19 февраля 2019, вторник, 6:51
Призыв Рады БНР
Рубрики

«Товарищи! В наш ЖЭК опять поступил сигнал из милиции»

5
Фото: gaibrest.by

Почему «показательные порки» в Беларуси не дают эффекта.

Профилактика - тема непростая. Старые методы ее спорны, новые - не освоены, а эффект не поддается исчислению. Зато есть обязанности и план. Который, насколько можно судить по новостям, добросовестно выполняется, пишет abw.by.

Один из способов профилактической работы - выездные заседания.

Так, например, 1 февраля представители ОГАИ Пинского РОВД выехали в ОАО "Рыбхоз "Полесье". На заседании в присутствии работников предприятия рассматривалось административное дело в отношении 47-летнего жителя д. Камень, тракториста рыбхоза, который 23 января около 12.20, находясь на работе, в состоянии алкогольного опьянения управлял трактором "Беларус", но был задержан инспектором ОГАИ Пинского РОВД. В ходе медицинского освидетельствования было установлено, что в выдыхаемом трактористом воздухе - 0,7 промилле алкоголя, сообщает ГАИ Брестской области.

Фото: gaibrest.by

По итогам рассмотрения административных материалов тракторист был подвергнут денежному штрафу в размере 50 базовых величин с лишением права управления транспортными средствами на срок три года. Правда, здесь ничего не говорится привлечении к ответственности того, кто тракториста выпустил работать.

А вот несколько месяцев назад в том же Пинском районе за такое же нарушение наказали двоих. В ОАО "Молотковичи" в присутствии руководителей хозяйства и работников АПК снова заседал ОГАИ Пинского РОВД. На этот раз тракторист попался с 3,1 промилле алкоголя ("И это в 09.10 утра!!!" - писали в новостях). Заодно был рассмотрен административный материал в отношении главного агронома данного хозяйства - 35-летнего местного жителя, выпустившего на линию водителя без прохождения медицинского освидетельствования. По итогам рассмотрения административных материалов тракторист подвергнут денежному штрафу в размере 55 б.в. с лишением права управления транспортными средствами сроком на три года. Главный агроном - денежному штрафу в размере 8 б.в.

А инспекторы ОГАИ Шарковщинского РОВД приезжали в ОАО "Буевщина". Там в состоянии алкогольного опьянения трактором управлял механизатор хозяйства. Он получил лишение на три года и штраф 55 б.в. Административные протоколы были составлены и на должностное лицо.

Подобные выездные заседания и в наше время обычное дело. Считается, что публичное рассмотрение дела заставит виновного испытать особо сильное чувство стыда, а всех присутствующих раз и навсегда отвернет от нарушения закона.

Так ли это? Трудно сказать - никто ведь не знает, о чем думает тракторист, способный в рабочее время с 3,1 промилле сесть за руль, и как на произошедшее смотрят его коллеги.

Но чувство, что это не совсем соответствует принципам гуманизма, заложенным в Законе РБ №122-З "Об основах деятельности по профилактике правонарушений", не оставляет. Как и ощущение, что с такими подходами "совок" жив и еще долго будет жить.

Размышляя над этим непростым вопросом, мы решили поинтересоваться мнением и читателей: "Как вы относитесь к показательным рассмотрениям дел нарушителей?"

Больше всего голосов набрали варианты "Никакого толку от этих "порок", просто галочка в отчетах отделов агитации и пропаганды" (58%) и "Жаль "главных героев" - это унижает и травмирует" (17%).

Ответы "Положительно - такие мероприятия наглядно все демонстрируют" и "Мне все равно, но, может, кто-то и задумается" выбрали 14 и 11% респондентов соответственно.

Выходит, 25% участников опроса испытывают к этому явлению положительные либо нейтральные эмоции. Это немало.

Однако у выездного рассмотрения, по мнению Михаила Мацкевича, члена правления Центра правовой трансформации (Lawtrend), есть несколько серьезных отрицательных черт.

Первая - это неподготовленность помещений, где организуются такие собрания. Это могут быть обычные кабинеты с нехваткой мест или шумные залы, где присутствующим трудно уловить устную речь.

"На наш взгляд, есть и другой немаловажный и дискуссионный вопрос, - говорит Михаил Мацкевич. - Профилактика в судебном процессе - это всегда про иллюстрацию того, "что за это будет", иными словами - про практику неотвратимости наказания. И если цель выездного судебного заседания - профилактика, то не формирует ли подобная парадигма установку заранее обвинительного уклона? Да, конечно, дела заранее изучаются. Видимо, для выездного судебного заседания необходимо признание вины на стадии следствия, но жизнь многообразна и не исключено, что человек, оказавшийся на лавке какого-то актового зала, оговорил себя. И не повлияет ли задача профилактики на вынесение справедливого приговора или постановления по делу?"

Наконец, еще один немаловажный момент: по какому принципу отбирают "показательные примеры" и как себя чувствуют люди, чей проступок оказался несоизмеримо меньше, чем внимание к нему? К примеру, те же должностные лица, подвергнутые взысканию, могли разрешить сесть за руль трезвому трактористу, который, свернув за угол, тут же открыл "ссобойку".

И если сознательную публичность привлечения к ответственности тех, кто не желает исправляться, еще можно понять, то изобличение "аморальности" и "неподобающего поведения" в присутствии коллег и иногда подчиненных трудно уложить в рамки человеческого достоинства.

Например, в 2017 году в актовом зале областного управления ГАИ Брестской области судили 33-летнего водителя за повторное в течение года управление ТС в состоянии алкогольного опьянения. Пьяным за рулем он попадался уже не раз. Медицинское освидетельствование подтвердило у него состояние алкогольного опьянения - 1,36 промилле. Примечательным оказался тот факт, что молодой человек никогда не получал водительское удостоверение, а потому с полным осознанием своей правоты решил, что решение суда о лишении его права управления ТС сроком на пять лет (от 19 сентября 2013 года) необоснованно, так как лишать его, по сути, нечего. Решением суда подсудимый был признан виновным в совершении деяний, предусмотренных ч.2 ст.317-1 и ст.417 УК Республики Беларусь. По совокупности ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком 1 год 6 месяцев в ИК строгого режима с лишением права управления транспортными средствами на 5 лет.

Фото: gaibrest.by

Никто не спорит, что вор должен сидеть в тюрьме, что за всякое преступление должно следовать наказание и так далее. Но всякий раз, переходя на новый этап своего развития, человечество пересматривает отношение к провинившимся. Подчеркну: не к их проступкам, а к их достоинству. Оказывается, исправлять можно в чистых тюрьмах, без пыток и без публичного бичевания.