23 сентября 2020, среда, 9:53
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Захребетники

37
Захребетники
Ирина Халип

Вы представляете, какую толпу нахлебников тащит на своем горбу каждый из нас?

Рассказ бывшего СОБРовца меня потряс, как всякого нормального человека. Неважно, что многое - собранное по крупицам оперативниками, журналистами, правозащитниками, политиками - мы уже знали. Это первое свидетельство соучастника убийства и очередной, очень важный, том уголовного дела, обвиняемыми по которому станут все они – от главного заказчика до последнего исполнителя.

Но знаете, о чем еще я задумалась, прочитав интервью с бывшим СОБРовцем Гаравским? После убийства Виктора Гончара и Анатолия Красовского Дмитрий Павличенко через несколько дней раздал убийцам по тысяче долларов премии. А мог бы и не раздать. Потому что вообще-то парни работали за государственную зарплату. Они же бюджетники. Мне раньше казалось, что это должно выглядеть приблизительно так: вызывает Шейман Павличенко и дает ему чемодан долларов вместе с приказом. И этот чемодан делится на всех, пусть с соблюдением разнообразных пропорций, но делится заранее: «Ты, Вася, пойдешь убивать Гончара? Твоя доля составит столько-то». А никто ничего не делил и даже не предлагал. Потому что тем ребятишкам платили зарплату. То есть они даже убивают за наши деньги. Мы, оказывается, своими налогами оплачиваем не только фальсификации выборов, не только разгоны акций, но еще и убийства.

Кстати, по поводу разгона акций. Вчера, в очередную годовщину 19 декабря, мы все вспоминали нашу Площадь. Некоторые позже перешедшие на сторону народа силовики потом говорили, что для подавления протестов в центр Минска тем вечером стянули восемь тысяч «штыков». И все эти восемь тысяч – те, кто избивал безоружных людей, - тоже у нас на содержании. А потом были всевозможные вертухаи в СИЗО, следователи, прокуроры, судьи, конвойные – и тоже на нашем содержании. Члены избирательных комиссий, которые рапортовали про 80 процентов голосов. Пропагандисты, которые рассказывали, как все мы готовили государственный переворот на деньги Госдепа. Тюремные цензоры, брехливые чиновники департамента исполнения наказаний, «режимники» колоний. ОМОН, спецназ, внутренние войска, разгонявшие последующие акции. Деканы и проректоры, отчислявшие студентов «за политику». Идеологи, следящие за непродлением контрактов тем, кто не молчит. Кажется, этот список можно продолжать еще долго – список наших общих захребетников, дармоедов, тунеядцев. Вы представляете, какую толпу нахлебников тащит на своем горбу каждый из нас? И, конечно, на вершине этой толпы – семейка с майбахами и золотыми пистолетами, с невестками, введенными в советы директоров, с любовницами-акционершами, не знающими, сколько стоит хлеб.

Именно о хлебе мы недавно говорили с друзьями. Подруга ужаснулась тому, что буханка «Нарочанского» стоит почти три рубля. Она вспомнила прежние деньги: «Ты можешь себе представить несколько лет назад, чтобы хлеб стоил 30 тысяч «старыми»?» Нет, конечно. И это еще одна хитрость захребетников. Нынешний год, между прочим, юбилейный. Дело не только в трагических датах вроде двадцатилетия похищений и убийств и не только в подписании бессмысленного союзного договора. Ровно десять лет назад были отпечатаны и отчеканены наши нынешние деньги. А потом они семь лет бессмысленно гнили и ржавели где-то в подвалах Нацбанка, пока ушлые захребетники прикидывали, как бы половчее отнять у людей их реальные деньги, да так, чтобы те и не заметили. А люди все равно заметили. И не простили.

Впрочем, есть и хорошие новости. Возможно, после краха нынешней власти переходный период окажется вовсе не таким болезненным. Конечно, вместе с властью рухнет иллюзия нашей копеечной стабильности, сдуется мыльный пузырь, остановится строчащий пулеметом печатный станок, и никто больше не будет камлать «попиццот!». Будет трудно, как всегда бывает в переходный период, когда никто не промывает мозги, зато на людей неумолимо обрушивается реальность. Так вот, будет, конечно, нелегко. Но, с другой стороны, представьте, как сократятся наши расходы, когда мы скинем с собственных спин всех этих нахлебников. Когда мы перестанем финансировать орды кагэбэшников, пропагандистов, идеологов, палачей. Когда они перестанут цепляться за наши рукава с верещанием «ну дай на новый «мерс»! ну купи мне дом во Франции! ну хоть взятку дай! А откатик? ну чего ты жмотишься!».

А мы и не жмотимся. Поиграйте, так и быть, напоследок. Официант, ящик шампанского в Дрозды!

Ирина Халип, специально для Charter97.org