23 апреля 2019, вторник, 23:57
За нашу и вашу свободу!
Рубрики

В Лоеве 35-летний россиянин покончил с собой из-за угрозы депортации

23

Сергей Борисов жил в Беларуси 17 последних лет.

Стало известно еще об одном покончившем с собой из-за перспективы высылки из Беларуси мигранте: в декабре прошлого года в Лоеве 35-летний Сергей Борисов совершил суицид после того, как получил постановление о высылке на 4 года. Об этом tut.by рассказали родственники мужчины.

Сергей был гражданином России, но 17 последних лет он жил в Беларуси, да и родился тоже здесь. В Гомеле у него есть квартира, но в последние годы мужчина перебрался в Лоев — поближе к маме-пенсионерке и брату-инвалиду.

14 декабря 2018 года отдел по гражданству и миграции Лоевского РОВД «в интересах общественного порядка» принял решение выслать мужчину из Беларуси. В постановлении старший инспектор группы по гражданству и миграции Лоевского РОВД отметила, что за год у Сергея зафиксировано два административных правонарушения: появление в общественном месте в пьяном виде и мелкое хищение. Посчитала и другие «административки» мужчины за все время его проживания в Беларуси — всего за 10 лет таких набралось восемь (в основном — появление в нетрезвом виде в общественном месте).

В итоге разрешение на постоянное проживание было аннулировано — и до 28 декабря Сергей должен был добровольно, за свой счет покинуть Беларусь.

Подруга семьи Светлана, по образованию юрист, помогла мужчине составить жалобу на постановление о высылке на имя начальника УВД Гомельского облисполкома. Но отправить ее так и не успели.

— 19 декабря мы должны были в 10 часов идти к нотариусу, — вспоминает мама Сергея Людмила Васильевна. — Около девяти созвонились, договорились. В 9.50 звоню, чтобы выходил — не берет трубку. Подошла к его дому — снова звоню, не берет. К квартире — звоню, слышу, что телефон его внутри звонит, но Сережа не поднимает. Соседка еще успокаивала: говорит, мол, не волнуйся, Люда, может, вышел куда, а телефон забыл. Но на него это было не похоже, — женщина, вспоминая тот день, плачет.

Через два часа ожиданий решили взломать дверь. Сергей лежал возле ванной. Как выяснится позже — трезвый. Рядом — записка. Потом родные отыскали еще несколько записок схожего содержания: одна адресована маме, другая — крестной, еще одна — крик души, четвертая — милиции (ее мы не публикуем по этическим соображениям).

— Мы молча переносили горе. А тут на глаза попалась статья в СМИ про этих двух мужчин. И мы поняли, что, оказывается, не одни такие. Получается, это уже тенденция. У наших правоохранительных органов пунктик есть по депортации? Не знаю, что ими движет, когда они принимают эти решения, — говорит Светлана.

— Мне наша инспектор, еще когда это постановление готовила, сказала, что из-за моего сына ее лишили премии, что вовремя не выслала его. Ну вот — выслала. Получила она теперь премию? Я не понимаю, кому он мешал, — снова плачет мама погибшего.

Решение о высылке Сергея женщины считают незаконным — каждая по-своему: мама — потому что мама, Светлана — потому что юрист.

— Высылка применяется к иностранцу в исключительных случаях, когда с учетом личности иностранца можно сделать однозначный вывод, что применение иных видов ограничений не обеспечит безопасность государственным интересам или интересам населения. Аннулирование разрешения на постоянное проживание является правом, а не обязанностью государственного органа, принимающего решение. Это означает, что даже в случае привлечения иностранца в течение одного календарного года к административной ответственности пять и более раз при принятии решения об аннулировании вида на жительство учитываются и оцениваются все обстоятельства связи гражданина с Республикой Беларусь. При рассмотрении вопроса о высылке Сергея не были учтены такие важные моменты, что он, к примеру, имеет в собственности квартиру в Гомеле, в которой он проживал еще недавно, исправно оплачивая коммунальные платежи, не имеет за пределами Беларуси жилья и работы, а его мать и брат по состоянию возраста и здоровья требуют внимания и ухода, — перечисляет аргументы Светлана.

Сергей (справа) с мамой и братом

…На днях Людмиле Васильевне по почте из Следственного комитета пришло письмо. В нем сообщается, что 30 января по факту смерти ее сына возобновлена доследственная проверка.

Напомним, 15 января этого года в деревне Неговка Буда-Кошелевского района ушел из жизни Виталий Кузьменков. Уроженец России 14 последних лет проживал в Беларуси. Здесь у него был дом, жена Ольга и шесть дочек. Незадолго до новогодних праздников мужчина попался выпившим прямо на работе. Его уволили, и после этого Буда-Кошелевский РОВД аннулировал разрешение на постоянное проживание в Беларуси. Мужчину хотели выслать. Но не успели.

В ближайшие дни решится судьба и еще одного мигранта — украинца Сергея Проценко. Отдел по гражданству и миграции Буда-Кошелевского РОВД, а затем и районный суд приняли решение выслать его из Беларуси за то, что тот как-то появлялся выпившим на улице. Но ехать мужчине некуда, а оставить здесь жену в декрете и без дохода с тремя маленькими детьми не на кого. За свою семью Сергей решил бороться — подал жалобу в суд высшей инстанции. 7 февраля судебная коллегия областного суда вынесет решение по этому делу.