18 ноября 2019, понедельник, 18:15
День второй
Рубрики

Белоруска в Эмиратах: В 55 хочу на Бали открыть свой ресторанчик

1
Белоруска в Эмиратах: В 55 хочу на Бали открыть свой ресторанчик

Как наша соотечественница уехала за границу прыгать с парашютом.

Белоруска Ольга Наумова прыгает с парашютом по восемь раз в день. И это ее работа. Ради нее — своей мечты — девушка резко изменила свою жизнь: бросила «насиженное» место в Минске и уехала покорять небо в Эмиратах, пишет tut.by.

«Предвзятое отношение было только в России»

Ольге 38 лет, и она инструктор международного класса по прыжкам с парашютом. Ее работа — это небо: белоруска каждый день прыгает в тандеме с клиентами в парашютном центре в Дубае либо снимает на видео эмоции парашютистов. Сделать из хобби работу девушка решила восемь лет назад. Тогда ради призрачной мечты она бросила должность руководителя в минской туристической компании и отправилась строить жизнь за границу.

— А началось все в Боровой, где я и заболела парашютным спортом, — вспоминает Ольга. — Стала прыгать регулярно, хоть это и было очень дорогим удовольствием. Когда выполнила более 500 прыжков, поняла, что парашюта в моей жизни должно быть больше.

Ольга признается, что в Беларуси работать инструктором было невозможно: спорт не был развит. Чтобы осуществить мечту, нужно было уехать. А для этого — получить сертификат международного образца. За ним белоруска отправилась в Испанию. Там же получила первое деловое предложение — поработать инструктором в Греции. Над ним девушка думала полгода.

— Знакомые крутили у виска: тут стабильность, а там — неизвестность. Родители, конечно, боялись. Но мне повезло, мама поддержала. Когда мы с ней сели и поговорили, когда она поняла, что я хочу быть счастливой, она перестала отговаривать и благословила: «Поезжай, доча».

Несколько лет Ольга зарабатывала на жизнь в Иордании, Южной Африке, России. Осела окончательно в Арабских Эмиратах: здесь она уже больше четырех лет. График, как у многих офисных сотрудников, — пять дней в неделю.

— Понимаю, что звучит дико (все-таки это парашют), но работа иногда становится рутиной. Конечно, каждый день — риск, его никто никогда не отметает. Но страх со временем притупляется, хотя если не прыгаешь месяц — снова начинает «колбасить» около двери. Это борьба с инстинктом: когда мы подходим к выходу из летящего самолета, то не должны шагать в обрыв. Но мы заставляем себя.

Женщин с парашютом в начале своего спортивного пути белоруска встречала мало. Приводит цифры: «Десять лет назад на всю Европу сертифицированных женщин-инструкторов было только семь». Предвзятости по половому признаку Ольга практически не чувствовала. Столкнулась с колкими фразами лишь несколько раз, когда работала в Коломне (Московская область).

— В то время я была единственной прыгающей женщиной на всю Россию. Мужчины иногда отказывались выполнять трюк со мной в паре. Аргумент — недоверие к женщине. Но у меня было хорошее руководство, которое говорило: «Не хотите прыгать — до свидания». И правда, вы ж не выбираете в парке, кто вам билет на аттракцион продает.

«В мире всего пять девушек, которые выступают на подобных чемпионатах»

В жизни Ольги есть место и для хобби, и оно тоже связано с прыжками. Несколько лет белоруска занимается одним из самых экстремальных видов парашютного спорта — купольным пилотированием. Если кратко — задача пилота выполнить одно из заданий на скорость, дальность или точность при скорости свыше 100 км/ч. Приходят за таким экстримом опытные парашютисты с тысячей прыжков за плечами. У Ольги, кстати, их больше 8700. Инструктор намеренно ведет статистику: она помогает фиксировать результаты прыжков купольных и рабочих. К слову, девушка несколько раз в год ездит по соревнованиям и всегда выступает под родным флагом.

— В Беларуси купольное пилотирование пока не развито, и я единственная, кто представляет страну на таких соревнованиях, — делится наблюдениями Ольга. — Впрочем, в мире всего пять девушек, которые выступают на подобных чемпионатах. Мне приятно, что я могу представлять свою родину и нести наш флаг, хоть не раз и предлагали за деньги и приличные спонсорские выступать за других.

В купольном пилотировании у мужчин и женщин нет отдельного зачета. Ольга уверена, что все по-честному: «Никаких физических данных от девушек не требуется». Зато представительницы прекрасного пола часто себя проявляют в креативной части. Так, одним из самых ярких прыжков в своей биографии Ольга считает одновременный парашютный трюк больше 100 девушек в Америке. Еще один — ежегодный прыжок, который помогает собрать парашютистам в небе формацию в форме розовой ленты — символа, привлекающего внимание к проблеме рака молочной железы.

«Если я потеряю кошелек, его вернут с деньгами»

Заниматься любимым делом в Арабских Эмиратах Ольге нравится, хоть мусульманские устои и вносят свои корректировки в поведение. Так, девушка на прогулках старается прикрывать плечи и колени, постоянно изучает местные правила. Парашютистка признается, что она живет в туристическом районе Дубая, и в нем не очень строго. Но тут же добавляет:

— Да, тут проще жить и зарабатывать, иметь уровень жизни, который в нашей стране я бы себе не могла позволить даже в хорошей должности. Но любой человек, который приезжает работать в Эмираты, понимает, что это временно. Приобрести гражданство практически невозможно, страна напоминает огромный международный аэропорт: у кого-то стыковка дольше, у кого-то меньше.

Зато Ольгу приятно удивляет безопасность, которая ее окружает. Белоруска не закрывает машину, хранит непристегнутым велосипед, оставляет перед пробежкой в парке рюкзак и не боится, что из него за час что-то достанут.

— А если я потеряю кошелек — мне его принесут, и в нем ничего не исчезнет.

В Беларусь парашютистка приезжает раз-два в год. Скучает чаще всего, когда друзья выкладывают в соцсети фото золотой осени или первого снега.

— А еще грущу по родительским грибам, они их сами собирают и консервируют, — рассказывает Ольга. — Раньше, когда ела мясо и молочные продукты, любила молоко и сметану: нигде в мире лучше не пробовала. Сейчас ценю, что у нас легкий доступ к продуктам с грядки — и огурчики, и помидоры. А еще очень вкусный черный хлеб.

«В 55 хочу на Бали открыть свой ресторанчик»

Парашютный спорт, по мнению Ольги, не требует особых данных, хотя он оказывает влияние и на шейные позвонки, и на позвоночник в целом. Но в жизни девушки все равно много тренировок, потому что она просто любит физические нагрузки. День начинается с часовой пробежки — 7−12 километров, потом час тренажерного зала. Дальше утренний кофе, легкий завтрак. В выходной тренировкам Ольга может посвятить весь день: вместо привычных прыжков по работе она оттачивает купольное пилотирование. Спортивное тело, признается парашютистка, — это пробежки, тренажерный зал и собственный рацион питания.

— Я веган, не ем мясо, молоко, яйца и другие продукты животного происхождения. Хотя для тренировок это и не очень важно. Для меня такой тип питания — это этические соображения: никто не должен умирать для того, чтобы я жила или 15 минут чувствовала вкус стейка. Мясо — это очень вкусно, но не очень необходимо. Быть веганом в наше время легко: можно найти много замен мясу, сыру или молоку. Но я никогда не буду кого-либо переубеждать, что надо именно так.

Ольга не считает калории: ест тогда, когда хочется. Но в целом рекомендует употреблять меньше сахара и обработанных продуктов. Сладкое сама инструктор заменяет смузи-боулами, их она делает для друзей, превращая ЗОЖ-напитки в креативные коктейли с рисунками.

— Наверное, в 55 лет я бы хотела открыть свой ресторанчик на Бали, готовить смузи-боулы и кататься на серфе. Хотя в таком возрасте реально и прыгать: парашютный спорт невероятным образом поддерживает молодость и энергичность. Мне, например, никогда не дают мой возраст, свежий воздух и активность делают свое дело.