23 апреля 2019, вторник, 23:54
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

Минск не резиновый?

12
Фото: 3df.by

Власти пытаются решить проблему белорусских регионов советским способом.

Чтобы выровнять экономическое положение регионов Беларуси, нужно не равномерно повышать уровень жизни во всех регионах, а создать несколько центров притяжения, которые смогут конкурировать с Минском, пишет для сайта «Белорусы и рынок» эксперт Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

В то время как численность населения Беларуси уменьшается, количество жителей столицы скоро превысит отметку в 2 млн человек. Аналогичную тенденцию можно проследить и в отношении ВРП: разрыв между бедными и богатыми регионами, в первую очередь Минском, увеличивается.

Перераспределение человеческих и производственных ресурсов в пользу более успешных городов и регионов — вполне естественный и закономерный процесс. Как и у всего в нашей жизни, у этого процесса есть и позитивные, и негативные последствия.

Правительство Беларуси предприняло несколько попыток снизить региональную дифференциацию. Сначала ставка делалась на финансирование перспективных точек роста, затем было принято решение помогать отстающим регионам. Однако достичь сколь-нибудь значимых успехов не удалось в обоих случаях. Все дело в том, что добиться экономической децентрализации в стране со столь централизованными мышлением и властью практически невозможно.

Централизация — это нормальный исторический и экономический процесс, ведь, как говорится, рыба ищет где глубже, а человек — где лучше. Поэтому практически всю историю человечества можно рассматривать через призму ускорения темпов урбанизации и централизации в ее различных проявлениях. Например, несмотря на то что аренда производственных помещений в депрессивных регионах гораздо дешевле, предприятия чаще всего выбирают крупные города, ведь там не только лучше инфраструктура и проще логистика, но и намного легче найти квалифицированных специалистов.

Работник тоже понимает, что жизнь в крупном городе дороже, а конкуренция за рабочие места острее, однако найти хорошую должность там все-таки легче, не говоря уже о масштабах и разнообразии мероприятий и развлечений. Таким образом, усиление централизации повышает эффективность и производительность экономики в целом.

Впрочем, то, что большая часть человеческих и производственных ресурсов стекается в одни и те же центры концентрации, имеет и негативные последствия. Именно поэтому правительство Беларуси, как и правительства других стран, принимает меры для хотя бы относительного выравнивания регионов.

На данном пути то и дело возникает несколько преград. Во-первых, далеко не все граждане хотят или могут быть экономически мобильными, Многие предпочитают оставаться пусть и в депрессивных, но родных местах. что означает усиление экономического расслоения общества. Во-вторых, некоторые виды производств крепко привязаны к своему местоположению. и общее обеднение региона негативно сказывается на производительности в целом здоровых и перспективных предприятий. В-третьих, слишком резкое расхождение в скорости развития регионов может приводить к разбалансировке их последующего развития: отток капитала и людей может вызвать цепную реакцию и общий экономический пессимизм в депрессивных районах, тогда как регионы - реципиенты ресурсов могут быть попросту не готовы их принять.

С подобной проблемой сталкивались многие государства. Например, в США долгое время действовали законы о децентрализации, которые не позволяли создавать крупные государственные предприятия и организации в одних и тех же городах. Именно из-за этих законов столицы большинства штатов и многие университеты находятся отнюдь не в самых крупных городах США. Подобные правила, пусть и в гораздо меньшем масштабе, действовали и в СССР. Они предполагали создание региональных центров и моногородов.

Власти Беларуси пытались решить проблему централизации и упадка регионов сначала по-западному — путем создания экономических центров силы в отдельных регионах. Теперь правительство вернулось к решению проблемы советским способом - посредством раздачи дотаций всем регионам и пристального внимания к наиболее депрессивным из них.

Позволю себе предположить, что оба способа не принесли реальных дивидендов потому, что централизация укоренилась в первую очередь в головах белорусов. Все правительственные институты находятся в региональных столицах, а главные центры власти — только в Минске. Лучшие театры, школы, парки и больницы размещены по той же логике. В связи с этим простое финансирование и поддержка на плаву отстающих региональных экономик могут лишь незначительно замедлить централизационные процессы и ослабить центростремительную силу Минска.