17 ноября 2019, воскресенье, 1:35
День второй
Рубрики

Технологическая революция Украины

2
Технологическая революция Украины

О влиянии на страну открытых данных.

Сложно сейчас представить Украину без системы Prozorro. Или без открытых реестров юрлиц, судебных решений, данных о городском транспорте. Но всем им нет еще и пяти лет. Liga.net и TECHIIA продолжают рассказывать о 8 технологических революциях в Украине за время независимости. Сегодняшние герои — открытые государственные данные и API. Как они изменили быт, бизнес и политику?

С приходом нынешнего президента на Банковую слово «диджитализация» зазвучало из каждого утюга. За считанные годы власти собрались оцифровать Украину с головой. Казалось бы, смартфоны уже есть у больше, чем половины украинцев. Но есть несколько «но».

Во-первых, надо покрыть страну интернетом — стационарным и мобильным. Во-вторых, политики, эксперты и сочувствующие сходятся во мнении: загнать государство в смартфон не выйдет, пока не будет наведен порядок в базовых реестрах, а населению не будет открыт максимум данных. Сам министр цифровой трансформации держит вопрос на контроле.

Так это сейчас, в 2019-м. А еще в нулевых о необходимости открывать госданные говорили единицы. Не то, что даже о каких-то электронных порядках. Зачем, когда в стране и интернета толком нет?

Немного истории

«В целом сфера открытых данных в мире — довольна молодая. Это современная концепция, которая предусматривает, что все данные, которые накапливает государство (кроме тех, что с ограниченным доступом) должны быть доступны для свободного использования гражданами и бизнесом».

Алексей Выскуб, первый замминистра цифровой трансформации:

- Лишь в 2011 году, когда у людей появились первые айфоны и робкая надежда на 3G, Верховная Рада сделала первый формальный шаг — приняла закон «О доступе к публичной информации». Благодаря нему, украинцы получили возможность бесплатно получить публичную информацию от госорганов.

Норма появилась, но вот сама информация не спешила. Процесс заглох аж до Революции Достоинства. Потом курс на Запад и необходимость солидаризироваться с Европой толкнули власть предержащих вперед.

Осенью 2015 года Кабинет министров принял судьбоносное постановление №835. Согласно ему государственные структуры обязывались опубликовать определенные наборы данных в формате открытых. Три сотни реестров и баз данных правительство распорядилось открыть для украинцев. Форматы описываются там же.

Параллельно в Украине запустили площадку для госзакупок Prozorro. В декабре она была передана на баланс государства. Практически сразу ее идейный вдохновитель Макс Нефедов начал делиться невероятными цифрами экономии на тендерах.

«Открытие данных и API для любой компании — это хорошая имиджевая история. Так она показывает свою прозрачность, дает ресурс для появления новых проектов. Аналогичная ситуация с госреестрами. Государство, открывая данные, которые могут видеть и использовать население и потенциальные стартапы, получает большой бонус в общей картине мира».

Евгения Клепа, исполнительный директор 1991 Open Data Incubator:

- В 2017 году правительство увеличило список необходимых к открытию наборов данных вдвое. А в этом апреле список снова заметно разросся — с 616 до 887. Обновленное постановление теперь определяет процедуру, благодаря которой можно следить за ходом опубликования наборов.

Открытые данные — это, собственно, что? Сканы постановлений суда? Текстовые документы?

Вообще — это любая информация, которая имеет общественную значимость и пользу. Но просто выложить в общий доступ мутные картинки с заседаний горсовета не выйдет. Данные должны быть в машиночитаемом формате. То есть информационные системы должны иметь возможность спокойно их вытаскивать и использовать без участия человека.

Куда государство выливает наборы данных?

С августа 2018 года действует обновленный национальный портал открытых данных — data.gov.ua. Там любой желающий может скачать нужный ему набор — например, ежедневно обновляются реестры юрлиц и судебных решений. Сейчас на портале почти 19 000 разнообразных пакетов - от запасов угля в Украине до, например, списка храмов Дрогобыча.

Просто бери их и «пили» свой стартап!

Надо сказать, за считанные годы Украина отметилась сразу во многих рейтингах открытости. В 2016 году — на 31 месте в Global Open Data Index, обойдя Индию, Италию и Словакию. В 2017-м набрала 47 баллов и заняла 17 место из 30 в Open Data Barometer — проекте, который оценивает качество реализации госполитики в сфере открытых данных. Здесь же Украину отметили на втором месте среди стран, добившихся наибольшего прогресса за последние четыре года. Правда, свежих исследований уже давно не было.

а) хочешь использовать их для контроля населения, общественного мнения и государственных финансов в своих целях. Это актуально для авторитарных государств и, к счастью, это не об Украине.

б) хочешь использовать их в бизнес-деятельности - и заработать за счёт большей осведомлённости, упрощения своих бизнес-процессов и т.п. Это развивается пропорционально росту малого и среднего бизнеса, а также улучшению благосостояния граждан. Хотя и здесь Украина пока не на самой прочной позиции.

По мнению Олега Крота, сооснователя холдинга TECHIIA, данные нужны тогда, когда ты:

В этом месте журналисты и расследователи в один голос скажут «работать стало легче!». Для СМИ и антикоррупционных инициатив реестры юрлиц, имущественных прав, деклараций, ГФС — как воздух. Собрать досье на человека и/или компанию стало в разы проще и быстрее. А сколько интересных тем и инсайтов таит в себе судебный реестр... Или выставленные на всеобщее обозрение миллионные тендеры Prozorro.

Но это журналисты. А что же с открытых данных всем остальным?

К чему же привело и приводит открытие данных в Украине?

«Это открывает сумасшедшие перспективы для обеспечения прозрачности государства, развития удобных сервисов для граждан, развития бизнеса и, в целом, формирования новой мощной индустрии данных — это новые рабочие места и новые профессии».

Алексей Выскуб, первый замминистра цифровой трансформации:

- То есть если глобально — плюс в экономику. Например, по словам замминистра цифровой трансформации, в ЕС рынок открытых данных оценивается почти в 60 млрд евро. У нас целятся хотя бы в четверть этой суммы.

Тут стоит напомнить исследование Киевской школы экономики и британского Open Data Institute, которое показало, что в 2017 году открытые данные принесли экономике Украины свыше $700 млн, или 0,67% ВВП. Исследователи напророчили, что если обороты не сбавлять, то к 2025 году можно увеличить эту долю почти до 1%.

А если более приземленно, то польза все та же — можно быстро заметить рейдерство в документах, о котором раньше можно было месяцами ничего не знать. Генпланы, данные об очередях детей в детсады, городских бюджетах, ремонтных работах, строительных паспортах... Да и антикоррупционные расследования активистов прямо или косвенно, но позитивно отражаются на благосостоянии украинцев.

Конечно, открытые данные о государственных закупках — далеко не панацея от всех жуликов, как рассказывает в эфире Слухов CEO ProZorro Василий Задворный. Он вспоминает случай в Тернополе. Чтобы не идти на открытые торги, тамошние дельцы "нарезали" дорогу по 20 метров и заключили 50 прямых контрактов на ее ремонт, уложившись по каждому из них в допороговый уровень.

Но ProZorro, тем не менее, обеспечивает государству просто огромную экономию в закупках. По оценкам Задворного — около $1 млрд ежегодно. «Это около 25-30 млрд грн в год. Притом что сама площадка не получает ни копейки из бюджета», — говорит Василий.

Самая близкая аналогия того, как функционирует ProZorro, — это Бессарабский рынок. Поставщики, чтобы принимать участие в торгах, платят сбор. Доходная часть государственной площадки — 60-70 млн грн в год. Чистая прибыль минимальная. И большая ее часть тоже уходит в госбюджет.

Наконец, мало кто задумывается, но даже отследить троллейбус или трамвай на карте здесь-и-сейчас — тоже заслуга открытых данных. Органы местного самоуправления публикуют маршруты и динамически обновляют информацию о геолокации сотен транспортных средств в реальном времени. Так в транспортных приложениях начали ездить точечки и стрелочки. А мы перестали мерзнуть на остановках в неведении. Или, по крайней мере, теперь знаем, сколько осталось мерзнуть.

Это один из главных эффектов открытых данных. Здесь уместна метафора. Представьте себе поле с подсолнечником. Использовать его можно очень по-разному. Один просто соберет и сделает декоративные цветы. Другой — выдавит масло. Третий — смолотит и рассортирует семечки.

Так и с информацией. Украинцы быстро начали превращать сырые государственные терабайты в полезные сервисы: сайты, мобильные приложения или даже обычные боты.

Да, приложения

«Только у нас, в 1991 Open Data Incubator, за три года выпустилось больше 160 стартапов в разных инкубационных программах. Эти проекты и используют государственные открытые данные, и генерируют часть самостоятельно».

Евгения Клепа, исполнительный директор 1991 Open Data Incubator:

- Список сервисов, которые, так или иначе, работают с официальными реестрами, наборами, API, уже довольно большой и продолжает расти. Направления могут быть самые разнообразные.

Для бизнеса и расследователей работают YouControl, Опендатабот, сервисы ЛІГА: ЗАКОН, ClarityProject, Dozorro, 007. Причем когда-то они начинали с простых досье на компании и анализа закупок. Но чем больше открывается новых наборов, тем более сложные мониторинг и аналитика становятся доступны.

Судебную информацию приводят в порядок Суд на ладони, Прецедент и другие. Проект NORA оценивает досье игроков строительного рынка, чтобы минимизировать риски. Портал CoST Ukraine мониторит ремонт украинских дорог на предмет чьих-то интересов. А площадка Donor.UA благодаря открытым данным Минздрава проверяет запасы донорской крови.

Около года назад мы вместе с проектом Tapas рассказывали о нескольких кейсах, которые реализовались благодаря открытию и упорядочиванию данных от гос- и горструктур.

По мнению Сергея Мильмана, основателя и CEO сервиса YouControl, открытые данные — это уже успешный кейс для нашей страны. Они точно повлияли на культуру ведения бизнеса в Украине, а граждан сделали более осведомленными. Доступность данных побуждает предпринимателей к большей ответственности за свои поступки.

И не только предпринимателей. Компаниям, работающим с открытыми данными, уже есть, что вспомнить по этому поводу. Например, в Опендатабот выделяют три значимых «открытия»:

1) Реестр должников по алиментам. Это позволило людям мониторить себя и знать, что их не выпустят за границу. И, отмечают в компании, за последний год, количество неплательщиков уменьшилось.

2) Реестр недвижимости. Это реальный способ сократить кол-во преступлений с недвижимостью. С одной стороны, это позволяет следить за статусом своей недвижимости и быстро реагировать, если что-то пошло не так, с другой — избегать мошенников при покупке и аренде жилья.

3) «Отдельная победа — это запрет на удаление компаний. Именно благодаря открытым данным нам удалось понять, что некоторые компании исчезают из реестра. Многие из них были связаны с рейдерством», — вспоминает Дарина Даниленко, директор по коммуникациям Опендатабот. Также в этом году по инициативе сервиса президент Зеленский подписал закон о противодействии рейдерству, в который вошел запрет на удаление компаний.

Понемногу меняется ситуация и с другими службами.

«В Украине 1 млн украинских компаний с налоговыми долгами, а их общая сумма превышает 81 млрд грн! Долги перед государством имеют одно неприятное свойство — накапливаться в геометрической прогрессии, особенно если о них ничего не известно самому должнику», — рассказывает Ольга Таранова, директор направления бухгалтерских продуктов и сервисов компании ЛІГА:ЗАКОН.

По ее словам, чтобы получить информацию о налоговом долге компании или предпринимателя, нужно было быть очень подкованным в этих вопросах. Коммерческие сервисы тоже не могли вытянуть эту информацию и объяснить ее понятным языком пользователям — ГФС держала ее закрытой. Но недавно налоговая начала приоткрывать доступы к своим API. Это уже удалось интегрировать в сервисы и бот-бухгалтер от ЛІГА:ЗАКОН.

Однако, как говорит Ольга Таранова, пока что информации, которую могут получать компании из кабинета ГФС, недостаточно для понимания полной картины всех расчетов с государством.

Один из наиболее неотложных наборов на сегодня — финансовая отчетность, считает Сергей Мильман из YouControl. Она нужна для возможности оценить реальную финансовую стойкость партнеров, избегать мошенников, банкротов. Также, по его словам, нужно открыть уставы компаний, чтобы понимать полномочия руководителя.

Отдельная история — интероперабельность. Это давний застрявший вопрос связности госреестров.

Какие еще завесы государство приоткроет? И какие хотелось бы бизнесам?

«Нужно внедрение сквозных идентификаторов, которые бы сопровождали компанию или ФОП во всех реестрах. Это дало бы возможность максимально точно понять причастность компании, например, к судебным делам и избегать ситуаций, когда какие-то важные данные скрываются», — утверждает Мильман.

По мнению Ольги Тарановой из ЛІГА:ЗАКОН, государству в направлении открытых данных еще предстоит поработать с таможней — до сих пор это отдельный и очень закрытый мир. Компанию также интересует сегмент подачи отчетности госкомпаниями-бюджетниками. Как говорит Ольга, у них есть всего несколько программ для этих целей, а в открытом доступе нет понимания требований и условий для выхода на этот рынок.

«Открытие приоритетных данных, как и другие антикоррупционные реформы, на 100% зависят от политической воли. — На момент назначения нового правительства в августе этого года уровень выполнения постановления 835 (которое, напомним, регламентирует, какие наборы должны быть открыты - Ред.) был на уровне 43%. Это очень негативный результат», - Алексей Выскуб, замминистра цифровой трансформации.

Чиновник говорит, что сейчас в фокусе правительства — открытие самых полезных данных для граждан и бизнеса и антикоррупционных данных. Среди них:

- полное открытие бизнес-реестра (Минюст)

- кадастровая карта (Геокадастр)

- карта административно-территориального устройства Украины (Минрегион)

- данные охраны здоровья (Минздрав)

- преступность (МВД)

- качество воздуха и прогноз погоды (Гидромет)

- топографические карты

- расписание общественного ЖД-транспорта (Мининфраструктуры)

Из совсем свежего — Национальная служба здоровья открыла данные о реформе охраны здоровья. А на днях в парламенте прошел первое чтение важный законопроект по смежной теме - электронным публичным реестрам. Как резюмировал замглавы Комитета ВР по цифровой трансформации Егор Чернев, не нужно будет собирать справки по разным органам власти, государство само должно этим озаботиться. Также украинцев будут обязаны информировать, если кто-то запросит информацию о них. В целом же, работу госреестров должны оптимизировать и убрать лишние.

«Сами по себе данные — новая нефть. И перспективы развития этого рынка — колоссальны. Но, как и в случае с нефтью, если тебе нечего заправлять, то как бы ценна и полезна ни была нефть — тебе до этого нет дела», - Олег Крот, сооснователь холдинга TECHIIA.

Так что «третья технологическая революция» еще далека от своего завершения. Да и, пожалуй, ее невозможно завершить. Но когда процент положенных к открытию госданных перевалит хотя бы за 70, для Украины это уже будет победа.