27 января 2020, понедельник, 19:37
Осталось совсем немного
Рубрики

0:0 в пользу Зеленского

13
0:0 в пользу Зеленского
ФОТО: TWNEWS.CO

Почему безрезультатность переговоров с Путиным обрадовала украинцев.

«Пока ничья». Так Владимир Зеленский оценил переговоры с Владимиром Путиным в Париже. Директор аналитического центра Bendukidze Free Market Center Владимир Федорин считает, что на кону встречи стояла ни много ни мало украинская государственность, и украинский президент успешно прошел испытание и теперь может сосредоточиться на реформах в стране, пишет The Insider.

Утром 10 декабря украинский политический класс вздохнул с облегчением. Вопреки ожиданиям скептиков и надеждам оппозиции, Владимир Зеленский выдержал первую проверку Владимиром Путиным. В Париже президент Украины не заступил ни за одну из «красных линий», пересечение которых подорвало бы суверенитет страны, вернул в повестку переговоров тему незаконной аннексии Крыма и добился от российского президента согласия на очередной обмен пленных. При этом Зеленский оставил противнику возможность и дальше двигаться по пути небольших уступок в обмен на более лояльное отношение Запада.

Встречу нормандской четверки ждали в Украине с растущей тревогой. Провал Зеленского означал бы демонтаж украинской государственности в ее нынешнем виде. Современная политическая система Украины покоится на двух китах. Во-первых, это мирная сменяемость власти, которую обеспечивает плюрализм мнений и относительно открытый доступ к политике. Во-вторых — консенсус основных политических сил относительно желательности интеграции страны в НАТО и Евросоюз. В такой конструкции есть место даже для умеренно пророссийских сил, отказавшихся от идеи вооруженной борьбы против украинского государства. У «Оппозиционной платформы — За жизнь» нет шансов прийти к власти в Киеве, но она исправно собирает голоса в регионах со значительной долей русскоязычного населения.

Установление мира на востоке Украины или реинтеграция Донбасса на условиях Кремля ломает эту конструкцию. Выборы на оккупированных территориях до того, как там будет установлен контроль со стороны центральной власти (именно на этом с 2015 года настаивает Путин), превращают врагов Украины, не признающих ее право на существование, в легитимных участников общенационального политического процесса. По крайней мере, до новой вспышки боевых действий. И хотя Зеленский в последние недели твердил, что не согласится на выборы до передачи Киеву контроля над границей, наблюдателей настораживали три группы факторов. Если бы они сложились, это могло привести к разрушению украинского государства.

Фактор первый: сомнения в твердой поддержке Украины со стороны Запада. Дело не только в том, что Дональд Трамп не скрывает своего негативного отношения к Украине и симпатии к Путину. Старая Европа все сильнее тяготится разрывом с Россией и хочет вернуться в отношениях с Кремлем к business as usual. Президент Франции и один из участников нормандской четверки Эммануэль Макрон открыто говорит о необходимости восстановления отношений с Россией. Германский канцлер Ангела Меркель без лишнего шума, но твердо поддерживает газпромовский «Северный поток-2», реализация которого обнулит значение украинской газотранспортной системы со всеми вытекающими последствиями для энергетической и физической безопасности Украины.

Украинские наблюдатели больше всего опасались, что в Париже Макрон и Меркель, уставшие добиваться уступок от Путина, переключатся на более слабого игрока, мешающего нормализации их отношений с Россией. И тогда Зеленскому пришлось бы отбиваться сразу от трех сильных противников.

К счастью, Запад выступил на стороне Киева. Накануне встречи директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева сообщила Зеленскому, что на экспертном уровне Фонд одобрил новую программу поддержки Украины. И хотя это решение должно быть утверждено еще в двух инстанциях, выбранный МВФ момент однозначно свидетельствовал: основные акционеры организации – США и страны Евросоюза – посылают Зеленскому лучи поддержки. А в самом Париже Макрон и Меркель добросовестно выполнили роль честных брокеров, которым жертва симпатичнее агрессора.

Фактор второй: сомнения в профессионализме команды Зеленского и даже в «проукраинскости» его ближнего окружения. Подозрения в пророссийских симпатиях не обошли ни министра иностранных дел Вадима Пристайко, при котором ощутимо снизился градус антикремлевской риторики украинского МИДа, ни главного переговорщика с Кремлем Андрея Ермака, у которого украинские журналисты-расследователи нашли деловые интересы в России (сам Ермак это категорически отрицает). И это не говоря уже о ключевом участнике политической коалиции, которая привела Зеленского к власти, — владельце телеканала «1+1» и крупных активов в металлургии и авиации Игоре Коломойском. Запад не намерен прощать ему падения Приватбанка, и загнанный за флажки олигарх открыто выступает за примирение с Путиным и замену денег МВФ вливаниями из России.

Эти опасения тоже оказались преувеличенными. Да, в опубликованном после переговоров коммюнике остались отсылки к одиозной для украинцев «формуле Штайнмайера», одна из интерпретаций которой позволяет проведение выборов на оккупированной территории до ее деоккупации. Но они снабжены оговорками, которые позволяют заблокировать этот процесс на любой стадии. Команда Зеленского подошла к парижскими переговорам подготовленной куда лучше, чем к сентябрьской встрече с Трампом.

Наконец, третий отягощающий фактор: в мотивах и компетентности украинского президента сомневались даже многие из тех, кто голосовал за него прошлой весной. Зеленский так долго продвигал идею возобновления переговоров в нормандском формате, что выглядел куда более заинтересованным в их успехе, чем Путин. Вообще, тема мира на Донбассе — это, пожалуй, главный внутриполитический проект Зеленского после получения им и его «Слугой народа» всей полноты власти в Украине. Именно в тему мира, а не, скажем, в экономическую политику или борьбу с коррупцией Зеленский инвестировал бóльшую часть полученного от избирателей политического капитала. Снижение рейтинга — с сентября по ноябрь доля симпатизирующих Зеленскому упала с беспрецедентных 73% до 52% — и отсутствие осязаемых побед на других политических направлениях наводило на мысль, что президент будет добиваться результата любой ценой, чтобы потом с помощью дружественных телеканалов выдать его за успех.

К счастью, и эти опасения оказались напрасными. Зеленский не только подтвердил неизменность своей позиции: никаких выборов до получения контроля над границей, но и добился сдержанного одобрения этой идеи со стороны Меркель. По сути, это шаг в сторону пересмотра Минских соглашений, подписанных Петром Порошенко в ситуации военного разгрома — сперва в Иловайске, а потом в Дебальцево. При удачном стечении обстоятельств это создает совсем другую динамику переговоров о мирном урегулировании.

Четверка договорилась встретиться еще раз и продолжить через четыре месяца. Тем временем Зеленский развязал себе руки для ускорения реформ. Успех его президентства будет зависеть не от уступок со стороны Путина – тот ни на секунду не заинтересован в успехе проевропейского дрейфа Украины — а в ускорении темпов экономического роста и быстром сокращении уровня коррупции. Пока Зеленскому тут похвастаться особо нечем: ни в экономике, ни в правоохранительной системе решительного прорыва не произошло.

В Париже Зеленский показал себя сильным лидером, который способен на равных играть с самым сильным противником. Дело за малым: инвестировать завоеванный с таким трудом авторитет и сохраняющийся политический капитал в модернизацию базовых экономических и правовых институтов украинского государства.