22 ноября 2019, пятница, 12:02
Правда о «выборах»
Рубрики

В Беларуси появились новые «отказники»?

23
В Беларуси появились новые «отказники»?

Скандальные случаи множатся.

Сайт Charter97.org сообщал о случае, как семье из Витебска военкомат отказал в документах на получение паспорта РР, необходимого для репатриации в Израиль. «Основанием» стало то, что 15-летний сын Сергея Матулина состоит на учете как военнообязанный.

На днях в редакцию обратился читатель, пожелавший не публиковать свои личные данные, и рассказал аналогичную историю:

- На вашем сайте была статья о том, как мужчина из Витебска делал паспорт для выезда в Израиль себе и своим детям — и ему отказали в военкомате выдать справку для 15-летнего сына, который уже состоит на воинском учете.

И вот, мы столкнулись с точно такой же ситуацией. 10 августе вступил в силу новый закон об отсрочках, и как раз с августа у нас начались проблемы. В итоге в военкомате нам отказали в справке для получения паспорта серии РР.

Аргументы у них довольно странные: мальчик должен вернуться и отслужить. Наши доводы о том, что к 18-летию он вообще будет, скорее всего, гражданином другой страны, на военкомат не подействовали. Нам так и сказали: это нас не касается.

В этом году сын как раз и получил приписное свидетельство и был поставлен на учет как военнобязанный. До этого мы предупреждали военкомат о том, что проходим консульскую проверку, чтобы выехать всей семьей на постоянное место жительства в Израиль. Тогда, до принятия закона об «отсрочках», нам ответили: не беспокойтесь, будете оформлять документы — мы вас снимем с учета.

Но, начиная с августа, все резко изменилось. Вообще мы собирались выехать в Израиль уже в этом году: у нас все было готово и распланировано, осталось только получить паспорта РР.

- Почему так важно получить именно этот тип паспорта?

- В Израиле есть закон о репатриации. Согласно ему, репатриант получает не только материальную помощь, но и другие возможности: низкая ставка подоходного налога на первое время, ваучер на полгода для изучения государственного языка. Все это позволяет нормально влиться в общество.

Если нет паспорта РР — ты въезжаешь как турист, а не как репатриант. Но право на репатриацию исходит из происхождения, а военкомат на совершенно непонятных основаниях нас его лишает.

- И как военкомат официально обосновал свой отказ в выдаче документов?

- Во-первых, нам позвонили из ОВИР и сказали: на вашего сына пришел официальный отказ из военкомата. Сам этот отказ нам еще не показали. И это затрудняет формулировку юридически обоснованных претензий к органам власти.

Я смотрел этот новый закон об отсрочках: там написано, что он начал действовать с 10 августа. А разрешение на репатриацию консул Израиля нам одобрил еще в мае, когда такого закона еще не было.

Но самое интересное: я сумел поговорить с военным комиссаром нашего района и оказалось, что у них есть свой, внутренний документ, который регламентирует — кому давать отсрочку, а кому не давать. Кроме того, военком сказал, что у них как раз начались проверки, насколько они следят за тем, чтобы призывники не «пропадали». Это проводит какая-то «внутренняя служба», которая как раз следит и за выдачей разрешений на паспорта серии РР.

Понимаете, что обидно: сын к достижению 18-летия будет гражданином другой страны. Поэтому здесь даже речи нет о том, что он собирается «косить» и отказываться выполнять свой долг. Поэтому позицию военкомата я считаю как минимум нелогичной.

Это очень странная, если не сказать — хитрая позиция. То есть, напрямую семьи не разлучают, но делают так, что вместе мы выехать на одинаковых основаниях не можем. так бандиты делают: обманут, «наколют», но при этом делают лицо, как у невинной овечки. И здесь то же самое: мы вас не разлучаем, но попробуйте что-то сделать… Замкнутый круг.

Я могу сделать себе паспорт РР и жене, но это означает, что надо выписаться из квартиры в Беларуси. А из нее нас никто не выпишет, потому что там прописаны несовершеннолетние дети, которым паспорт РР не дают. И вот — люди, имеющие право на репатриацию в Израиле, попадают в ловушку.

Тот же «закон Равкова» не расписывает, что конкретно делать в такой ситуации, когда вся семья хочет выехать на ПМЖ за границу. Военкомат действует на основании какого-то своего толкования этого закона. И толкования очень странного: одно дело, когда призывник в 18 лет приходит и просит паспорт РР непонятно для чего, и совсем другое — когда вся семья с 15-летним ребенком уезжает насовсем и есть решение консула другой страны о репатриации.

Хотя я считаю, что и 18-летнему призывнику в той армии, которая сейчас есть, лучше не служить…

- Почему?

- Вспомните Александра Коржича. Любому человеку понятно, что это — криминал. Убили солдата. Какой там может быть суицид? Как он мог сам повеситься, связав руки и натянув на голову майку?

Даже обывателю понятно, что на самом деле случилось. И главное: такие случаи были и до, и после Коржича. Это армия, которая не воюет, в стране, у которой нет вооруженных конфликтов — и в ней на ровном месте гибнут солдаты. Это не армия, а какой-то балаган и цирк на дроце…

И это касается не только армии, а всей системы управления государством. Я пока бегал по военкоматам, был просто в шоке от того, сколько людей хочет уехать в тот же Израиль — по разным, самым малейшим зацепкам, даже если кто-то в отдаленных поколениях был евреем… Это так граждане оценивают деятельность этой власти.

- Будете бороться за свое право на репатриацию?

- Да, я намерен бороться и дальше. Знаете, надо будет — выйду на Площадь. Вы знаете, я закончил институт, когда этот, я извиняюсь, «усатый» только пришел к власти. Всю активную жизнь а прожил при этом странном дядьке.

И у меня теперь только одна мысль: эта власть — вовсе не власть. Это какие-то бандиты. А с бандитами надо бороться.

Историческая справка

«Отказники» — неофициальный термин, в 1970 — 1980-х годах в СССР использовавшийся для обозначения советских граждан, получивших от властей отказ в разрешении на выезд из СССР.

В 1960-е — 1980-е годы в советском обществе желание человека законным путем эмигрировать из СССР рассматривалось властями как предательство. Процесс подачи и рассмотрения заявлений на выезд сопровождался целым рядом бюрократических формальностей и проволочек, призванных максимально затруднить, а лучше — сделать невозможной массовую эмиграцию.

Для выезда из СССР недостаточно было получить въездную визу государства, в которое уезжаешь. Требовалось получить также выездную визу, которую выдавали не всем желающим. Многие из тех, кто подавал заявления в ОВИР на выезд, получали отказ. Их стали называть «отказниками».

В защиту «отказников» развернулось значительное движение в США, Англии, Франции, Израиле и других странах. В число «отказников» в свое время попали известные советские диссиденты и правозащитники Натан Щаранский, Виктор Браиловский, Иосиф Менделевич, Иосиф Бегун, Владимир Слепак и другие.