23 марта 2019, суббота, 14:38
Вызов для каждого
Рубрики

«Берите президента за грудки»: бунт в Архангельской области РФ

11
Фото: svaboda.org

Ситуация на севере России зашла в тупик.

Комиссия по экологическим правам Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России побывала на станции Шиес Ленского района Архангельской области. Там с лета 2018 года идет строительство мусорного полигона: на станции планируют вырубить около 300 гектаров леса и по железной дороге в течение 20 лет возить из Москвы мусор, сообщает Радио Свобода.

Местные жители говорят, что реализация этих планов станет экологической катастрофой для Русского Севера, и выступают против появления полигона: протестное движение охватило многие регионы России, куда, по планам федеральных властей, будут свозить мусор из Москвы, свалки которой переполнены.

По итогам поездки члены СПЧ признали, что на станции Шиес без необходимых документов, разрешений и согласований идет незаконное строительство капитального объекта, которое нужно остановить. О том, как прошли встречи делегации с местными жителями, – репортаж корреспондента Радио Свобода.

Во время визита комиссии Шиес накрыло пургой: сильный ветер, снег летит горизонтально, в просветах виднеется небо. От трассы, принадлежащей "Газпрому", к Шиесу ведет километр заброшенной дороги. На ней стоял застрявший автомобиль, и делегации пришлось идти к месту строительства пешком, увязая в сугробах. Дорога выводит к памятному кресту – такие, по старинной поморской традиции, часто устанавливались, например, в местах, где жили люди, но не было кладбища.

За пару дней до приезда комиссии вокруг стройки начали возводить шестиметровый железный забор. На нем тут же появилась надпись "Путин, останови стройку!". Жители соседней Урдомы и волонтеры, которые поселились в фургоне рядом со стройкой и круглосуточно фиксируют нарушения, говорят, что не знают, кто написал воззвание. Забор отделяет фургон волонтеров от дороги, ведущей к стройке мусорного полигона. Для членов комиссии и журналистов ворота открывают, и в этот момент из-за облаков выходит солнце и заливает все светом. Веселые оранжевые экскаваторы выгружают песок из вагонов, снег искрится. Но активисты знают: двумя днями ранее один из экскаваторов провалился в грунт.

– Представляете, что здесь будет по весне, когда все начнет таять? –спрашивает один из них. – Здесь плавать будет все.

Станция Шиес находится на заболоченной возвышенности. Почва здесь, как губка, впитывает влагу от осадков, которые постепенно собираются в ручьи, питающие речки Вожер и Камашор, а те впадают в Вычегду. Хлипкими местные почвы делают и грунтовые воды, залегающие близко у поверхности. Но зимой на еще ровной замерзшей земле продолжают делать отсыпку песком и гравием и укладывать плиты. На полигоне работает техника из Республики Коми, Архангельской области и Москвы, а также порядка 200 рабочих. Они стараются не показываться на глаза приезжим наблюдателям, которых сопровождает около 20 полицейских.

Представители ООО "Технопарк", которое ведет строительство, тоже не появляются на встрече, хотя их заранее предупреждали о приезде делегации.

Разговор начинается у подножия засыпанной снегом горы смерзшегося песка и гравия. На вопросы экспертов, активистов, а также депутатов из Коми отвечает министр природных ресурсов Архангельской области Александр Ерулик. Он рассказывает, что изыскания проходили только на участке в 15 гектаров – это земли лесного фонда, безвозмездно переданные инвестору. К участку прилегает 47 гектаров, которые находятся в долгосрочной аренде у РЖД. По закону эти гектары необходимо поставить на кадастровый учет, но это произойдет только в том случае, если они будут переведены в земли промышленности. Это должно произойти до 10 сентября 2019 года, то есть до окончания срока договора аренды участка.

Техника на полигоне "Шиес"

– Если земли не переведут, мы выставим требования по рекультивации почв, – обещает чиновник.

В разговоре Ерулик не упоминает названия компании-застройщика, а про полигон говорит, что это "линейный объект". На просьбу пояснить термин отвечает:

– Это линейный объект, там более 28 позиций, даже просто площадка относится к линейным объектам.

– Погодите, мы же прекрасно понимаем, что именно здесь строится, здесь хотят сделать полигон для московского мусора, что работы ведет компания "Технопарк", – обращается к министру Ерулику депутат госсовета Республики Коми Екатерина Руденко. Но чиновник быстро поворачивается к ней спиной и начинает сосредоточенно говорить с активистом из Комитета спасения Печоры Александром Сладкоштиевым об устойчивости местных почв. На встречу с жителями Урдомы министр ехать отказывается, ссылаясь на рабочее совещание в Коряжме.

Вагоны поезда на Шиесе

Не проведя на площадке и получаса, группа наблюдателей направляется к выходу. Некоторые активисты хотят побеседовать с рабочими, но выясняется, что им не велено появляться рядом с делегацией.

– Это чтобы они не могли с нами поговорить, – предполагает депутат Екатерина Руденко.

И замечает нескольких человек в желтых жилетах и оранжевых касках, которые вышли на перекур. Они не отвечают на вопросы и стараются даже не пересекаться взглядами с посторонними людьми. Но один из рабочих все-таки говорит, что приехал на стройку из Ухты – города в Коми. Он держится увереннее остальных и похож на мастера бригады.

Cтроители полигона "Шиес"

– Что вы здесь строите? – спрашивают журналисты.

– Дорогу строим.

– Откуда и куда, какого назначения?

– Без разницы. Нам платят, мы строим дорогу. Мы любые дороги можем построить, хоть для самолетов, да хоть и космодром.

– Сами не хотите узнать, что здесь строится?

– Нам фиолетово.

– А что за забор у вас тут начали строить?

– Это от волков, – подключается другой рабочий, – мы и следы их видели, и сами они заходили, прямо на площадку.

– А может, это не волки, может, это местные шкуры нацепили?

– Вот от них и забор, – смеются рабочие.

– Вы же понимаете, что здесь будет полигон для московского мусора?

– Ничего мы не знаем. Читали Генри Форда? Он правильно говорил, что любая работа – это работа, это нормально. Просто некоторые завидуют, что у кого-то котлета толще.

– А ты за свою котлету не боишься пулю поймать? – вдруг вклинивается в разговор один из активистов.

– Ты кто такой, щенок? Ты мне в сыновья годишься! – кричит на него мастер.

– Да я таких, как ты, на хлеб намазывал!

– А я ветеран двух войн, а ну иди сюда! – собеседников с трудом успокаивают.

Ознакомительная экскурсия по Шиесу заканчивается. Когда почти все приехавшие покидают стройку, на ней появляются одетые в черное охранники в черных же балаклавах, закрывающих лица.

Полигон "Шиес"

Вахта

После прогулки по полигону некоторые из приезжих членов комиссии заходят в фургон волонтеров рядом со стройкой. Сейчас там живет Виктор из Котласа, заехавший на эковахту четыре дня назад. На рассказ о том, что забор должен защитить рабочих от волков, волонтер только смеется:

– Если волку вздумается сюда проникнуть, он просто под забором подползет.

Вагончик активистов

Вахты в Шиесе длятся неделю, и обычно волонтеры живут по двое, но Виктор пока один. К вагончику снаружи приделана спутниковая антенна, которая обеспечивает интернет, внутри – небольшая печка, стол, кровать, на которой лежит ноутбук. На фильмы и прочие развлечения, по словам Виктора, времени нет – постоянно нужно следить за стройкой и вызывать полицию, если обнаружатся какие-то нарушения.

– Земля все-таки наша. Стройка ведется без документов. Почему мы должны беззаконие это терпеть? А рабочие ко мне нормально, и я к ним нормально, зачем конфликтовать? Они просят убрать вагончик, а я отвечаю, что ничего убирать не буду.

– Мы тут по пять заявлений в день писали, – присоединяется к разговору заместитель председателя Комитета спасения Печоры Иван Иванов из Коми, он тоже несколько недель назад жил на вахте. – Техника ходила без номеров, через железнодорожный переезд тяжелую технику перегоняли, а это незаконно. Линию электропередачи от Урдомы сюда тоже тянут незаконно. Когда возбудили дело, было полтора миллиона рублей ущерба от незаконных работ. Но полицейские так дело ведут, что у них работы продолжаются и ущерб уже в пять миллионов оценивается. Я это предъявлял полиции сегодня, сказал: "Это все равно если бы человек убил кого-то, но его не задерживают, поэтому он идет и еще троих убивает". Полиция говорит, что старается, но на вызовы активистов едет по 12 часов, а по вызовам охраны "Технопарка" мгновенно появляются.

Волонтеры говорят, что несколько раз находили в лесу петли на зайцев и ловушки для другой живности. В браконьерстве они подозревают рабочих.

Урдома. "Мы поставили поклонные кресты"

В доме культуры Урдомы, которая находится в 30 км от Шиеса, зал более чем на 220 мест не вмещает всех желающих поговорить с московскими экспертами. Люди стоят вдоль рядов и толпятся в коридорах. Именно в этом здании в конце января происходила инсценировка встречи представителей "Технопарка", инвестора ГБУ Москвы "Автомобильные дороги" и министра природных ресурсов Архангельской области Александра Ерулика с подставными "урдомчанами", привезенными из Коми и соседних районов Архангельской области. Настоящих урдомчан в дом культуры тогда не пустили.

Собрание открывает заместитель председателя Совета по правам человека при президенте Российской Федерации Евгений Бобров. Он сразу предупреждает, что полномочий у СПЧ почти нет – комиссия может только информировать и инструктировать руководство страны по разным вопросам.

Евгений Бобров

– Иногда к нашим советам прислушиваются, иногда не с первого раза, но мы добиваемся своего, – обнадеживает он. – У вас решили строить полигон, не уведомив вас, только сейчас проводится экспертная оценка, и вообще непонятно, зачем везти мусор за много километров.

На сцену поднимается председатель инициативной группы "Чистая Урдома" Светлана Бабенко и сразу заявляет, что темпы строительства на полигоне выросли, а территория работ расширилась на 15 гектаров. Протест становится неконтролируемым, ситуация накаляется, надежды на диалог и компромиссные решения больше нет, и протестующих удовлетворит только прекращение работ на станции Шиес.

– Перед самым Новым годом детям жителей Ленского района прямо в школах раздали подарки от имени партии "Единая Россия". А после того, как дети их съели, нам всем сообщили в районной газете "Маяк", что это подарки от правительства Москвы и компании "Технопарк", то есть от тех, против которого восстало почти все население Ленского района. Младшие дети не поняли, что произошло, а старшеклассникам и родителям учащихся было обидно и стыдно, – говорит она.

Жители Урдомы

Бабенко возмущается тем, что об активистах в интернете распространяют клевету, а о протесте пишут, что он якобы организован литовским и украинским олигархами, которые имеют бизнес-интересы в Архангельской области. Ей периодически аплодируют собравшиеся в зале.

Члены СПЧ просят собравшихся в зале не политизировать протест, но без этого, по всей видимости, обойтись сложно.

– Сначала нам рассказывали о том, что на Шиесе будет деревоперерабатывающее производство, потом стали говорить о хранении брикетов, сейчас уже ходят слухи о мусоросжигательном заводе. Чиновники говорят, что в поселках и деревнях остаются алкоголики и маргиналы. Это ведет к неприятию всей вертикали власти и падению ее авторитета в глазах народа. Герои от мусора продвигают свой бизнес. Доколе? Когда же вы, чиновники, нажретесь? – выкрикивает Николай Полутов из Котласа.

– Дайте не путать форматы, здесь не митинг, – обращается к нему член СПЧ Сергей Цыпленков.

– Вы сами просили рассказать про уровень протеста, вот вам уровень, – отвечает Полутов. Депутат госсовета Республики Коми от КПРФ Олег Михайлов обвиняет в обострении ситуации правительства двух соседних регионов:

– Сыктывкар – крупнейший город, который попадает в зону полигона, всего 90 км от Шиеса. Там берут начало реки, которые текут и в Коми. Руководство республики не реагирует на эту проблему, ситуация обостряется. Глава Коми Сергей Гапликов никакого отношения к региону не имеет, он потом уедет в свою любимую Москву. Отписки ведомств, в которые обращаются люди, это плевок им в лицо. Кто-то спилил столбы на ЛЭП, которую строят до Шиеса, кто-то уже обстреливал грузовики. Если мы не хотим начала маленькой гражданской войны, этот вопрос должен найти отклик в высоких московских кабинетах. Естественное решение, которое устроит всех, – запрет строительства и рекультивация территории, – говорит депутат.

Депутат областного собрания Архангельской области Алексей Кувакин считает, что вся проблема в деньгах:

– Есть люди в Москве, которые готовы перерабатывать мусор в Москве, но на это нужно 600 млрд, а Шиес эту проблему решает за 10,5 млрд.

Член СПЧ Евгений Бобров в ответ на это вспоминает, как обращался к президенту Путину с рекомендацией не строить мусоросжигательные заводы, ориентируясь на западный опыт, потому что в Европе сжигают рассортированный мусор, а у нас в печь могут отправить все подряд, включая лакокрасочные материалы, батарейки, лампочки и ртутные градусники.

Жители Урдомы

– О нас, мягко говоря, вытерли ноги, – сетует зампредседателя СПЧ и тут же приободряет: – Но мы без дела не сидим!

– 29 января нам удалось пробиться в коридор рядом с залом, где проходила встреча с якобы урдомчанами, там нас толкали какие-то молодчики. Ерулик мне сказал, что нам привезут не мусор, а имущество Москвы. После этой встречи началась травля активистов, – рассказывает депутат районного собрания Людмила Марьина, и в ее голосе начинают звучать слезы. – Мы пока идем только в законодательном русле. Мы говорим: ради бога, спасите, – но нас никто не слышит. Мы поставили в Шиесе поклонные кресты, ходим и молимся за нашу землю, помогите!

– Директор экотехнопарка "Шиес" Олег Панкратов рассказал, что перед отправкой и упаковкой в пластиковые брикеты мусор будут измельчать, а потом, уже в Шиесе, сортировать. Как это возможно? Кроме того, они дают гарантию 30 лет на пленку, а что будет дальше? Или они предполагают, что через 30 лет здесь все вымрут? – интересуется Светлана Шёнберг из Коряжмы.

Мы говорим: ради бога, спасите, – но нас никто не слышит

Выступить перед комиссией и земляками хочет чуть ли не половина зала, у микрофонов то и дело сменяются люди, они перечисляют проблемы, связанные со строительством полигона, и свои претензии к власти: "осушение почв в Шиесе может привести к пожару на торфяниках и взрыву газопровода в 800 метрах от полигона"; "власть постоянно что-то нарушает, как будто провоцирует людей, чтобы потом была возможность применить к ним самые жесткие методы воздействия"; "губернатор Игорь Орлов ведет войну против народа Архангельской области"; "прогнозируется значительный отток населения с Севера"; "мы живем в состоянии постоянного стресса"; "люди настроили домов и набрали ипотек, им некуда деваться"; "дети уедут и не захотят вернуться на "полигон смерти".

Сергей Цыпленков

– Вы отметили очень важные моменты, пожалуйста, оставайтесь в рамках, – обращается к очередному выступающему Сергей Цыпленков.

– Пока терпение у людей-то есть, а если не станет? – кричат в ответ.

– Боюсь, пока мы боремся законными методами, в Шиесе будет пройдена точка невозврата, – высказывает опасения член Комитета спасения Печоры из Коми Николай Братенков.

Вместо диалога с вами власти используют некролог, что очень печально

В конце почти трехчасовой встречи жители Ленского района Архангельской области передают на сцену записанное ими обращение в Совет по правам человека. Члены СПЧ утверждают, что записали все замечания и постараются донести их до верховной власти.

– Вместо диалога с вами власти используют некролог, что очень печально. Мы будем требовать привлечь к ответственности всех должностных лиц за сокрытие правонарушений, у нас достаточно информации. Мы вас в обиду не дадим, – обещает Евгений Бобров.

Мадмас. "Ситуация зашла в тупик"

Поселок Мадмас Усть-Вымского района Республики Коми ближе всего к архангельскому Шиесу – всего 19 километров. Сюда комиссия добирается после девяти часов вечера. В местном клубе почти полный зал, люди ждут. Они говорят, что уже посмотрели онлайн-трансляцию встречи в Урдоме, а потому будут задавать другие вопросы, чтобы не терять времени. Одна из женщин в зале сразу обозначает общую позицию:

– Мы все поднимемся, мы не будем сидеть и терпеть этот беспредел.

Сергей Цыпленков настаивает на том, что активистам важно не нарушать закон.

– Как же так? Они делают все незаконно, а мы должны делать все по закону? – удивляется Николай Братенков.

– Наши чиновники не понимают, как глубоко ситуация зашла в тупик, – говорит эксперт, руководитель лесного отдела "Гринпис России" Алексей Ярошенко.

Встреча с членами СПЧ

Второй эксперт, руководитель токсической программы "Гринпис России" Алексей Киселёв, советует перенять опыт активистов из Казани, столкнувшихся со схожими проблемами перед чемпионатом мира по футболу. Там рядом с новым микрорайоном, где жилье было преимущественно социальным, собирались строить мусоросжигательный завод. Однако после выступлений активистов проект "завернули".

– Есть метод капания чиновникам на мозги каждый день, – поясняет эксперт.

– В Казани закон пока не нарушен, а в Шиесе строительство идет полным ходом, – возражает ему из зала активист Александр Сладкоштиев.

Евгений Бобров, отвечая на вопрос из зала, говорит, что донести информацию от жителей Мадмаса и Урдомы и получить реакцию на нее члены комиссии смогут в первые десять дней марта.

Ведь если Путин не прислушается к просьбам людей, то он будет в ответе за решение о строительстве полигона

– Послушайте, – вдруг поднимается депутат Олег Михайлов из Коми. – Ведь если Путин не прислушается к просьбам людей, то он будет в ответе за решение о строительстве полигона.

– С этим я согласен, – говорит Бобров, – в этом случае моральная ответственность будет на нем.

– Тогда будет война, – спокойно констатирует женщина в зале.

– В рамках закона люди ведут борьбу с августа, но результатов не видят. Люди думают, что власть их просто бросила, что власть начинает эскалацию конфликта. Федеральные СМИ не пишут об этой проблеме, зато в Шиес приезжают журналисты из Германии, Америки, Франции… – говорит активист Комитета защиты Вычегды Виктор Вишневецкий.

– Что нам, родину менять теперь? – раздается отчаянный выкрик из зала.

– Ну а нам, что, за грудки президента брать? – устало спрашивает Бобров.

– Да! Да! Конечно! Берите его за грудки! Так и нужно! – отвечают ему несколько голосов с разных концов.

Получив народные напутствия, члены комиссии наконец выходят из клуба в морозную звездную ночь, рассаживаются по машинам и отправляются в Сыктывкар. Через несколько часов они улетают в Москву, откуда жители севера ждут разрешения ситуации со строительством полигона.