19 мая 2019, воскресенье, 18:37
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Леонид Судаленко: В «тунеядцы» попадут те, кто совсем этого не ожидал

73

Бороться с декретом нужно всем вместе.

Мать четверых детей из Гомеля Юлия Ганисевская получила официальное уведомление о включении ее в базу «тунеядцев». Примечательно то, что для вручения письма чиновниками была отправлена классная руководительница ребенка гомельчанки. А директор школы подтвердил, что да, учителей отправляют разносить письма гражданам, признанным «незанятыми в экономике».

Ситуацию для сайта Charter97.org комментирует правовой инспектор труда профсоюза РЭП по Гомельской области Леонид Судаленко.

- Согласно декрету №1, многодетная мать, младшему ребенку которой нет и семи лет, не должна включаться в базу данных «незанятых в экономике». Зачем тогда гомельские чиновники пошли на такие действия?

- Видите ли, в чем дело: реанимированный декрет о «тунеядцах», как и ранее, насчитал полмиллиона человек, якобы не занятых в экономике. То есть, новый декрет власти разработали, а вот базу «тунеядцев», созданную в 2017 году, не спешат переделывать. По этой причине в «новую» базу попали все люди, которые там находились и в 2017 году.

Полную картину люди увидят только после того, как в феврале начнут приходить потяжелевшие «жировки» за январь. Вот тогда и выяснится, что в «тунеядцы» попали и те, кто этого совсем не ожидал.

Задумайтесь только над абсурдностью ситуации: с 1 января этого года декрет о «тунеядцах» начал работать, а базу уже надо было приготовить, чтобы начислить повышенную коммуналку.

Уже скоро, в феврале, мы узнаем много нового и интересного. Думаю, что в «тунеядцы» попали и солдаты срочной службы, и – поголовно – те, кто учится или работает за границей… Да мало ли еще кому придут странные «жировки» с предложением оплатить услуги ЖКХ в 3-5-кратном размере!

Случай Юлии Ганисевской красноречиво характеризует ситуацию, которая сложилась вокруг декрета №1. Из-за ребенка, которому нет семи лет, она вообще не должна попадать в поле зрения «тунеядской» комиссии. Но нет – к ней домой приходит школьный учитель ее детей и приносит письмо о включении в базу данных незанятых в экономике со всеми вытекающими последствиями. И такое может произойти со многими белорусами, которые спят спокойно и думают, что на этот раз беда их миновала.

- Что бы вы посоветовали делать тем, кому вручат подобные «извещения»?

- На месте Юлии Ганисевской я бы предъявил «тунеядской комиссии» претензии в судебном порядке. Претензии в том числе и морального характера. Белорусы имеют право требовать у «тунеядских» комиссий компенсации причиненного им морального вреда.

Входящие в комиссии чиновники не смогут оправдаться тем, что они, мол, не знали. Государство слишком много о нас знает: оно знает, что мы едим на завтрак, обед и ужин, не говоря уже о том, что в многодетной семье есть ребенок в возрасте до семи лет.

Второй важный момент – в отношении Юлии Ганисевской нарушен принцип презумпции невиновности. Почему законопослушного человека заставляют доказывать то, что он не должен доказывать? Ни один белорус не обязан ходить с бумагами в одно окно, второе, третье и доказывать, что он не «тунеядец».

А между тем скоро, через месяц, многие обнаружат, что их «жировка» заметно потяжелела. А значит, их, вопреки ожиданиям, включили в базу данных не занятых в экономике. И что – идти после этого домоуправление? Они только руками разведут и оставят повышенные тарифы на коммуналку.

Конечно же, бороться нужно с самим декретом о «тунеядцах». И первый шаг – подавать в суд на «тунеядские» комиссии. В их «работе» есть достаточно оснований для того, чтобы начать против них судебный процесс.

Бороться с незаконным декретом нужно всем вместе. И лучше – сразу реагировать, как только вы видите, что нарушаются ваши права. Как это сделал «тунеядец» из Брагина Владимир Теремецкий.

«Тунеядская» комиссия вызвала его «на ковер» в местный исполком, чтобы «подтвердить» занятость в экономике. Мужчина никуда не пошел и не стал дожидаться, пока ему выставят жировку за услуги ЖКХ в пятикратном размере. Он потребовал не только исключить его данные из базы «не занятых в экономике», но и проверить на конституционность декрет о «тунеядцах».

- Гомельчанка тоже заявила, что не будет собирать документы и нести их в «тунеядскую» комиссию в исполком. Будете ли помогать ей, если дело дойдет до суда?

- Конечно. И я лично, и профсоюз РЭП будет помогать каждому, кто не согласится с тем, что его включили в списки «тунеядцев» и начнет бороться за свои права.

Нужно помнить: всякий раз, когда вы оспариваете законность этого декрета, вы помогаете не только себе, но и другим гражданам. Чем больше людей объединиться с целью заблокировать этот «тунеядский» декрет или вовсе отменить его – тем лучше. Ведь он коснется не только тех, кто отвечает формальным критериям «тунеядца». Мы уже видим случаи, когда люди попадают в базу будучи уверенными, что их туда включать не должны. Такие прецеденты будут множиться, а затем и вовсе наступит откровение, когда придет время платить коммуналку за январь.

Ведь сказала же министр труда Ирина Костевич, что в базе «тунеядцев» власти не поставили еще точку. Пока можно судить о том, что они пользуются старой базой 2017 года и записали туда много людей, которые даже по их законам, там быть не должны. Что будет дальше – можно только предполагать.

Поэтому хочу сразу сказать как тем, кого уже записали в «тунеядцы», так и тем, кто узнает об этом в феврале: не опускайте руки. Не можете решить проблему самостоятельно – обращайтесь к тем, у кого есть опыт противодействия этому беззаконию.

Я, «адвокат дармоедов», призываю: ни шагу назад, будем бороться с этим декретом вместе.