12 ноября 2019, вторник, 7:47
Время
Рубрики

Спецрежим для друзей Путина

Спецрежим для друзей Путина
Иван Преображенский
Фото: Facebook

В России складывается новый класс - «подсанкционники».

Российский Минфин предлагает регулировать деятельность граждан и компаний, оказавшихся под западными санкциями, специальным законодательством. Не исключено, что этот"подсанкционный" реестр будет закрытым и что россияне даже не узнают, кому государство за их счет оказывает финансовую и иную поддержку. Что это значит с правовой точки зрения?

Спецзакон для подсанкционных друзей

Раньше Владимиру Путину приписывали слова: "Друзьям все, остальным - закон". Теперь ситуация изменилась. Закон теперь для всех - но он не един. Для подсанкционных друзей Путина - и не только для них - в России пишутся отдельные законы.

Начиная с 2014 года попавшие под западные санкции физические лица - в первую очередь, из ближайшего окружения российского президента - а также принадлежащие им компании выторговали себе налоговые и другие послабления. Но эта помощь российского народа и бюджета пострадавшим миллиардерам и миллионерам велась несистемно. Все льготы были практически персональными. "Солидным людям" приходилось едва ли не ходить на поклон к правительству и администрации президента - каким-то мелким, с их точки зрения, клеркам - ради такой мелочи, как налоговый вычет на пару миллиардов рублей. Они, может быть, на запонки больше тратят.

Обмен санкциями до победного конца

Инициатива Минфина может также свидетельствовать о том, что для российского правящего класса конфликт с Западом - долгосрочный проект. Никто в реальности не ждет, что санкции скоро отменят.

Все видят, что переговоры, например, по тому же Донбассу, ведутся. Кремль, как кажется, добивается частичного пересмотра санкционного режима, причем в Европе его многие в этом активно поддерживают. В реальности же в самой России создается долгосрочный правовой режим для тех, кто находится под зарубежными санкциями.

Может, российский правящий класс рассчитывает на то, что явление "подсанкционности" станет настолько массовым, что его будет сложно администрировать в ручном режиме? Возможно. Но главное, что речь явно идет о долгосрочных мерах. Происходит институционализация "подсанкционников" - от бывших членов дачного кооператива "Озеро", в котором вместе с Владимиром Путиным в прошлом состояли многие сегодняшние миллиардеры, до рядового рабочего с оборонного завода. Для них создается правовой спецрежим.

Феодальная Россия

Каков будет этот спецрежим, нам пока не сообщают - и не факт, что вообще когда-нибудь подробно расскажут. Неизвестно даже, будет ли какой-то доступный медиа и обществу реестр счастливчиков, которые попали под западные санкции. Зато слово "антисанкции" может обрести совершенно новый смысл. Для тех, кто окажется за пределами действия "обыкновенных" российских законов, для этих новых феодалов, фактически выведенных из-под государственного контроля, "антисанкции" могут значить освобождение от налогов, сокрытие от посторонних глаз любой информации о финансовых операциях и даже специальный валютный режим.

Что интересно, это коснется не только условно частного бизнеса вроде "Реновы" Виктора Вексельберга и "Базового элемента" Олега Дерипаски, но и множества государственных компаний, начиная со Сбербанка и ВТБ. Попросту говоря, крупнейшие получатели и операторы бюджетных средств могут оказаться полностью за пределами публичной государственной системы контроля.

Ну а по старым законам, которые не предполагают никаких "плюшек" со стороны бюджета, будем жить мы - рядовые граждане, которые на зарубежные санкции еще не наработали, а может быть, и не собираются это делать. За их счет, очевидно, будет весь этот банкет.

Впрочем, по сравнению с правозащитниками, гражданскими активистами, а тем более оппозицией рядовые россияне будут в выигрышном положении. Их хотя бы не обложат многомиллионными штрафами и исками. На плечи обычных налогоплательщиков ляжет только обычная обязательная барщина и оброк в пользу "спецрежимных подсанкционников".

Санкции пригодились

Новое законодательство, очевидно, будет принято без активного публичного обсуждения. Оппозиции, способной возмутиться, в Госдуме нет. Подаваться же все будет как забота о государственной безопасности.

Кремль может не бояться дискуссии. Не зря же власти в прошлые годы вначале записали все организации, которые могли бы заявить о потенциальной коррупционности этого законопроекта, в "иностранные агенты", а потом запретили им проводить антикоррупционную правовую экспертизу.

Так что есть предположение, что российские власти уже давно волновала именно возможность под благовидным предлогом скрыть всю свою финансовую деятельность от посторонних глаз. Санкции им оказались только на руку.

Иван Преображенский, dw.com