28 января 2020, вторник, 6:21
Осталось совсем немного
Рубрики

Курьезы, эмоции и лимузин

16
Курьезы, эмоции и лимузин
Фото: REUTERS/Charles Platiau/Pool

Семь самых ярких моментов нормандской встречи.

В ходе нормандской встречи в Париже Владимир Зеленский, Владимир Путин, Ангела Меркель и Эммануэль Макрон провели в Елисейском дворце более десяти часов.

Лидеры стран нормандской четверки несколько раз меняли формат переговоров, прежде чем в ночь на 10 декабря выйти к прессе с финальным коммюнике.

За это время на полях встречи произошло немало ярких и даже курьезных моментов — «Новое время» собрал самые обсуждаемые из них.

Жест Зеленского по прибытии в Елисейский дворец

Президент Франции Эммануэль Макрон поочередно встречал лидеров трех остальных государств на ступенях Елисейского дворца.

Когда прибыл Владимир Зеленский, оба президента приветствовали друга, а затем короткое время позировали фотографам. В этот момент президент Украины поднял руку в знаменитом жесте «Виктория» (V), означающем победу. Зеленский использует его довольно часто и сам по себе жест не является необычным.

Однако в украинских соцсетях распорядились этими фотографиями иначе, распространяя фотоколлаж.

Фото: Ian Langsdon/Pool via REUTERS

Личный лимузин Путина

Украинский президент Владимир Зеленский приехал в Елисейский дворец на нормандскую встречу на автомобиле Renault Espace, канцлер Германии Ангела Меркель — на автомобиле марки Mercedes-Benz.

Однако наибольшее внимание журналистов привлек автомобиль Владимира Путина — российский президент приехал на своем лимузине Aurus-41231SB Senat L700, произведенном в Москве.

Эта машина — основной служебный автомобиль Путина с момента его инаугурации в мае 2018 года. Однако его использование за рубежом нередко вызывает вопросы.

«Это же сколько нужно денег и сил, чтобы сначала этот лимузин произвести, а потом доставить его в Париж, просто для того чтобы 15 минут на нем ехать на встречу», — задался вопросом главред НВ Виталий Сыч.

Впервые Путин использовал такой лимузин за границей во время встречи с президентом США Дональдом Трампом в Хельсинки 16 июля 2018 года. Тогда лимузины, седаны и микроавтобусы российской делегации заранее доставили в столицу Финляндии на самолете.

Мини-курьез во время протокольной фотосъемки

Нормандские переговоры начались с серии двухсторонних встреч, после чего лидеры четырех стран собрались за круглым столом.

Началу переговоров предшествовали несколько минут протокольной съемки. Меркель, Путин и Макрон, участвовавшие в десятках подобных «фотосессий», дежурно повернулись к журналистам. В то же время менее искушенный в дипломатическом этикете Зеленский сосредоточился на подготовленных документах, сидя спиной к камерам. Украинский президент повернулся к фоторепортерам после того, как Путин и Макрон обратили на это его внимание.

Фото: Ian Langsdon/Pool via REUTERS

Почетный караул Путина в уборную

Журналисты обратили внимание, что в перерыве между переговорами нормандской четверки Владимира Путина сопровождали в уборную как минимум шесть человек.

Соответствующее видео опубликовал корреспондент BBC Украина Джон Фишер в Twitter.

Эмоции Зеленского на итоговой пресс-конференции

Лидеры нормандской четверки вышли к прессе с более чем четырехчасовым опозданием по сравнению с изначальным графиком. В Париже близилась полночь и политики были явно утомлены многочасовыми раундами переговоров.

Однако если Путин, Макрон и Меркель оперировали традиционно «округлыми» дипломатическими формулировками, Зеленский казался наиболее искренним и эмоциональным.

«Для меня это слишком мало», — в какой-то момент признался он, говоря об итогах нормандского саммита и своем ожидании большего прогресса.

Кроме того, украинские журналисты обратили внимание на выражение лица и скептические улыбки Зеленского в момент, когда Путин перечислял требования России к Украине. Среди них были позиции, которые Киев считает недопустимыми — изменение Конституции с поправкой на особый статус ОРДЛО и амнистия боевиков.

Фото: Ludovic Marin/Pool via REUTERS

Жесткое заявление Путина о шпионском скандале с Берлином

Задать вопросы политикам на итоговой пресс-конференции получили право четыре журналиста — от каждой из стран нормандского формата. Корреспондент немецкого агентства DPA поднял горячую для Германии тему высылки двух российских дипломатов — после громкого убийства в Берлине бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили.

По данным немецких правоохранителей, задержанный по подозрению в убийстве россиянин Вадим Соколов на самом деле является 54-летним Вадимом Красиковым, который может быть связан с российскими спецслужбами.

Комментируя этот вопрос в финале нормандской встречи, Владимир Путин разразился жестким заявлением, обескуражившим многих.

«Вы сказали, что он грузин. Он не грузин. […] Этот человек находился у нас розыске, это боевик. Причем очень жесткий и кровавый человек — только в одной из „акций“, в которых он принял участие, им было убито 98 человек. Он был одним из организаторов взрывов в московском метро», — заявил Путин.

Он отверг подозрения в причастности российских спецслужбы к убийству — мол, «это бандитская среда, и там может произойти все, что угодно».

Высылку российских дипломатов Путин назвал «некорректной», заявив, что «неписаные законы» требуют принятия зеркальных мер. «Вы выслали наших дипломатов, мы высылаем ваших. Вот и все», — резюмировал Путин.

«После всяких вежливых ответов Путина, в ответе на этот вопрос он был собой — хладнокровный жалкий стареющий монстр», — написала о реплике президента РФ журналист НВ Кристина Бердинских.

«Сдали нервы» у Суркова

Помощник президента РФ Владислав Сурков, которого давно называют одним из теневых «кураторов» российской оккупационной политики на Донбассе, входил в состав российской делегации на переговорах в Париже.

На нормандском саммите, по словам главы МВД Украины Арсена Авакова, он вышел из себя, настаивая на отведении украинских войск вдоль всей линии разграничения с ОРДЛО.

«У господина Суркова сдали нервы, он там бумаги бросил на стол и кричал: „Мы так не договаривались“. Они предложили разводить и дальше войска. Куда разводить? В Марьинке? Где каждый метр полит кровью. И отвод означает сдачу наших позиций на километры. Или в Широкино, где мы стали так, чтобы Мариуполь обезопасить? Это ерунда», — цитирует Авакова пресс-служба МВД.