23 января 2020, четверг, 8:22
Осталось совсем немного
Рубрики

Три неудобных вопроса Путину

4
Три неудобных вопроса Путину
Фото: EPA

Чего ждать от встречи в «нормандском формате».

У администрации президента Украины в Киеве сотни людей протестуют накануне саммита "нормандской четверки" в Париже. На улице Банковой, где расположена администрация Владимира Зеленского, появились несколько палаток и импровизированная сцена, на которой выступают ораторы​. Нацгвардия Украины установила кордоны.

Днем акция протеста проходила на Площади независимости. Она называлась "Красные линии для Зеленского" и ее участники говорили о том, что во время запланированных на 9 декабря переговоров нельзя идти на компромиссы с президентом России Владимиром Путиным, соглашаться на федерализацию Украины, а также на выборы на неконтролируемых Киевом территориях Донбасса без "выполнения условий деоккупации". Также днем на демонстрацию с подобными требованиями вышли жители Львова: около памятника Тарасу Шевченко, по данным СМИ, собрались приблизительно тысяча человек.

9 декабря в Париже состоится первая встреча лидеров Украины, России, Германии и Франции за последние три года. И вообще первая, на которой Владимир Путин встретится лицом к лицу с Владимиром Зеленским, победившим на выборах в апреле этого года с обещаниями принести мир. И уже одно это дает хоть какую-то надежду на более существенный прогресс в разрешении конфликта в Донбассе, с апреля 2014 года унесшего жизни более 13 тысяч человек.

Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон стремятся к прорыву – это было бы большим шагом вперед в деле прекращения единственного вооруженного конфликта в Европе, войны, которая осложнила отношения европейцев и с Москвой, и с Киевом, которая подорвала экономические связи с Россией. Но у Путина и у Зеленского есть предел, дальше которого они не пойдут.

Кремль хочет сохранить как можно больше влияния над Киевом, используя в качестве рычага давления территории под контролем пророссийских сепаратистов. Украинскому президенту приходится балансировать на очень тонкой линии, когда, с одной стороны, он может получить выгоды от процесса примирения, а с другой, рискует получить обвинения в том, что он сдался Москве. Еще один момент, затрудняющий переговоры, – процедура импичмента президента США, и Украина там выступает на первом месте. Общественное внимание к действиям бывшего вице-президента Джо Байдена и нынешнего президента Дональда Трампа породило вопросы в целесообразности американской помощи Украине как раз в тот момент, когда, по заявлениям официальных лиц, дипломатов и аналитиков, страна нуждается в ней больше всего.

Все это добавляет сдержанности к ожиданиям от встречи, на подготовку которой ушли месяцы и ради которой стороны даже сделали встречные шаги, чтобы снизить напряжение. В сентябре состоялся большой обмен пленными, а в октябре и ноябре стороны развели войска на трех участках линии разграничения в Донбассе.

Владимир Зеленский на встрече с военнослужащими во время поездки в район Донецка, 6 декабря. Президент вел свою предвыборную кампанию с лозунгом, что он принесет мир

"Я не ожидаю какого-то прорыва от парижского саммита, – говорит директор Центра политических исследований "Пента" в Киеве Владимир Фесенко. – Но, скорее всего, и провальным саммит не будет". Это очень скромные ожидания от такой встречи, но Фесенко не одинок.

Алена Гетманчук, директор центра "Новая Европа" в Киеве, считает, что сама по себе встреча уже является успехом Владимира Зеленского. Сам факт того, что Киев и Москва смогли договориться о встрече после стольких лет тупика, – "уже прогресс со стороны Украины", говорит Гетманчук. "Ради того, чтобы этот саммит состоялся, Украина выполнила два условия России, – замечает Гетманчук, – хотя в самой Украине это встретило сильное сопротивление". Гетманчук имеет в виду так называемую "формулу Штайнмайера" – инициативу Германии, которая стремится помочь мирным переговорам. Она предполагает и разведение войск в районах сел Золотое, Петровское и близ Станицы Луганской. Но и Гетманчук отмечает, что, хотя с самого начала велики ожидания от встречи (15 ноября стороны договорились продолжить переговоры в "нормандском формате"), питать очень больших надежд не стоит.

Рука об руку?

Впрочем, и сам Зеленский дал понять, что его ожидания от встречи весьма скромны. "Часто на этих встречах ходят по кругу, люди повторяют друг другу одно и то же, – заявил он в интервью корреспондентам Time, Le Monde, Der Spiegel и Gazeta Wyborcza 30 ноября. – Вот что я знаю, изучив их: люди приезжают на эти встречи с намерением сделать так, чтобы ничего не произошло".

В дополнение к четырехсторонним переговорам Путин и Зеленский могут встретиться с глазу на глаз. Об этом в ноябре заявил помощник Путина Юрий Ушаков. В администрации Зеленского корреспонденту Радио Свобода подтвердили, что встреча один на один рассматривается, но окончательного решения еще нет.

И хотя два президента могут воспользоваться возможностью обсудить целый пакет проблем, как, например, новое соглашение о поставках и транзите газа, война в Донбассе и будущее территорий так называемых "ЛНР" и "ДНР", находящихся под контролем сепаратистов, важнее всех других проблем. Война началась в апреле 2014 года после того, как Россия аннексировала Крым. Два мирных соглашения, известные под названиями "Минск I" и "Минск II", достигнутые при участии Германии и Франции, заморозили линию фронта, остановили тяжелые и кровопролитные бои, но не привели к прочному и длительному прекращению огня. Противостояние продолжилось. Украинские военнослужащие продолжают погибать на фронте. В среднем, если уместна такая статистика, в неделю умирают от двух до трех украинских военных. По сути, никаких шагов по установлению мира, предусмотренных минскими соглашениями, так и не было сделано. Обе стороны по-своему толковали содержание договоренностей, а Киев полагает, что условия, на которые Украина согласилась в минуту мощного наступления противника, явно в пользу России.

Отправляясь на переговоры, Зеленский, чей рейтинг упал с 73 процентов в сентябре до 52 в ноябре, вынужден оглядываться на то, как его действия оценят украинцы, несмотря на то что 75 процентов жителей страны поддерживают его переговоры с Путиным.

"Надеюсь, Зеленский понимает, что его поле для маневров ограничено", – говорит Гетманчук. В числе критиков президента некоторые националистические группы, ветеранские организации, оппозиционная партия его предшественника, Петра Порошенко. Все они говорят о том, что он готов "капитулировать" перед Путиным, пойти на компромисс, который создаст угрозу национальной безопасности Украины и ослабит западное давление на Россию, которое продолжается на протяжении пяти лет военного вмешательства.

Не сдаваться

Тысячи украинцев, разделяющих это мнение, в минувшем октябре вышли с протестами против любых соглашений Зеленского с Путиным. Они планируют повторить протест во время встречи в Париже.

"Люди хотят мира, а не капитуляции", – заявил Порошенко в интервью газете Kyiv Post в прошлом месяце.

Вот как военные и мирные жители высказывались о новых позициях украинской армии и сепаратистов после разведения сил в ноябре:

"Нам нужен мир на условиях Украины. Ничто не должно подрывать единство Украины, никаких переговоров о федерализации быть не должно", – заявил Порошенко, имея в виду процесс (за который выступает Россия), призванный ослабить центральное правительство и дать больше власти регионам.

Такие настроения можно обнаружить и в окопах на позициях украинской армии, где многие выражают беспокойство насчет того, как далеко готов зайти Зеленский, чтобы закончить войну. "Мы потеряли слишком много людей. Слишком много крови пролито, чтобы идти на компромиссы", – сказал один из украинских военнослужащих на позициях рядом с Марьинкой. Он просил не называть его по имени, потому что боится, что его командир накажет его за критику главнокомандующего.

На встрече в Париже, как заявляют украинские официальные лица, четыре лидера попытаются уточнить условия Минских соглашений, чтобы заложить основы для прочного прекращения огня и возвращения Киеву контроля над частями Донбасса, которые сейчас находятся в руках пророссийских сепаратистов. Затем должен последовать прочный мир.

В последние месяцы, когда о встрече в Париже уже удалось договориться, Зеленский попытался использовать ситуацию с отводом войск, чтобы восстановить мост, соединяющий подконтрольные и неподконтрольные Киеву территории (он был разрушен несколько лет назад) и добиться от Путина обмена пленными. В результате в сентябре 35 украинцев смогли вернуться домой.

В интервью 30 ноября Зеленский объяснил, какие следующие шаги к миру он надеется сделать. Вероятно, это и есть его повестка в разговоре с Путиным в Париже. Во-первых, по его словам, он хочет добиться еще одного обмена пленными в "ближайшей перспективе" и настоящего перемирия. "Эти первые два пункта непосредственно касаются жизни людей. Поэтому для меня это два самых важных пункта", – сказал он.

Пограничный контроль

Далее Зеленский надеется поговорить с Путиным о выборах в районах, которые сейчас не находятся под контролем правительства. Его замечания вряд ли вызовут положительные эмоции у Кремля, поскольку он еще раз повторил, что до выборов надо обеспечить "полный вывод всех незаконных военных формирований – не важно, какого рода, в какой форме и с каким оружием".

Украина стремится к решению трех вопросов: обмен пленными, перемирие и выведение незаконных формирований, сказал Зеленский. Иными словами, если хоть одно из них не будет выполнено, то в Киеве это будет расценено, что Россия не поддерживает мирный процесс.

Еще один камень преткновения – возвращение под контроль Киева того участка границы Украины с Россией, которую сейчас контролируют сепаратисты. И Украина, и НАТО заявляют, что через этот участок границы на восток Украины попадают оружие, боевики, бронетехника, включая ту самую установку "Бук", из которой в июле 2014 года был сбит самолет "Малайзийских" авиалиний MH17 с 298 пассажирами и экипажем на борту.

Киев настаивает, что контроль над границей должен быть возвращен до выборов. Москва до сих пор не сказала, когда именно она готова позволить Киеву контролировать безопасность собственной границы.

"Если мы дойдем до этого пункта, то это будет самый трудный вопрос на переговорах", – заметил Зеленский в интервью западным корреспондентам. Не исключено, что именно из-за сложности вопроса его отложат на более позднее время. А это может быть выгодно Москве. В колонке в издании Republic Владимир Фролов замечает, что "Кремль не любит сюрпризов на переговорах", и Владимир Путин, скорее всего, будет придерживаться именно того списка вопросов, который уже был обговорен и зафиксирован на бумаге. Он не включает в себя вопрос о границе.

Какой бы прогресс ни был достигнут на переговорах в Париже, оппоненты Зеленского в Киеве все равно подвергнут его критике, говорит Владимир Ермоленко, директор аналитического отдела в Internews-Украина и главный редактор сайта UkraineWorld.

"Думаю, что любая уступка России будет встречена в Украине очень плохо", – говорит он.

"Мне кажется, ключевое, чего мы должны достичь, – это остановить стрельбу, обеспечить безопасность, – добавляет Ермоленко. – Если не удается приблизить политическое решение, надо думать о социальных и гуманитарных вопросах: обеспечить доступ к здравоохранению, еде, образованию, развивать контакты между людьми. Гуманитарные и социальные вопросы, к сожалению, остаются в тени политического процесса, который зашел в тупик".

Для Киева и западных правительств ключевым остается вопрос, а хочет ли Путин установления мира на востоке Украины. До сих пор Москва пыталась использовать напряжение как рычаг давления на Украину, совершившую поворот к Западу после Евромайдана 2014 года.

"Зеленский, конечно, готов к компромиссам, – замечает Ермоленко, – но я не уверен, что к ним готов Путин". Однако, как подчеркивает Гетманчук, даже при небольшом прогрессе на саммите Украина в глазах Запада будет выглядеть лучше России: "Стратегия Зеленского на данный момент ясна: показать, что он серьезно относится к разрешению конфликта, что у него есть политическая воля это сделать, что он готов даже к непопулярным у себя дома шагам. А если прекращения конфликта добиться не удастся, то в этом будет виноват только Путин".

Кристофер Миллер, «Радио Свобода»