертса и выставил службу безопасности президента в клоунадных красках. Затем была попытка протащить скандальный указ президента, по которому вводилась разрешительная система съемок кино и унизительные согласования сценариев в Минкульте (этот абсурд удалось отбить - спасли выборы).

Затем пошли слухи, что Дрига лично цензурирует пьесы и спектакли, что с подачи замминистра ее подопечная Ирина Белякова торпедирует прокат белорусского независимого кино, а Минкульт манипулирует с результатами конкурсов на распределение господдержки в области культуры. Не добавил звезд в карму Дриги и скандал с Егором Кончаловским на «Беларусьфильме», который вместе со своей помощницей получил огромный гонорар за фильм, который не снял. А также то, что она приложила руку к появлению скандального ресторана в Куропатах. Последней каплей стало решение Ирины Дриги взять под полный личный контроль отбор фильмов на Национальный конкурс фестиваля «Лiстапад». Впервые в истории конкурсанты стали не отстаивать право быть в этом конкурсе, а сниматься с него.

Киносообщество ощетинилось, грозясь отобрать у фестиваля европейскую аккредитацию. Кинокритик Андрей Расинский запустил в интернете письмо, обличающее первого замминистра культуры. Режиссер Влада Сенькова в соцсетях публично послала ее и всю «шарашкину контору» в анатомически неприличное место. Свою позицию высказали и международные гости фестиваля: осуждение высокой чиновницы прозвучало прямо со сцены из уст жюри Фипресси. Результат мы знаем. Дригу не просто сняли с должности, но еще и понизили до уровня начальника управления (а это уже второе ее понижение, ведь высшей точкой ее карьеры была должность главы идеологического управления администрации Лукашенко).

Прежним замминистра после увольнения везло больше - им давали какую-никакую, но личную «вотчину»: Рылатко и Гридюшко возглавили Большой театр Беларуси (самое комфортное место работы в белорусском искусстве), Карачевский сначала возглавил Театр Белорусской драматургии, затем «Беларусьфильм». Дриге же пока не достались ни Купаловский театр, ни РТБД, где были директорские вакансии. Театры от этого «подарка» отказались. Злые языки поговаривают, что особо изощренным наказанием для Дриги, прямо скажем, дамы специфического характера и внешности, видится назначение на ее должность Натальи Карчевской: женщины редкой элегантности, стиля и аристократической породы, с лучезарной улыбкой, хорошо поставленной речью и даже чувством юмора. Новый замминистра словно сошла с обложки романов Даниэллы Стил. Даже обычное нахождение двух этих белорусских леди рядом уже можно считать изощренной формой визуального гротеска.

АМЭРИКЭН ГЕРЛ

Но рокировкой в Минкульте женский ньюсмейкинг в культуре не закончился. Фильм «Хрусталь» Дарьи Жук стал главным кинохайпом уходящего года. История депрессивной девушки из 90-х, которая так хочет уехать в Америку из постсоветской Беларуси от чокнутой мамаши и парня-наркомана, что обманывает американское посольство и в связи с этим получает массу приключений на свою голову (и не только), оказалась отлично сделанной фестивальной драмой, которая заслуженно получила много хорошей критики и наград. Бюджет в $600 тыс. был выделен в основном американскими и европейскими фондами.

«Хрусталь» не только залетная птица на белорусских просторах, но и идеальный демонстратор новых тенденций. Первая - фестивальное белорусское кино успешнее осваивают женщины: Дарья Жук, Юлия Шатун, Анастасия Мирошниченко, Нелла Василевская, Светлана Дашук, Влада Сенькова и, конечно, победительница Национального конкурса «Лiстапада» этого года - Мара Тамкович. Вторая - наиболее успешные в фестивальной жизни фильмы последних лет сняты режиссерами, которые не живут в Беларуси: Сергеем Лозницей, Дарьей Жук и Марой Тамкович. Участие белорусской стороны в этих проектах было весьма ограниченным, а в разных каталогах эти фильмы представляют совершенно разные государства. Тот же «Хрусталь» во многих иностранных каталогах называется «российским» фильмом и выдвинут, например, на кинопремию «Белый слон» за лучший российский дебют. Можно только согласиться с тем, что делать кино «из-за границы» о Беларуси, за иностранные бюджеты, но при этом, когда удобно, получать тут награды и выступать от имени страны, имеет массу преимуществ, прекрасно освоенных еще спортсменами (в частности, Викторией Азаренко).

О том, что такое «белорусское» кино имеет именно экспортную направленность, свидетельствуют два факта. Первый, это скандал вокруг «Оскаровского комитета» в Беларуси, который был воссоздан в 2018г. под фильм «Хрусталь» и состоял на две трети из представителей производителей и прокатчиков этого фильма: продюсера «Хрусталя» Валерия Дмитроченко, многочисленных представителей «Беларусьфильма» и «Арт-корпорейшн». Другой «отечественный» режиссер Уильям Девиталь попытался было вклиниться в эту идиллию с военной драмой «Пес рыжий», но битва эмигрантов ожидаемо закончилась в пользу «Хрусталя». Впрочем, в номинанты «Оскара» фильм Жук все равно не попал. Второй факт заключается в том, что белорусский зритель так и не увидел в прокате полную версию фильма, т.к. финал был авторами аккуратно обрезан, а кино полностью демонстрировалось только за границей.

НАСЛЕДИЛИ НА ВОДЕ

Тем страннее на этом фоне выглядела недавняя церемония белорусской Национальной кинопремии - главной новации от Минкульта этого года. В номинантах «бел-нац-оскара» неожиданно не оказалось ни одного игрового фильма, который фестивали награждали и прославляли в последние годы: ни «фильма-сенсации» «Хрусталя» (он перекочевал в российские премии), ни победителя Национального конкурса «Лiстапада» прошлого года Юлии Шатун с фильмом «Завтра», ни победителя этого года Мары Тамкович с картиной «Дочь», ни второго белорусского претендента на «Оскар» - «Пса рыжего» продюсера Сергея Ждановича, ни зрительски успешных фильмов «БезБуслоу Артс». Зато были щедро (по 2-3 фильма) представлены бывшие студенты Академии искусств, и по совместительству дети членов жюри Арсений Ильиных и Игорь Васильев, а также такие шедевры, как «Не игра», «Тум-паби-дум», сериалы «Автошкола» и «Мамочки».

На этом шикарном фоне победа независимого психологического триллера «Внутри себя» режиссера Сергея Талыбова в номинации «Лучший игровой фильм Беларуси» была единственным возможным компромиссом со здравым смыслом. Но белорусская логика при этом была «тутэйшей»: «Следы на воде» режиссера Анисимова стал лучшим в Беларуси фильмом аж по 8 номинациям: и «Лучший режиссер», и «Лучший оператор», и «Лучший художник», и музыка, и монтаж, и звук, и артисты - все лучшее. А фильм - не лучший! А у «Внутри себя» - все это хуже, а фильм - лучше. Интересно, на «Оскаре» можно победить в номинации «Лучший фильм», не заработав победу ни в одной другой? В Беларуси - вуаля.

Впрочем, «Следы на воде» интереснее всего со сцены поздравил народный артист Беларуси Владимир Гостюхин: «Кино как явление на нашей студии не появилось. Надеюсь, авантюра, которая произошла с фильмом «Следы на воде», никогда не повторится». Отвечать за то, чтобы авантюра не повторилась, будет назначенный в этом году новый директор киностудии Владимир Карачевский. Студию он принял вместе со всем тем ужасным барахлом, которое и было представлено на Национальной премии и никакого отношения к нему не имеет. Зато он умеет очаровательно петь, что и продемонстрировал на Дне белорусского кино.

Первый крупный проект, который запустил Карачевский на студии, разительно отличается от концепций предыдущий директоров - национальный фильм про Янку Купалу. Ставить картину он пригласил известного клипмейкера и режиссера ряда российских сериалов Владимира Янковского. Сценарий Алены Калюновой, который победил на конкурсе, был хорош настолько, что его пришлось переписать полностью, от первого до последнего слова. Сделал это сам Янковский и с большим энтузиазмом погрузился в съемки, которые будут длиться в совокупности год. Так что даже если «Хрусталь» после неудачи с «Оскаром» вернется в номинации нацпремии, в следующем году его будет ждать глобальный конкурент.

ПОЛЯК-OFF

В белорусском театре по сравнению с кино - затишье. «Теарт» прошел штатно, по-настоящему ярких премьер в белорусском театре было немного, никого не запретили, все худруки усидели на своих местах, а скандал случился один - но необычный.

Вдруг, в один день, никого не предупреждая, исчез из театра и медийного поля директор самого богатого и недавно полностью реконструированного Национального театра им. Янки Купалы Павел Поляков. Известно точно, что его не увольняли. Он ушел сам (хотя с таких мест сами не уходят). Причины не были озвучены и спустя три месяца. Нигде о новых назначениях Полякова не объявлялось.

Впрочем, это не помешало замечательному «Ревизору» Купаловского театра в постановке Николая Пинигина ожидаемо стать лидером по числу наград Национальной театральной премии (после многомиллиардной реконструкции театра - понятие «ревизия» там слишком хорошо изучено).

С другой стороны, после скандальной отмены по настоянию «религиозных граждан» премьеры оперы «Саломея» в Национальном большом театре оперы и балета, состоялось неожиданное и триумфальное возвращение туда 71-летнего Валентина Елизарьева. Несомненно, Елизарьев - огромная величина в мире балета, но последние 10 лет слышно о нем было немного. После ухода из белорусского театра мировые театры не спешили приглашать титулованного специалиста на работу. Весь вопрос в том, сможет ли мастер предложить современную и перспективную повестку творческого развития крупнейшего театра страны.

ПОТЕРИ ГОДА

Отдельно хочется написать про потери, которые понесла наша культура в 2018г. Для белорусского рока трагический уход Александра Куллинковича, лидера группы «Нейро-Дюбель», был таким же страшным ударом, как смерть Алеся Липая, основателя информагентства «Белапан», для журналистского. И если в этих профессиях они состоялись, то «дядя Саша» только начал свой путь как артист кино с фильма «ГараШ», а Алесь только набирал силу как поэт и публичный общественный деятель. Сразу двух народных артистов лишился и Купаловский театр: легендарного и великого Геннадия Гарбука и трагикомического гения Николая Кириченко.

ЧЕГО ЖДАТЬ ОТ КУЛЬТУРЫ В ГОД СВИНЬИ?

Судя по тому, как вопрос об «инкорпорации» (по меткому выражению Лукашенко) Беларуси в Россию был поставлен перед страной ребром, именно белорусская культура станет важным рубежом обороны независимости.

И не только первый национальный кинопроект на белорусском языке и о белорусском национальном возрождении за госденьги, не только рокеры в крупнейших залах страны и запрещенные ранее драматурги на сценах театров, но и в целом господдержка того, что раньше считалось «оппозицией», станет, как мне кажется, трендом будущего года.

И уже никто не будет удивляться ни белорусским «вышимайкам» у БРСМ, ни белорусскому языку у некоторых чиновников, ни «Пагоням» на официальных мероприятиях, ни учебникам с победами ВКЛ над Московией. Но это не от любви к белорусской национальной культуре. Они просто хотят выжить. Любой ценой.