21 января 2020, вторник, 0:45
Осталось совсем немного
Рубрики

Аргентинский кокаин в Москве

3
Аргентинский кокаин в Москве
Фото: Reuters

Продолжение скандальной истории.

В Москве и Буэнос-Айресе начинается суд по делу о двенадцати чемоданах кокаина, обнаруженных три года назад в школе при посольстве России в Аргентине. Солнцевский суд назначил предварительное слушание на 27 ноября, но оно не состоялось из-за того, что подсудимых не доставили из СИЗО. В Буэнос-Айресе начало рассмотрения дела назначено на 26 февраля 2020 года. Всего в деле шесть обвиняемых: четверо – в России, двое – в Аргентине. Все под арестом. Никто не признает вину.

Настоящее Время рассказывает, в чем именно обвиняют подсудимых, к каким выводам пришли следователи в Москве и Буэнос-Айресе и какие вопросы в "кокаиновом деле" остались без ответа.

Наркотики в печь, завхоза за решетку. Кого судят в России

Арестованных в Москве зовут Андрей Ковальчук, Али Абянов, Владимир Калмыков и Иштимир Худжамов. Их обвиняют в "покушении на контрабанду наркотических средств" и в "попытке незаконного производства, сбыта или пересылки наркотических средств в особо крупном размере". Сроки по этим статьям – до 20 лет. Обвиняемые и их адвокаты отказались знакомиться с материалами дела. Все четверо категорически не признают вину, говорят о грубых нарушениях, требуют вернуть дело в прокуратуру и смягчить меру пресечения.

Следствие считает лидером преступной группировки Андрея Ковальчука. Доподлинно о его прошлом известно немного. Родился в 1968 году в Черновицкой области Украины, учился в Кировском военно-авиационном техническом училище в России (КВАТУ, расформировано в 2010 году). На территории России Ковальчук никогда прописан не был, сделок с недвижимостью и автотранспортом не совершал. В 2013 году, официально будучи человеком без определенного места жительства, получил российский паспорт. До задержания жил в Германии, откуда его экстрадировали в Москву в июле 2018 года.

Частым гостем в дипмисии России в Буэнос-Айресе Ковальчук стал в начале 2010-х годов: он попал на многие фотографии с официальных мероприятий. Он якобы представлялся то сотрудником российского посольства в Германии, то высокопоставленным офицером спецслужб при МИДе и с успехом вводил всех в заблуждение. Бывший посол России в Аргентине Виктор Коронелли назвал Ковальчука "великим мистификатором". (В июне 2018 года, через полтора года после "кокаинового скандала", посла Коронелли перевели на работу в Мексику).

По версии обвинения, именно Ковальчук был тем человеком, кто закупил партию чистейшего колумбийского кокаина весом почти 400 кг и попытался переправить его из Буэнос-Айреса в Москву, пользуясь доверительными отношениями с отдельными сотрудниками посольства, которые вошли в его преступную группу.

Одним из этих сотрудников следствие считает Али Абянова. В 2016 году, когда к нему обратился Ковальчук, он работал в дипмиссии завхозом. Ковальчук оставил Абянову на хранение чемоданы и попросил переслать их в Москву, когда в Буэнос-Айрес прибудет какая-нибудь российская делегация на своем самолете. По версии следствия, Абянов знал, что в чемоданах кокаин. Он сам настаивает, что нет.

Уже после ареста в декабре 2017 года Али Абянов признался, что и раньше за вознаграждение помогал Ковальчуку отправлять в Россию грузы, но был уверен, что внутри чемоданов нет ничего запрещенного. На этот раз выполнить поручение знакомого Абянов не смог. Его аргентинская командировка закончилась, завхозу пришлось срочно вернуться в Москву, а 12 чемоданов остались в подсобном помещении посольской школы на улице Посадас, в 650 метрах от российской дипмиссии.

Там их 26 ноября 2016 года обнаружил новый завхоз. Чемоданы вскрыли, сначала позвонили в ФСБ, а потом посол Виктор Коронелли записался на прием к министру безопасности Аргентины Патрисии Буллрич. В рамках совместной российско-аргентинской операции наркотик поменяли на муку, оставили чемоданы в подсобке и стали ждать того, кто за ними придет.

Судьбой груза интересовались Абянов и Ковальчук. Последний звонил знакомым в посольство и даже попытался вывезти чемоданы на арендованном частном самолете. В итоге, как писали аргентинские и британские СМИ, их в декабре 2017 года доставили в Москву на самолете Николая Патрушева – секретаря Совета безопасности России. Он прилетал на встречу к аргентинскому президенту Маурисио Макри. Представители Совбеза участие Патрушева в спецоперации отрицали.

В брикетах с мукой, которые лежали в чемоданах вместо кокаина, уже успели завестись жучки от долгого хранения. За этим грузом на базу МИД на западе Москвы явились два россиянина – Владимир Калмыков и Иштимир Худжамов. Их тут же задержали и поместили в изолятор.

Владимир Калмыков (слева) и Иштимир Худжамов по видеосвязи в суде, март 2018 года. Фото: ТАСС

Летом 2018 года в СИЗО "Матросская тишина" оказался и задержанный в Германии Андрей Ковальчук. Настоящее Время писало, что аргентинское дело стало самой громкой, но не единственной в его биографии попыткой ввезти в Россию контрабанду, используя дипломатические каналы. Ковальчук настаивает, что из Буэнос-Айреса собирался везти не кокаин, а дорогой азиатский кофе Luwak, сигары и полудрагоценные камни. Он считает себя жертвой заговора и категорически отказывается давать показания.

Адвокат Ковальчука Абубакар Вадаев дважды сообщал, что его подзащитного пытались убить: в декабре 2018 года в камеру Ковальчука якобы передали электрический чайник с оголенным проводом, а в апреле 2019 года вместо картофельного бульона ему "подсунули масло после жарки селедки, что является своеобразным ядом".

Весь кокаин из посольской школы еще в августе 2018 года сожгли в кладбищенском крематории в Буэнос-Айресе. Первые брикеты в печь бросили новый посол России в Аргентине Дмитрий Феоктистов и министр безопасности Патрисия Буллрич.

Проведенная незадолго до этого экспертиза не обнаружила на чемоданах ДНК ни одного из российских фигурантов дела.

Полицейский, механик и телефонные переговоры. Кого будут судить в Аргентине

В Аргентине по "кокаиновому делу" проходят бывший сотрудник полиции Буэнос-Айреса Иван Близнюк и его приятель, корабельный механик Александр Чикало. Их задержали 22 февраля 2018 года. Оба – аргентинцы русского происхождения с двумя гражданствами. Их обвиняют в участии в международной организации по торговле наркотиками. Чикало грозит 15 лет тюрьмы: по версии следствия, он отвечал за логистику преступной операции. Близнюк может провести за решеткой до 18 лет: он якобы использовал свое служебное положение чтобы проходить полицейский и таможенный контроли. Оба арестованных настаивают на своей невиновности. По словам Близнюка и Чикало, их главная ошибка состояла в том, что они слишком доверяли сотрудникам посольства и предположить не могли, что кто-то из них нарушает закон.

Дело Близнюка и Чикало 26 февраля 2020 года начнет рассматривать TOF – Tribunal Oral Federal (Устный федеральный суд). Он специализируется на государственной безопасности, коррупции и на наркотрафике. Защита собирается вызвать свидетелями сотрудников полиции, жандармерии и других ведомств, принимавших участие в российско-аргентинской операции, а также Патрисию Буллрич. 10 декабря 2019 года в Аргентине сменится президент и правительство, так что к первому заседанию суда Буллрич будет уже бывшим министром безопасности.

Патрисия Буллрич на пресс-конференции, посвященной "кокаиновому делу", 22 февраля 2018 года. Фото: EPA-EFE

Интересы Ивана Близнюка представляет адвокат Лилиана Борисюк. До ноября 2018 года она же была адвокатом Александра Чикало. Борисюк рассказала Настоящему Времени, что обвинение в аргентинском деле основано на телефонных прослушках и съемках камер наружного наблюдения. В записанных разговорах, помимо бывшего полицейского Борисюка и корабельного механика Чикало, участвовали уже упоминавшийся выше Андрей Ковальчук, а также Олег Воробьев – на тот момент первый секретарь посольства России в Аргентине. Он отвечал в дипмиссии за безопасность, участвовал в совместной операции спецслужб, когда кокаин обнаружили, и дал показания против Близнюка и Чикало. Есть и другие участники переговоров, их имена станут известны уже во время судебного процесса, добавила Борисюк.

Иван Близнюк познакомился с Андреем Ковальчуком в 2013 году. Тогда Близнюк – он свободно говорит по-русски и по-испански – работал в полиции Буэнос-Айреса офицером по связи с посольствами Бразилии, Индии и России. В обязанности офицера входила, среди прочего, отправка в Россию на курсы повышения квалификации аргентинских полицейских. Выполняя эти свои обязанности, Близнюк познакомился и подружился с предшественником Олега Воробьева в российском посольстве – офицером по безопасности Николаем Шелеповым. Он-то и представил Близнюку Ковальчука. А Близнюк, в свою очередь, познакомил Шелепова со своим другом Чикало.

Шелепов, говорит Близнюк, представил ему Ковальчука как предпринимателя со связями в МИДе, "большого человека", который подыскивает в Буэнос-Айресе здание для нового офиса "Газпрома". Еще Ковальчук рассказывал, что работает на живущего в Германии Константина Лоскутникова, больше известного как "сигарный" барон фон Босснер. Из его слов выходило, что Лоскутников хочет наладить экспорт в Россию и Германию аргентинских говядины, сухого молока и оливкового масла. Ковальчук намекнул Близнюку и Чикало, что они, если помогут с контактами местных производителей и поработают переводчиками, в будущем смогут рассчитывать на щедрое вознаграждение.

Видя, как непринужденно их новый знакомый общается с сотрудниками посольства, они верили ему на слово, говорят Чикало и Близнюк. Чикало связался с несколькими мясокомбинатами, но каждый раз цены для Ковальчука оказывались слишком высокими, а условия экспорта невыгодными. Дальше разговоров дело не шло. "Большой человек" то пропадал на несколько месяцев, то звонил поздравить с каким-нибудь праздником или появлялся с очередным "деловым" предложением.

В 2016 году, уже после отъезда из Аргентины "безопасника" посольства Николая Шелепова и завхоза Али Абянова, Ковальчук позвонил Близнюку с необычной просьбой. Якобы он купил в Уругвае шкуры морских котиков и оставил на хранение в дипмиссии, но из-за ссоры с послом Виктором Коронелли не может переслать вещи в Европу. Ковальчук попросил Близнюка отправить ему чемоданы без таможенного досмотра и обещал заплатить. Полицейский говорит, что отказался и сообщил обо всем посольскому офицеру по безопасности Олегу Воробьеву. По словам Близнюка и Чикало, внутри школы они никогда не были и своими глазами чемоданов Ковальчука не видели.

Здание школы при российском посольстве в Буэнос-Айресе, где обнаружили чемоданы с кокаином. Фото: Reuters

Адвокат Лилиана Борисюк не поддерживает контактов с российскими защитниками обвиняемых по "кокаиновому делу" и говорит, что сотрудничество аргентинского и российского следствия по этому делу стало "минимальным" вскоре после задержания обвиняемых. В самом начале по дипломатическим каналам пришли документы, позволившие обвинить Близнюка и Чикало, а потом наступило затишье. Быть может, именно недостатком общения и языковым барьером объясняется тот факт, что по аргентинской официальной версии в посольской школе нашли 389 килограммов кокаина, а по российской – только 362.