21 ноября 2019, четверг, 7:29
Правда о «выборах»
Рубрики

Бойкот переписи

38
Бойкот переписи

Как белорусы показали «фигу» товарищу Сталину.

Из-за уклонения граждан и завышенных ожиданий правителей 2-я Всесоюзная перепись населения 1937г. была признана недействительной, ее предварительные результаты объявили «вредительскими», а ее организаторов репрессировали.

Одной из причин отказа от участия в переписи была политика властей, доведшая население Беларуси до бедственного положения. Разбор полетов на высшем уровне вылился в расправы над местной номенклатурой и стал предтечей Большого террора.

В ОЖИДАНИЯХ РОСТА

1-я Всесоюзная перепись прошла в 1926г. Она показала, что в СССР проживает 147 млн человек (в БССР - 4 млн 983 тыс.). Со временем руководство страны пожелало освежить статистику.

К очередной переписи начали готовиться еще в 1932г., но сроки постоянно затягивались. Наконец, в апреле 1936г. началась непосредственная подготовка. ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли обращение к населению, в котором разъясняли значение переписи и говорили, что участие в ней - долг каждого человека.

Ожидалось, что итоги покажут «бурный рост» населения до 180 млн на фоне «грандиозных сдвигов» и «исключительных успехов» советской экономики и роста уровня жизни. В цифре никто не сомневался.

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС - О РЕЛИГИИ

Сегодня шквал дискуссий вызывают вопросы о родном языке и языке, на котором белорусы разговаривают дома. А в 1937-м острым вопросом был вопрос о религии.

Изначально предполагалось, что перепись охватит широкий круг вопросов: пол, возраст, национальность, родной язык, грамотность, образование и др. Но после вмешательства Сталина ряд позиций был исключен из опросника. По его же инициативе появились пункты о религии и принадлежности к одной из общественных групп: рабочих, служащих, колхозников, служителей культа и нетрудящихся элементов.

Кампания разворачивалась на фоне принятой в 1936г. Конституции СССР, которая гарантировала гражданам ряд прав. В частности, ст. 124 провозгласила свободу отправления религиозных культов. Новая Конституция породила большие ожидания у населения, особенно среди верующих и церковнослужителей, которые рассчитывали, что советское руководство смягчит богоборческую и антирелигиозную политику.

В ряде районов БССР люди буквально обрушили на власти поток жалоб и требований открыть и вернуть храмы и молельные дома, предметы культа. По ряду городов прокатились выступления за открытие церквей. Власти фиксировали большое количество грубых нарушений законодательства о культах на территории Советской Белоруссии. За неправомерные действия многих чиновников привлекали к ответственности.

Вопрос о религии в переписи не был главным, но вызвал бурную реакцию в обществе. Власти Советской Белоруссии получали многочисленные донесения «об отрицательных настроениях населения в связи с переписью». Ходили слухи в духе времени, что верующих подвергнут наказаниям или репрессиям. В колхозе «Парижская коммуна» говорили: «кто запишется верующим, того вышлют из района», «всех верующих будут судить», «верующие будут голодать». В Ветринском районе поговаривали, что «верующих будут судить, неверующим - ставить клеймо» и «верующих будут обкладывать налогами». Часть верующих была настроена- апокалиптически, называла перепись «дьявольским делом», поэтому «переписи населения во что бы то ни стало нужно избежать».

В донесениях отмечалось, что в Крупском, Узденском, Плещеницком районах люди боялись, что ночь переписи будет Варфоломеевской, думали, что обложат верующих налогами, что не станут продавать хлеба, что вышлют якобы в специальную республику. В отдельных колхозах провозглашалось, что «через 15 дней после переписи будет конец света и всех неверующих направят в ад». Страхи подогревались и тем, что перепись была назначена на 6 января - канун православного Рождества.

Представители некоторых конфессий агитировали за бойкот переписи. В Чечерском районе после агитации многие женщины отказывались отвечать на вопросы переписчиков. Другие священнослужители, наоборот, убеждали писаться верующими, чтобы открыли церковь и вернули попа.

Люди были дезориентированы. Некоторые то записывались в верующие, то переписывались в неверующие. Так, в некоторых колхозах Заславского района при предварительном заполнении бланков верующими записалось до 90-95% жителей, но после выезда актива райкома и агитации многие переписали себя в «неверующие».

В ряде районов БССР, говорилось в одной из секретных сводок, имели место случаи «классово-враждебной, контрреволюционной агитации против переписи». Авторы донесений отмечали не случайный, а систематический, целенаправленный характер «провокаций», объясняя это близостью границы, слухами о грядущей войне, ожиданием очередной кампании раскулачивания и высылки.

ИТОГИ БЛАГОПРИЯТНЫЕ, НО НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНЫЕ

Официальные результаты переписи были благоприятными: численность населения СССР увеличилась на 15 млн (+10,2%) и составила 162 млн 3 тыс. 225 человек, включая контингенты РККА и НКВД. Население БССР выросло до 5 млн 110 тыс. (плюс 127 тыс., или 3,8%). Прирост населения СССР значительно превышал темпы прироста передовых капиталистических стран. Однако установленная численность была значительно ниже ожидаемой. Цифры могли быть и выше, если бы не массовая высылка кулаков, в ходе которой люди умирали, как мухи, и массовый голод, выкосивший несколько миллионов человек в Украине, Поволжье, Казахстане и других регионах.

Данные также свидетельствовали, что, несмотря на агрессивную антирелигиозную пропаганду, беспрецедентные гонения на церковь и священнослужителей, 56,7% населения СССР открыто заявило о своей религиозности.

Краткие итоги переписи легли на стол Сталину, Молотову, Ежову и сильно их разочаровали. Материалы официально не публиковали и спустя 10 дней объявили «вредительскими», а проводивших перепись ответственных работников арестовали и репрессировали. Позднее СНК СССР признал организацию переписи населения неудовлетворительной, а сами материалы переписи - дефектными. Следующую перепись в СССР проводили в 1939г. Вопрос о религии из нее был уже исключен.

«МОЛЧУНЫ» КАК ПОВОД ДЛЯ РЕПРЕССИЙ

«Провал» переписи заставил искать крайних. Их нашли быстро - саботажники, уклонившиеся от переписи. Наиболее показательной была история в приграничном Лепельском районе, особенно в Стайковском, Пышнянском сельсоветах, где 200-250 человек отказались давать о себе сведения. Они приняли обет молчать с 1 по 7 января: когда к ним обращались переписчики, молча поворачивались спиной, а некоторые демонстративно закладывали в рот платок. Всего отказались отвечать на вопросы в 53 хозяйствах района. НКВД арестовал «молчунов» за участие в контрреволюционной организации, над ними провели показательные суды.

О том, что в приграничье действует контрреволюционная организация, которая саботирует мероприятия властей и проводит антисоветскую агитацию, доложили в ЦК ВКП (б) и лично Сталину. И тут дело приобрело неожиданный поворот.

Отец народов распорядился разобраться в причинах недовольства людей. Проверки выявили, что местные власти не только не вели необходимой подготовки накануне переписи, но вся их работа с населением сводилась к «грубому администрированию» и «массовому нарушению революционной законности». Было установлено, что налогообложение местных крестьян проводилось без учета их реальных возможностей, за невыплаты налогов на людей налагали огромные штрафы, которые вели к разорению, конфискации имущества и уничтожению личных хозяйств. Несколько сотен человек были осуждены.

Собранные материалы легли в основу т.н. лепельского дела, которое позже благодаря центральным газетам прогремело по всему Союзу. Чиновников во всех районах страны обязали незамедлительно провести на местах проверки, выявить подобные нарушения и принять меры.

«Перегибы» выявили и во многих районах БССР. Это послужило поводом для массовых репрессий в отношении руководства республики и районов.

Тогда могло показаться, что Сталин, наконец, заступился за простого мужика перед чиновничьим произволом. Но развернутый им в 1937-38гг. массовый террор унес жизни многих сотен тысяч человек всех слоев и социальных групп. Его политика не щадила никого.

Игорь Станкевич, «БелГазета»