20 октября 2020, вторник, 15:01
Сим сим, Хартия 97!
Рубрики

Те еще сухари

Те еще сухари

Мечты Кремля разбиваются о недостаток технологий.

В Сочи в четверг, 5 декабря, состоялся Международный форум добровольцев, на который, естественно, явился президент РФ Владимир Путин, чтобы выразить свое почтение. Международный день волонтера как-никак. А Россия известна, в особенности в Украине, своими добровольцами (сарказм). Но сдается, что Путин помимо пиара на волонтерах посетил мероприятие с целью обозначить грядущее переосмысление "российского волонтера" - метнул в общественность пробным шаром из искусственного интеллекта.

Без сострадания

Хозяин Кремля, общаясь с посетителями форума, сокрушался по поводу того, что ИИ - это, конечно, хорошо, но все же машины - те еще сухари. "Кажется, что машина может теперь полностью заменить человека во всем. Понятие сейчас какое распространено - "искусственный интеллект". Да, он может быть даже в чем-то эффективнее человека. Но он искусственный, в нем нет того, что присуще человеку, - нет сердца, души, нет сострадания", - в частности сказал российский лидер. И, вероятно, подумал: "То что нужно".

Вероятно тем более, что у Кремля слова, как водится, расходятся с делами, и планы на бессердечный ИИ у него велики. Кстати, после форума добровольцев в Сочи Путин провел также заключительное из серии совещаний по вопросам развития российских вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса. Во время совещания он дал добро на разработку ИИ с целью создания "современных видов вооружений и техники, робототехнических комплексов, оружия на новых физических принципах, которое во многом определят будущее нашей армии и флота".

Но не оборонкой единой. Примеряются к возможностям ИИ и в качестве орудия для внутреннего пользования. Еще в октябре глава Кремля визировал указ о стратегиях развития искусственного интеллекта до 2030 г. В частности, документ запускает процесс создания "этики в области взаимодействия человека и искусственного интеллекта". Как пояснил Путин на конференции по искусственному интеллекту AI Journey в Москве месяц спустя, он хочет, чтобы в России появился свод этических правил взаимодействия человека с ИИ, социальные аспекты которого на сегодняшний день "обсуждают в мире".

Внедрение ИИ в жизнь россиян подается под соусом борьбы с бюрократией и прозрачности админпроцедур, облегчения жизни граждан. В общем, российское "государство в смартфоне". Только вот социальные аспекты, о которых толкует Путин, исходя из уклада и государственного устройства в РФ, может, и будут социальными, но лишь для очень узкой категории россиян. Неспроста ведь на той же конференции вице-премьер Максим Акимов прямо заявил, что законодательное регулирование в сфере ИИ не должно быть слишком жестким. По понятным причинам. Формальное "да" на использование ИИ в своих целях, например, для еще более интенсивной слежки за согражданами, у российских властей будет, а сами по себе законы и "свод этических правил" будут весьма обтекаемыми и позволят силовикам при необходимости изловить своих уйгуров и отправить их в места не столь отдаленные.

Вагнер 2.0

В контексте ситуации в Украине более актуально все же потенциальное использование творений российского ВПК с ИИ за рубежом, как их будут применять и каковы будут глобальные последствия. К слову, в Сирии уже применяется российский робототехнический гусеничный комплекс "Уран-9", на который предусмотрена установка 30-мм пушки 2А72, четырех ПТУР "Атака", 12 реактивных огнеметов "Шмель-М". В общем, тот еще сухопутный крейсер.

Этот арсенал, кстати, заставляет взглянуть на развитие боевых машин с ИИ в контексте формата участия России в конфликтах. Он, как известно, у россиян гибридный и проходит под лозунгом "нас тут нет". Нигде: ни на Донбассе, ни в Ливии, ни в ЦАР, ни где-либо еще. Использование Москвой наемников вроде ЧВК "Вагнер" себя, в принципе, неплохо показало. Но все же эта тактика небезупречна, потому как люди ошибаются, они не всегда должны образом обучены. Да и банально в прямых столкновениях, когда вся гибридная шелуха отлетает, сказывается отставание российской военной машины. Пример тому - разгром российских наемников в Дейр-эз-Зоре в феврале 2018 г. американскими войсками.

Потому-то Путин и его клика и заговорили об использовании ИИ в армии и флоте. Москве нужны еще более надежные, исполнительные бессловесные механические твари. Часть из них окажется в центре внимания, дабы внушать страх Западу по аналогии с "Буревестником", "Кинжалом", "Посейдоном", "Авангардом" и прочими мультипликационными оружейными новинками. А вот другая часть вооружений с ИИ, вполне вероятно, будет также покрыта налетом гибридности. Т. е. будут разрабатываться и применяться в тайне. Правда есть риск, что по комплектующим будет легче проследить страну происхождения. Но маркировку можно сбить или вовсе не наносить, да и вообще Кремль прекрасно умеет прикидываться шлангом при необходимости, как и игнорировать международное законодательство. С развитием Россией военной техники с ИИ разного рода конвенции можно будет сдавать в утиль.

На этом фоне заявление Путина на совещании по вопросам развития ВС и ОПК о готовности до конца года и без предварительных условий продлить Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-III), подписанный в 2010 г. Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой, продиктовано, во-первых, не допустить мощного удара по слабеющей экономике в виде вероятной гонки вооружений со Штатами. А во-вторых, выглядит попыткой отвлечь тот же Запад от дальнейшего обезличивания российских "гибридов".

Технологии где

Параллельно с разработкой машин с ИИ для военных нужд будет усиливаться прессинг на россиян. Ведь массовые протесты в Москве продемонстрировали наличие какого-никакого активного, пусть и на спринтерских дистанциях, меньшинства в России.

Правда, чтобы реализовать задуманное, России нужно каким-то образом сократить технологическое отставание от США и стран Европы. Да, этим Москва доселе занималась одним единственным понятным ей еще со времен СССР способом - кражей чужих наработок. Однако план Путина по развитию ИИ до 2030 г., скорее всего, в еще большей мере интенсифицирует промышленный шпионаж.

Владислав Гирман, «Деловая столица»