12 декабря 2019, четверг, 13:51
Осталось совсем немного
Рубрики

Лукашенко попал, как кур в ощип

69
Лукашенко попал, как кур в ощип
Фото: Радыё Рацыя

Диктатору намекнули, что овес нынче дорог.

«Вообще-то Кремлю смысл «углубления интеграции» ясен — покрепче привязать к себе Беларусь, а вот официальный Минск, похоже, попал как кур в ощип…

Самые трудные проблемы, связанные с дорожными картами «углубления интеграции», придется решать двум правителям. Речь идет, в частности, о нефти, газе и едином налоговом кодексе», — пишет на сайте naviny.by политолог Александр Класковский.

Московский «Коммерсантъ» в номере за 28 ноября со ссылкой на правительственные источники в обеих столицах сообщает, что «стороны зашли в тупик по вопросам создания объединенных рынков нефти и газа, а также унификации налогового законодательства».

Таким образом, премьерам Сергею Румасу и Дмитрию Медведеву не удалось развязать все узлы. В частности, по сведениям московского издания, белорусскую сторону не устраивает пункт программы, предусматривающий, что к 1 апреля 2021 года в «союзном государстве» будет единый налоговый кодекс.

Но налоговый кодекс — не единственная закавыка. С новогодним боем курантов заканчивается газовый контракт, а новый пока — в полном тумане. Заместитель министра энергетики Беларуси Вадим Закревский насчет предполагаемой цены на газ сказал 27 ноября журналистам: «Может получиться и так, что они [россияне] рассчитают ее и на более высоком уровне».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Сейчас цена — 127 долларов за тысячу кубометров, Минск хотел бы близкую к цене Смоленской области, то есть в районе 70, а тут получается, что ценник могут даже задрать. За что боролись?

Идем дальше: компенсация за последствия налогового маневра в российской нефтянке. Если этой компенсации не будет, то за 2019–2024 годы Беларусь потеряет 10,5 млрд долларов. Но это подсчеты Минска. Москва же троллит. «Невозможно потерять то, что тебе не принадлежит», — съязвил в октябре пресс-секретарь главы российского правительства Олег Осипов, поддев таким образом министра финансов Беларуси Максима Ермоловича.

Когда пересекутся два правителя?

Пока известно, что Лукашенко 2–3 декабря будет с визитом в Сербии. У Владимира Путина же 9 декабря в Париже — важнейший саммит в нормандском формате. Графики у обоих правителей напряженные, а главное — неясно, готовы ли они к компромиссу, который позволил бы подписать новую программу к символичной дате.

Самая свежая инфа такая: пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков обтекаемо сообщил, что Путин и Лукашенко, переговорив накоротке 28 ноября на саммите ОДКБ в Бишкеке, «условились, что до нового года они встретятся».

«Интрига момента заключается в том, захочет ли Путин слегка ублажить белорусского партнера… Чтобы новые интеграционные документы были-таки приняты в декабре, по идее, нужно выдать Минску порцию пряников. Но если она и будет, то окажется строго дозированной.

Это, похоже, усекли уже и белорусские державные мужи. Бюджет-2020 сверстан без расчета на компенсацию налогового маневра и «перетаможку». И этот бюджет впервые за много лет оказался дефицитным. Финансы если пока и не поют романсы, то могут запеть через годик-другой такого вот сидения на голодном пайке.

И хотя белорусское руководство злится, Москва не разгонится осыпать его как из рога изобилия. Ведь если дать все и сразу, то (не говоря уж о том, что просто жалко терять барыши) российская сторона утратит рычаги воздействия на партнера… Ей же важно дожать Лукашенко в процессе выполнения дорожных карт. Так что она предпочтет отламывать по полпряника по мере движения Минска в нужном для нее направлении.

Кремль-то четко понимает, на… простите, зачем ему такой союз. Затем, чтобы белорусский стратегический плацдарм не уплыл ни при Лукашенко с Путиным, ни после них. А для этого Беларусь нужно если не поглотить (это сложно и небыстро), то максимально заякорить. Для чего и затеяна вся эта свистопляска с «углублением интеграции».

Белорусское же руководство, которое в 90-е само раскочегаривало «братскую интеграцию» в расчете как минимум на дешевые ресурсы (а как максимум — занять кремлевский трон после Ельцина), оказалось в ловушке. Овес нынче дорог, говорит Москва. А из засасывающей интеграционной воронки попробуй теперь выгреби», — резюмирует Александр Класковский.