18 ноября 2019, понедельник, 23:27
День второй
Рубрики

Николай Статкевич: Меня поразила решительность людей

Николай Статкевич: Меня поразила решительность людей
Николай Статкевич

Лидер БНК рассказал, как десятки тысяч протестующих на улицах Минска спасли Беларусь.

Лидер Белорусского Национального Конгресса Николай Статкевич вспоминает на сайте palitviazni.info о «Марше свободы» двадцатилетней давности, который закончился столкновениями демонстрантов с милицией, а также события после «референдума», прошедшего 17 октября 2004 года.

17 октября 1999 года в Минске прошел «Марш Свободы», который закончился столкновениями демонстрантов с милицией и солдатами внутренних войск и многочисленными арестами.

Также 17 октября 2004 года прошел «референдум», по итогам которого срок президентских полномочий фактически становился неограниченным. На следующий день после «референдума» белорусская оппозиция организовала акцию протеста.

- И в моей личной жизни, и для общественной деятельности эта дата очень важна, - говорит Николай Статкевич. - С этой датой связаны два события. Первое - 17 октября 1999 года прошел «Марш свободы», когда белорусские власти готовы были уже сдать страну России. Одновременно с этим происходили похищения и убийства известных белорусских политиков.

«Марш свободы» все это прекратил. Десятки тысяч людей вышли на улицы Минска. Тогда меня поразила решительность людей - их нельзя было напугать. Если дорогу преграждала цепь ОМОНа, ее прорывали. Если же напали сзади, народ брал то, что было под ногами. Были десятки раненых с разных сторон.

Итогом акции стало то, что в стране прекратились политические похищения, а активная торговля независимостью была остановлена. Я получил уголовное дело, но вышел из СИЗО на Володарского после двух недель голодовки.

- Насколько известно, дело со временем закрыли...

- Накануне саммита ОБСЕ белорусскому правителю поставили условие - мое освобождение. И освободили.

Правда, за акцию, которая прошла после референдума 17 октября 2004 года, власти меня отправили все-таки на 3 года на «химию».

Но сейчас я ни о чем не жалею. Все принимаю и ничего не изменил бы. Горжусь. И говорю большое спасибо людям, которые в то время тогда спасали Беларусь.