7 декабря 2019, суббота, 12:18
Осталось совсем немного
Рубрики

Три модели будущего на выбор

1
Три модели будущего на выбор

Какого рода капитализм мы хотим?

Наверное, это определяющий вопрос нашей эпохи. Если мы хотим сохранить нашу экономическую систему для будущих поколений, нам надо дать на него правильный ответ.

Если обобщать, у нас есть три модели на выбор. Первая модель — «капитализм акционеров» — выбрана большинством западных корпораций. Согласно этой модели, главной целью любой корпорации должна быть максимизация прибыли. Вторая модель — «государственный капитализм» — возлагает на правительство задачу направлять развитие экономики. Она стала популярной во многих развивающихся странах, и не в последнюю очередь в Китае.

Но в сравнении с этими двумя вариантами у третьего имеется больше всего качеств, достойных рекомендации. «Капитализм стейкхолдеров» (то есть капитализм в интересах всех заинтересованных сторон) — это модель, которую я впервые предложил полвека назад. Она позиционирует частные корпорации в качестве доверенных управляющих (trustees), действующих в интересах общества, и совершенно очевидно является наилучшим ответом на социальные и экологические проблемы современности.

Доминирующая сегодня модель — акционерный капитализм — сначала стала популярной в США в 1970-е годы, а в последующие десятилетия расширила свое влияние на весь мир. Ее расцвет отчасти был заслужен. Благодаря этой модели, в ее лучшие дни сотни миллионов людей во всем мире добились процветания, потому что стремящиеся к прибыли компании открывали новые рынки и создавали новые рабочие места.

Но это не вся история. Сторонники акционерного капитализма, включая Милтона Фридмана и чикагскую школу, пренебрегли тем фактом, что котируемые на фондовой бирже корпорации являются не просто стремящими заработать прибыль структурами, но еще и социальными организмами. Наряду с требованием финансовой отрасли повышать краткосрочные результаты, односторонний акцент на прибылях привел к тому, что акционерный капитализм стал все сильнее отрываться от реальной экономики. Многие понимают, что эта форма капитализма больше не является устойчивой. Вопрос в следующем: почему отношение к ней начало меняться только сейчас?

Одна из возможных причин — «эффект Греты Тунберг». Молодая климатическая активистка из Швеции напомнила нам о том, что сохранение нынешней экономической системы является предательством по отношению к будущим поколениям, поскольку она экологически неустойчива. Другая (связанная с первой) причина: поколение «миллениалов» и поколение Z больше не хотят работать на компании, инвестировать в компании или покупать товары у компаний, у которых нет иных ценностей кроме максимизации стоимости для акционеров. И, наконец, руководители и инвесторы начали понимать, что их собственный долгосрочный успех тесно связан с успехом их клиентов, работников и поставщиков.

В результате, идея капитализма стейкхолдеров начала быстро завоевывать популярность. Такая смена курса должна была произойти уже давно. Впервые я описал эту концепцию еще в 1971 году, и я создал Всемирный экономический форум, чтобы помочь деловым и политическим лидерам воплотить ее в жизнь. Два года спустя участники ежегодного Всемирного экономического форума подписали «Давосский манифест», в котором перечислены основные обязательства любой фирмы перед ее стейкхолдерами.

Сегодня, наконец-то, и другие заговорили о «стейкхолдерах». В этом году Американский деловой круглый стол, самая влиятельная лоббистская организация бизнеса в Америке, объявила об официальной поддержке капитализма стейхолдеров. Кроме того, набирают популярность так называемые инвестиции с социальным эффектом, поскольку все больше инвесторов ищут способы связать экологическую и общественную пользу с финансовой отдачей.

Мы должны воспользоваться этим моментом, чтобы гарантировать, что капитализм стейкхолдеров останется новой доминирующей моделью. С этой целью Всемирный экономический форум публикует новый «Давосский манифест». В нем заявляется, что компании должны честно выплачивать причитающиеся налоги, демонстрировать нулевую терпимость к коррупции, защищать права человека в своих глобальных производственных цепочках, а также выступать за конкурентное равенство на «игровом поле», особенно в «экономике интернет-платформ».

Однако для соблюдения принципов капитализма стейкходеров компаниям понадобится новая система показателей. Для начала новый показатель «создание обобществляемой стоимости» должен включить «экологические, социальные и управленческие» цели (ESG-цели) в качестве дополнения к стандартным финансовым показателям. К счастью, уже стартовала инициатива по разработке новых соответствующих стандартов при поддержке аудиторских компаний «большой четверки» и под руководством председателя Международного делового совета, гендиректора Bank of America Брайана Мойнихена.

Второй показатель, который нужно скорректировать: вознаграждение топ-менеджеров. Начиная с 1970-х годов, размеры выплат руководству компаний резко выросли, главным образом для того, чтобы решения, принимаемые менеджментом, «соответствовали» интересам акционеров. Вместо этого, в новой парадигме капитализма стейкхолдеров размер зарплаты топ-менеджеров должен соответствовать новому показателю — создание долгосрочной обобществляемой стоимости.

Наконец, крупные компании должны понять, что они сами являются важнейшими заинтересованными сторонами в нашем общем будущем. Конечно, все компании должны и дальше стараться использовать свои ключевые компетенции и сохранять предпринимательский менталитет. Но при этом они должны сотрудничать ради улучшения состояния мира, в котором они работают. Более того, это последнее требование и должно быть главным смыслом их деятельности.

Есть ли какой-либо иной путь? Защитники модели государственного капитализма могли бы сказать, что она тоже устремлена на достижение долгосрочных целей, а в последнее время демонстрирует успехи, особенно в Азии. Но государственный капитализм, хотя и может оказаться весьма подходящим для одной из ступенек в развитии, тоже должен постепенно эволюционировать в нечто более близкое к модели капитализма стейкхолдеров, а иначе его поглотит коррупция изнутри.

Перед лидерами бизнеса сегодня открылся невероятный шанс. Придав капитализму стейкхолдеров конкретный смысл, они могут выйти за рамки юридических обязательств и выполнить свой долг перед обществом. Они способны приблизить мир к достижению общих целей, и в частности, целей, очерченных в Парижском климатическом соглашении и в «Повестке устойчивого развития» ООН. Если они действительно хотят оставить свой след в мире, у них нет иной альтернативы.

Клаус Шваб, «Новое время»